Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (530) 20 марта 2006 г. Портмоне

Алексей Авдонькин: «Очередь из изобретателей не стоит»

20.03.2006
Оплати патент и жди посмертной славы

Татьяна КАРЮХИНА

У героя комедии «Гений», в прошлом талантливого физика-электронщика, а в суетное перестроечное время - директора образцового овощного магазина, весь туалет был обклеен патентами на изобретения: «А толку от них?» - говорил «гений» в исполнении Александра Абдулова.

У изобретателя Алексея АВДОНЬКИНА 96 советских авторских свидетельств на изобретение. На получение еще десятка он надеется, готовя заявки в центр интеллектуальной собственности: «Я отношусь к типу критиков-созидателей: не просто кричу, что вещь никуда не годится, но понимаю, как сделать ее лучше».

Нужны ли сегодня изобретатели, какова судьба их работ, каков путь изобретения от проекта на бумаге до вещи на прилавке, корреспонденту «БелГазеты» рассказал автор «антискользителей», ванны с дверцей, чудо-ручки и цилиндра для ходьбы по воде.

- Мечта каждого автора - увидеть свое изобретение на прилавке…

- О, об этом я даже не мечтаю: шансы мизерные. Можно сделать заявку на патент, но добиться, чтобы промышленность стала производить что-то, особенно в наших условиях, - нереально. Не дело изобретателя заниматься внедрением. А у нас он должен не только придумать что-то, но и суметь потом самостоятельно предложить это производственникам. За последние 3-4 года я обошел 10-15 столичных предприятий, но пока ни одно не взялось за изготовление продукции, которую я предлагаю.

- Что вы им предлагали?

- Антискользители, например. Вещь простая, но очень надежная. Это пластина особой формы, которая прикрепляется шурупами к каблуку. И я, и мои знакомые ходят с такими «подковами» не первый год. Я подсчитал, что в год государство теряет не менее $10 млн. на том, что люди во время гололеда падают, разбиваются, ломают руки и ноги. На месте государственных мужей я бы велел производить антискользители и раздавать всем бесплатно - как презервативы. И, поверьте, государство еще оказалось бы в наваре, потому что не тратилось бы на уход за больными, социальные выплаты и т.д.

Или поручни для ванны. В ванной комнате человека подстерегает немало опасностей. Как выбраться из ванны (а это почти полметра высоты!), если человек стар, болен, если у него нет ноги? У нас 2,5 млн. пенсионеров, которые гипотетически могут в ванной комнате пострадать. Чтобы уменьшить риск травмы, я предложил специальные поручни, как в троллейбусах и автобусах: чтобы ухватиться и перешагнуть.

- Если любой умелец в состоянии смастерить такие поручни, зачем обращаться в авторское общество, обивать пороги министерств, предприятий?

- Сумеет, если у него есть навыки работы с металлом. Если дома у него есть трубы соответствующего диаметра или деревянные рейки, а также инструменты. Но дама преклонного возраста вряд ли умеет обращаться с рубанком или дрелью. Поэтому я предлагаю телескопические поручни, которые растягиваются на любую длину и которые смог бы закрепить даже человек, сроду инструментов в руках не державший.

Есть и другое предложение - ванна с дверцей, как у холодильника. Представьте, как одноногому человеку пользоваться нашей ванной? Никак! Не перепрыгнет он эти полметра. А так подошел, открыл дверцу, захлопнул ее за собой, и можно принимать душ.

- А соседи регулярно будут жаловаться, что их заливают…

- Не будут. В конструкции, которую я предлагаю, заложен принцип герметизации ванны по типу подводных лодок. И потом, когда уровень воды в ванне всего 30 см, давление на стенки столь ничтожно (особенно если мы дверцу подожмем), что ни о каком просачивании и говорить не стоит.

- В числе ваших изобретений есть «ручка, которая пишет в перевернутом положении». НАСА потратила более $1 млн. на разработку Space pen - ручки, которой можно писать в невесомости…

- Моя ручка может писать в любых условиях. И в невесомости тоже.

- По некоторым данным, разработка Space pen окупилась за первые 5 месяцев, а чистая прибыль от продажи ручки со времени ее изобретения составила около $120 млн. Во сколько обошлось бы производство вашей ручки? Какова была бы прибыль от ее продаж?

- Я не экономист, но максимум ценовой разницы моей авторучки с обычными - на 30% дороже. Покупали бы ее, наверное, не космонавты, а родные тех людей, которые заканчивают свой век в постели.

- С другой стороны, стоит ли тратить время и деньги на изобретение особой ручки, если можно взять карандаш?

- Карандаш нужно постоянно подтачивать. А человек, лежащий в постели, порой не имеет такой возможности. В моей же ручке при нажатии на колпачок над пастой создается давление, и уже строчку можно написать. Потом снова нажать и продолжить свое письмо.

