Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (530) 20 марта 2006 г. Мнения

Последний из УДГ

20.03.2006
 

Александр СТУДЕНЦОВ

В соответствии со ст. 53 Избирательного кодекса разрешено голосовать досрочно, если избиратели «не имеют возможности находиться по месту своего жительства в день выборов». Подтверждать данное обстоятельство не требуется. И все же оно обуславливает допустимость экстренной реализации указанного права. Поэтому нельзя злоупотреблять тем, что такой способ участия в выборах основан «на вере». Иными словами, отступление от общего правила должно быть исключительным.

Тем не менее досрочно проголосовало почти 2,2 миллиона избирателей, или 31,3% включенных в список. Этот процент в расчете от фактически принявших участие в выборах увеличится еще на пару пунктов и станет хорошим вкладом в копилку тех, кто не предлагал повременить с визитами в участковые комиссии. Правда, оглашать итоги в части промежуточной активности избирателей по меньшей мере некорректно. Например, 18 марта после получаса разбирательств представителей силовых структур власти с автором настоящей статьи (аккредитованные наблюдатели не были замечены и близко) ему все-таки было разрешено покинуть участок вместе с полученным под роспись бюллетенем. Возможно, некоторые скрытно присваивали этот документ. А если он не опущен в соответствующую урну, голос считается оставшимся при избирателе. Поэтому неправомерно было подсчитывать принявших участие в условно-досрочном голосовании (УДГ) по выданным бланкам, создавая при этом нездоровый ажиотаж.

ГосСМИ заметили наибольшую активность за пенсионерами, которые вряд ли планировали сниматься с насиженных мест в воскресенье. Но не посчитались даже с тем, что в торжественной обстановке и атмосфере общенародного подъема можно было набраться оптимизма, который пригодился бы и после выборов. Видимо, взыграли нерастраченный в былые годы энтузиазм и активная жажда деятельности на благо государства. Иногороднее студенчество тоже далеко не еженедельно накоротке оставляет альма-матер. Но, административно ограниченное в своей извечной тяге «отстреляться экстерном» на сессиях для скорейшего отбытия к отчим домам, оно якобы отыгралось на более либерально организованном избирательном процессе. Зато наверняка коллективизмом при УДГ отличились те, кто находится под каким-нибудь уставом или по другим причинам не вполне свободен.

При этом досрочно (т.е. раньше времени) голосовавшие во многом действовали «под впечатлением», будучи эмоционально излишне напряженными. С одной стороны, оппозиция призывала не ограничиваться проставлением птичек в бюллетенях. С другой - правоохранительные органы публично выказали готовность приравнивать чересчур активное поведение в выходной день к проявлениям терроризма с последующим привлечением виновных к ответственности вплоть до смертной казни. В т.ч. и по этой причине немало тех, кто предпочел забаррикадироваться у себя дома, поспешно избавившись от своего голоса в пользу кого бы то ни было. Тем самым объективность выбора оставляет желать лучшего. Разумеется, подавляющее большинство определилось со своими предпочтениями задолго до решающего часа не только душой, но и разумом. Но это не оправдывает некое, помимо вышеназванного, отступление УДГ от буквы и духа закона.

Так, ч.13 ст.45 Избирательного кодекса запрещает агитацию в день голосования (не выборов!), наверное, чтобы позволить электорату принять рассудочное решение. Но ведь пропагандистско-агитационное воздействие на него не прекращалось в период досрочного волеизъявления. Если не учитывать это обстоятельство, тогда почему бы в главный день не разрешить агитацию? Или надо было объявить мораторий на нее с 14 марта, дабы не возмущать сознание «досрочников».

К тому же, всегда существует вероятность снятия с дистанции кого-либо из кандидатов, из-за чего проголосовавшие за него лишились бы своего избирательного права автоматически, без особых к тому предпосылок, лишь в силу своей нетерпеливости. Даже если это не происходит на практике, проявляется порочность такой формы голосования, накладывающей отпечаток на выборы в целом. Что касается временно удержанного бюллетеня, то он был использован по назначению 19 марта по велению ума и сердца в соответствии с нормами ст. 52 ИК, хотя накануне его обладатель был предупрежден о невозможности дальнейшего появления на местной площадке для всеобщего, свободного и тайного найма высшего должностного лица государства.
Добавить комментарий
Проверочный код