Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (530) 20 марта 2006 г. Тема недели

Наталья Дмитрук: «После каждого эфира хотелось помыть руки»

20.03.2006
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

В Киеве эта история давно уже превратилась в легенду. Во время объявления итогов второго тура президентских выборов на Украине в 2005г., когда победа «оранжевых» еще не была очевидной, а настроения в обществе и госструктурах были примерно такими же, как сейчас в Беларуси, диктор-сурдопереводчик Первого национального телеканала Наталья Дмитрук в прямом эфире призвала граждан не верить подсчетам ЦИКа. Заявив языком глухих о победе Виктора Ющенко, Наталья самовольно перестала переводить текст, переданный ей редактором канала.

Это теперь Наталья - «герой Европы», лауреат премии Джона Обюшона, кавалер ордена «За мужество» 3-й степени - «за верность идеалам демократии, гражданское мужество и профессиональную самоотверженность в отстаивании свободы слова, проявленную во время «оранжевой революции». Тогда она просто не смогла больше терпеть лжи, которую ей приходилось передавать в эфир на всю страну. А сразу после своего поступка очень боялась, просыпалась в холодном поту и даже не посмела рассказать о содеянном своей семье.

О том, что подвигло Наталью ДМИТРУК на этот поступок, об атмосфере, царившей на Украине во время майдана, сурдопереводчика расспрашивал обозреватель «БелГазеты».

- Какие настроения царили в коридорах Первого национального канала накануне майдана?

- Ту атмосферу очень приятно вспоминать. Подавляющее большинство сотрудников телекомпании ходили с оранжевыми ленточками, надевали оранжевую одежду, старались улучить момент и сбежать на майдан. Открыто о своих настроениях никто, конечно, не говорил, все боялись остаться безработными, но в кулуарах на перекурах все мы были на стороне революции. Чем ближе был третий тур, тем больше оранжевого цвета появлялось на Первом национальном, тем революционней становилась атмосфера вокруг.

Все были возмущены спущенными сверху новостями, которые нам приходилось читать. У меня лично отвращение проявлялось буквально на физическом уровне. После каждого эфира хотелось пойти и помыть руки. Мы передавали то, что нормальный человек просто не мог слушать. Я себе представляла, какой эффект производит наше вещание, моя лично работа, и содрогалась. Я ведь знала, что мы являлись единственным каналом, который передавал новости с сурдопереводом. Я задумывалась: ну ладно, Киев - здесь все глухие прекрасно понимают происходящее, но что думают инвалиды по слуху в провинции, в маленьких городах и селах? Для них мой сурдоперевод был единственным окном в мир новостей. Меня охватывал ужас от того, что мы передаем. С каждым днем ситуация становилась все более невыносимой для меня.

А еще больше меня возмущало то, что никто из журналистов, из телеведущих не задумывался о том, что мы делаем. На перекурах они могли говорить все, что хотели. Но не нашлось ни одного человека, который возмутился бы, публично выразил зреющий протест, задался вопросом: «Что мы передаем? И зачем?!» Главные редакторы, журналисты продолжали делать свою работу, несмотря на то, о чем говорилось в курилках. Наша жизнь была лживой, двойственной. В курилках мы были одни, на работе, при исполнении - совсем другими.

«СТРАХА В БЕЛАРУСИ БОЛЬШЕ»

- В Беларуси этой двойственности нет. Сотрудники госСМИ единого кандидата не хвалят даже в курилках, а уж о том, чтобы прийти на работу с джинсовой ленточкой, и вовсе речь не идет… У вас с самого начала была такая вольница или только после второго тура?

- Нет, в курилках страха не было изначально. В кулуарах мы обо всем довольно свободно говорили. Возмущались, осуждали. Уже после первого тура все поняли, что нас обманывают. Это так возмущало! Мы не могли понять, зачем они это делают, как набрались наглости так безоглядно врать.

Во мне какой-то перелом случился, когда я увидела нашего президента сразу после отравления - на митинге на Европейской площади. Когда я увидела, с каким трудом он говорил, я глазам своим не поверила. Боже, это так было страшно! Моему возмущению не было предела: как же так, что же это происходит? Получается, сейчас среди бела дня могут запросто убить, отравить? Очень много было таких людей, подстегнутых к протесту наглым поведением власти.

Мне кажется, страха в Беларуси больше. У нас все-таки были встречи с кандидатами, политики могли собирать народ на площадях, свободно говорить с избирателями. Хотя и у нас случались всякие подставы и провокации. Например, на «оранжевые» митинги «донецкие» привозили водку и раздавали ее бесплатно. Но это погоды не делало. Народу на улицах как-то было больше. Наверное, по сравнению с Беларусью у нас были более благоприятные условия для протеста. Или, может, нам так надоело все происходившее, что мы уже не обращали внимания ни на какие условия. Белорусы же из-за своего страха могут потерять все.

«НЕ ВЕРЬТЕ ПОДСЧЕТАМ ЦЕНТРИЗБИРКОМА: ОНИ ВРУТ»

- Какая аудитория была у телеканала УТ-1 во время «оранжевой революции»?

- К сожалению, на Украине рейтинг популярности телеканалов не ведется. К тому же, мое обращение могли услышать не все зрители, а лишь глухие, понимавшие язык немых. Думаю, речь могла идти о десятках тысяч человек.

