Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (530) 20 марта 2006 г. Мнения

Ослобождение

20.03.2006
 

Виталий ПОРТНИКОВ

После смерти Слободана Милошевича многие на Западе стали говорить об окончании его эпохи, о том, что Сербия получила возможность посмотреть в будущее и оглянуться на прошлое. Думается, это преувеличение, во многом обусловленное неожиданной смертью бывшего югославского президента.

Возможность посмотреть в будущее у сербов появилась тогда, когда оппозиционный кандидат Воислав Коштуница победил на президентских выборах Слободана Милошевича. При всех претензиях к Коштунице как к политику, при всех разговорах о реставрации в Сербии следует признать: эпоха Милошевича завершилась именно тогда. Без Сталина уже не было сталинизма, без Франко - франкизма, после смерти впавшего в маразм Салазара последовала португальская «революция гвоздик». Авторитарные системы ненадолго переживают своих архитекторов: Югославия Тито начала исчезать уже тогда, когда ее бессменный президент умирал в больнице Любляны, а Югославия Милошевича приказала долго жить после того, как Слобо покинул президентский кабинет.

Сербы получили возможность оглянуться в прошлое после убийства одного из самых популярных политиков страны - премьера Зорана Джинджича. Они увидели, что прошлое уходит, огрызаясь, но этому прошлому больше нечего противопоставить будущему. Кроме пули.

После этого Милошевич стал обыкновенным военным преступником, ожидающим приговора в камере Гаагской тюрьмы. Его недавние соратники и противники принялись договариваться между собой, не принимая в расчет бывшего президента. Власть не боялась совершать движения, рассчитанные на оставшихся поклонников Слобо, потому как знала: он уже не вернется. А если и вернется - что предложит?

Сербское правительство не возражает против похорон Милошевича на родине. В этом решении - окончательное прощание с его эпохой. Экс-президента, еще недавно распоряжавшегося армиями и манипулировавшего политиками, никто в Белграде больше не боится. Ни живого, ни мертвого.

Активная часть сербского общества пыталась избавиться от Милошевича еще до Косова, до бомбардировок НАТО. Словом, до того как Слободан противопоставил себя всем и каждому. Было это, когда оппозиция во главе с Зораном Джинджичем и Вуком Драшковичем победила на муниципальных выборах в Белграде, а Милошевич отчаянно не хотел эту победу признавать. Ходили демонстранты, дудели студенты, оппозиционные лидеры ездили по столицам дружественных стран. Только в России к ним относились без особой любви. А почему? В России-то должны были хорошо относиться к сербам, а не к Милошевичу…

Наверное, Милошевич рассчитывал на совершенно другие проводы. Тут самое время сказать: а не надо быть авторитарным властителем. Но ведь это будет неправдой. Последние большие белградские похороны - прощание с президентом СФРЮ маршалом Иосипом Броз Тито - отнюдь не были похоронами демократа. В биографии Тито было все - и Коминтерн, и репрессии против диссидентов, и пожизненное президентство (Милошевичу не снилось). Но на его похороны приехали не только Брежнев с Хуа Гофэном, но и практически все западные лидеры. И восточные. И какие угодно. Потому что авторитаризм - это одно. А способность к маневру - совсем другое. Именно способности к маневру Милошевичу не хватало.

Пока Милошевич был президентом, он предлагал сербам войны и поражения. Две журнальные обложки я запомнил на всю жизнь. Первая появилась, когда в присутствии руководителей других югославских республик Слобо праздновал юбилей битвы на Косовом поле. Карикатурист изобразил Милошевича в рыцарских доспехах, с копьем на боевом коне, вздыбившимся над коллегами из других республик - клерками в костюмах с портфелями в руках. Именно там, на Косовом поле, Милошевич произнес главный лозунг югославской войны: «Все сербы должны жить в одной державе».

И вторая обложка. Сербская. Сербы покидают Крайну. Фотография измученных людей на пыльной дороге сопровождается той самой фразой: «Все сербы должны жить в одной державе». Теперь это уже горькая ирония, пробуждение обманутого народа.

…Этот человек был классическим разрушителем: все, к чему бы он ни прикасался, превращалось в конфликт. Он разрушил миллионы судеб. Тысячи домов. Он уничтожил веру людей в самих себя и возможность нормальных отношений с соседями. Он уничтожил страну так хладнокровно, как будто это была собачья будка.

Ради чего? Ради власти? Ради денег? Ради удовольствия осознавать себя вершителем судеб? Но стоили ли эмоции и накопления Слободана Милошевича убитых, покалеченных, лишенных будущего людей?
Добавить комментарий
Проверочный код