- Порой ученые тратят огромные деньги на абсурдные исследования: в Лондоне изучают,«чем мозги таксистов отличаются от мозгов других людей», в Стокгольме пишут работу о том, что «цыплята предпочитают красивых людей»

- На это деньги налогоплательщиков не стоит тратить. Даже если эти страны настолько богаты, что могут себе позволить подобные исследования. Но, с другой стороны, в споре рождается истина: порой мы, изобретатели, так и приходим к вещам, аналогов не имеющим. Ведь было время, когда автомобилей не было, и ни у кого не было потребности ездить на автомобиле. Не было самолетов, парашютов… А теперь каждый хочет передвигаться не иначе, как на собственном авто, в крайнем случае - на автобусе или троллейбусе.

- Но сегодня изобретатели предлагают доработки уже существующих предметов. Какова вероятность появления изобретения, не имеющего аналогов?

- Такие изобретения мы называем «пионерскими»: автомобиль, самолет... Вероятность их появления совсем невелика - 1-2%. Все остальное - модификации, новые фасоны и формы. Наверное, только ручек около 500 форм в мире запатентовано.

- На что живет сегодня изобретатель?

- На пенсию, которая меньше, чем у соседки-медсестры. Еще до развала СССР я получал за изобретения деньги: вместе с каждым авторским свидетельством выдавали от 40 до 60 рублей. Плюс государство само бралось предлагать твою идею заводам. И тогда с прибыли можно было получить еще 2%. За одно внедренное изобретение я когда-то получил 1 тыс. рублей - большие деньги! За каждое рацпредложение государство также платило - немного, рублей 10, но хотя бы столько. Ведь сегодня за изобретения не то что не платят - автор сам должен заплатить, чтобы получить эту красивую бумажку, патент или сертификат. Правда, с меня как с пенсионера берется четвертая часть…

- Как много в Минске изобретателей?

- Время от времени я бываю в центре интеллектуальной собственности, и ни одного пока не встретил, очередь не стоит. Изобретательством сегодня занимаются в основном аспиранты и кандидаты наук: первым очень хочется стать кандидатами, вторым - докторами, профессорами, академиками. Но и это единицы. Ведь интереса к изобретениям не проявляют. В Израиле, например, есть изобретательский центр, куда может прийти любой автор и получить $2-6 тыс. под ту идею, которая покажется интересной сотрудникам центра. Если идея окажется несостоятельной, эти деньги списываются: изобретатель не возвращает центру ни копейки. Но если дело пошло, изобретение оказалось востребованным у потребителя, изобретатель должен вернуть центру деньги, которые тот на него затратил.

- Вы не пытались вместо того, чтобы ходить по минским заводам, предлагать свои разработки зарубежным компаниям?

- Не пробовал. Я бы хотел участвовать в зарубежных конкурсах, тендерах, но у меня как у нищего изобретателя нет даже компьютера. А иначе я открыл бы свой сайт, и, не исключено, некоторые идеи ушли бы «со свистом».

- Ваши изобретения вызывали хотя бы интерес у руководителей предприятий, которым вы свои работы показывали?

- Конечно. Буквально на днях один главный инженер дал моим изобретениям положительную оценку. Но многие при этом добавляют: «Денег у нас нет на эти вещи». А иногда говорят: «Эти заказы нужно по всей Беларуси распространять, а нам выгоднее взять один заказ на $1мнл. И голова не болит». Например, об антискользителях мне сказали: «Вещь неплохая. Но в один магазин нужно 20 пар отправить, в другой - 50, в третий - 100. Представляете, какая морока, эти антискользители, которые стоят копейки, распространить по всей Беларуси?»

И потом, для освоения любого продукта нужно оснастку менять, менять технологически налаженный процесс работы предприятия. А это деньги, и немалые.

Один из бизнесменов как-то загорелся желанием делать антискользители. Говорил, мы будет делать их сотнями тысяч, только рекламу дай. Я дал, а он сейчас избегает общения со мной. Человек оказался несостоятельным. Эта несостоятельность присуща многим нашим бизнесменам: культура предпринимателей далеко не та, которая должна быть в капиталистическом обществе. И даже не та, что была в России 100 лет назад, когда слово, данное купцом, не нуждалось в документальном подтверждении, потому что было железным.

Теперь я собираюсь обратиться в Министерство спорта и туризма с изобретениями, которые позволяют ходить «по воде аки по суху». Это цилиндр с лопастями на наружной поверхности. Человек заходит в этот цилиндр и, как белка в колесе, благодаря лопастям может не только ходить, но даже бегать по воде. Что получится - увидим.
Добавить комментарий
Проверочный код