- Какой именно текст вы сообщили зрителям?

- Я передала следующее: «Я обращаюсь ко всем глухим Украины. Наш президент - Виктор Ющенко. Не верьте подсчетам Центризбиркома: они врут. До сих пор мне было очень стыдно переводить для вас эту ложь. Больше я этого делать не буду». В самом конце передачи я сообщила: «Может быть, увидимся …»

- Вы были первым представителем официального СМИ, решившимся сказать людям правду, или до вас были подобные случаи?

- Нет, до своего поступка я не слышала о подобных «саботажах». Я, конечно, не хочу сказать, что я вся такая из себя смелая. Просто так сложились обстоятельства, я не могла не сделать этого. А страх пришел потом.

- Вы задумывались в тот момент о своем будущем, о последствиях вашего поступка?

- С моей стороны это было порывом. Я не стремилась подать пример всем журналистам, мной двигали совершенно другие мотивы. Вот взять моих родителей. Они не слышат. Я с ними общаюсь с помощью факса. В те дни я исписывала целые простыни бумаги - сообщала о новостях, которые слышала в эфирах 5-го канала. Газеты за ТВ не всегда поспевали, а 5-й вещал круглосуточно. Они только успевали читать о том, что происходит. Я понимала, что помимо моих родителей есть тысячи других глухих, которые никогда не узнают о творящемся беззаконии, если я и дальше буду читать по тексту. Мне хотелось своим маленьким протестом заявить: в стране происходит что-то не то. Меня толкала обида за людей, которые обмануты, обделены правдивой информацией из-за того, что лишены слуха.

«ВСЕ ДЕЛАЛИ ВИД, ЧТО НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ»

- Эфир закончился. Что было дальше?

- Происходило что-то потрясающее. Первое, что меня поразило, - полное отсутствие реакции моего начальства. Я сделала свое заявление в 11 утра. После этого у нас были дополнительные эфиры, и я на них работала. На следующее утро пошла к главному редактору. Спрашиваю: «Я работаю?» Он отвечает:«Да». И вот я иду по коридору, встречаю свое руководство - вице-президента канала, директора службы новостей - здороваюсь с ними, и все они делают вид, что ничего не случилось. Меня это, конечно, убило. Я ожидала разговора. Хотя бы вопроса, о чем думаю, что вообще со мной происходит. Но с их стороны было молчание. Для себя я это объяснила тем, что, наверное, они уже сидели на чемоданах. Они были сторонниками «бело-голубых», а побеждали-то «оранжевые»…

«УТРОМ Я ПРОСНУЛАСЬ ИЗВЕСТНОЙ»

- Но они ведь могли просто не знать о том, что было сказано накануне в сурдопереводе. Они ведь языком глухих не владели…

- Все они прекрасно знали! Сразу после эфира я сама обо всем рассказала в студии - операторам, гримерам, всем, кто был там. Обманывать их я не могла. Да и потом, понятно ведь было, что я что-то не то сделала, когда перестала переводить. В тот же день я дала интервью о произошедшем знакомой журналистке, которая написала об этом статью для одного из веб-ресурсов. Тогда-то я и поняла, что Интернет - страшная сила. За ночь о моем поступке узнали все. Утром я проснулась известной.

На какое-то время жизнь моя превратилась в ад. Разрывался телефон, приезжали домой, снимали сюжеты, фильмы. Каждый день я давала по несколько интервью. Честно говоря, ничего подобного я не ожидала.

- Вы упомянули, что позже пришел страх. Вам угрожали?

- Нет, никто мне не угрожал. Я понимала, что своим поступком нарушила профессиональную этику переводчика. Я долго мучилась. Страх был даже не за себя - за детей и семью. Кроме того, я боялась, что своим поступком поставлю вне закона вообще весь сурдоперевод на телевидении. Ведь они могли подумать, что любой сурдопереводчик может воротить в эфире что хочет, и запретить эту деятельность. Не поверите, я так переживала, что просыпалась в холодном поту. Дома о своем поступке в тот день ничего не сказала.

- Что бы вы пожелали людям, которые работают в госСМИ Беларуси?

- Дорогие мои! Мы очень внимательно следим за событиями в Беларуси и очень переживаем за вас. Я лично жалею, что не могу действенно помочь. Я думаю, меня к вам просто не пустят, как не пустили наших журналистов с 5-го канала. Но поймите: историю страны творят люди. И только вы, своими руками, своими голосами, своими умами, можете что-то изменить в Беларуси. Это очень трудно, это очень опасно. Но не бойтесь! Вы живете в своей родной стране, в своем доме. И вам, вашим детям в ней дальше жить.

СПРАВКА «БелГазеты». Наталья Дмитрук родилась в Киеве в семье глухих. По образованию - технолог швейного производства. С 1974г. профессионально занимается сурдопереводом. Работала переводчиком в техникуме легкой промышленности - единственном на Украине учебном заведении, где могли получить образование глухие. Являлась переводчиком в Театре для глухих. Во время «оранжевой революции» осуществляла сурдоперевод новостей для Первого национального телеканала УТ-1. В 2006г. новое руководство УТ-1 решило заменить сурдоперевод бегущей строкой. С тех пор Наталья - сотрудник канала «1+1».
Добавить комментарий
Проверочный код