Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (530) 20 марта 2006 г. Экономика

Нестираная аура

20.03.2006
у одежды second hand

Ольга МИКША

В начале марта Совмин принял постановление, еще более ограничивающее продажу товаров second hand. В частности, бывшее в употреблении нательное и постельное белье вообще не допускается к реализации. Однако после изменения Государственным таможенным комитетом (ГТК) правил определения страны происхождения подержанного товара и величины таможенных пошлин на него, перспективы дальнейших поставок «секонда» и всего торгового бизнеса, завязанного на нем, в целом остаются весьма туманными.

Несколько лет назад супружеская пара из Бреста, воспитывавшая шестерых детей, начала собственный маленький бизнес по торговле одеждой, бывшей в евроупотреблении. Поскольку здесь не требуется больших начальных вложений, а спрос на качественные, пусть и не новые, вещи был стабильным, дело пошло. И все было неплохо, пока в декабре прошлого года не вступило в силу постановление ГТК N78, отменившее для second hand обязательное наличие сертификата о происхождении товара и позволившее таможенникам определять это происхождение по товаросопроводительным документам и по биркам на одежде.

Таможня легких путей не ищет, поэтому вместо того, чтобы посмотреть документы, предпочитает перетрясти всю фуру, но воочию убедиться, где были made in… майки, свитера и джинсы. И если прежний хозяин (англичанин, ирландец, итальянец) срезал бирку, чтобы не мешала, белорусская таможня с легким сердцем определяет вещь в товары неизвестного происхождения, за который вместо 12% надо заплатить 1,4 евро за кг. При таком раскладе расходы на растаможку фуры с «секондом» вырастают в 6 раз. Компенсировать резкий рост издержек повышением цены для конечного покупателя продавцы не смогут, поскольку ношеные вещи оказываются дороже новых китайских.

И вот уже три месяца из Европы нет новых поставок second hand. Владельцы многих магазинов распродают последние складские запасы и вместе с покупателями пишут жалобы во все инстанции - от общества по защите прав потребителей и облисполкомов до ГТК и администрации президента.

Вопрос один: почему их лишили товара, который они сознательно выбрали?

Ясного ответа от властей нет, а версий множество - с экономическим (защита отечественного легпрома) и даже мистическим обоснованием: мол, у ношеных вещей может быть плохая аура, так что нашим людям это ни к чему.

Между тем «секондом» вовсе не брезгуют в Западной Европе и США, где уровень доходов населения значительно выше белорусского. К примеру, около 30% английских вещей б/у покупает Франция, а любой поисковик выдаст десятки фирм, который занимаются торговлей second hand.

К слову, в странах, где оборот подержанных товаров не ограничивается методами тарифного регулирования, местная легкая промышленность ничуть не страдает. Яркий пример - Литва. Литовский трикотаж ценился всегда, и экспорт не страдал, даже когда в страну хлынул поток европейского «секонда». Просто рынок быстро определил, кто покупает подержанные вещи по необходимости, а кто из прихоти. Со временем, когда уровень жизни литовцев подрос, потребность в таких вещах стала сокращаться. Теперь Литва сама экспортирует second hand в соседние страны, в т.ч. Беларусь.

Однако, по словам литовского бизнесмена, пожелавшего остаться неназванным, нынешняя ситуация с резким увеличением ввозных пошлин заставляет литовских поставщиков задумываться о других рынках сбыта: «Если я найду другой канал для поставок моего товара, я уже не стану возвращаться в Беларусь, даже если возникшая ситуация разрешится положительно».

Ошибочно было бы предполагать, что после введения запретительных пошлин на ввоз second hand через западную границу на рынке Беларуси останется только новая красивая одежда белорусских производителей и немного импорта. Товар хлынет через открытую границу с Россией, и в этом случае пострадают потребители и государство. Первые - потому, что с востока попадают подержанные вещи худшего качества, чем прямиком из Европы. Кроме того, при официальном ввозе юрлицо не только платит все причитающиеся пошлины, но и предоставляет сертификат о гигиенической безопасности товара. Частник, который может привезти second hand из Москвы на собственном авто, освобожден от таможенных платежей и ради сохранения времени и средств часто пользуется гигиеническими сертификатами, полученными на другие партии товара. И хотя подержанные вещи из Европы перед отправкой проходят специальную дезинфекцию, о чем отправитель удостоверяет своего белорусского партнера документально (причем даже использует для этого химпрепараты, рекомендованные белорусским Минздравом), при серых поставках из России установить страну происхождения, а значит, и гигиеническую безопасность, действительно трудно.

В отношении вещей second hand белорусские власти стали регулярно принимать нелогичные решения. Согласно собственному постановлению ГТК от 2003г., страна происхождения товара определялась по сопроводительным документам: сертификату о происхождении, гигиеническому сертификату, инвойсам, транспортным накладным.

Недавнее решение о запрещении реализации постельного белья, бывшего в употреблении, вынуждает поставить вопрос значительно шире: а как быть с постельным бельем в больницах, детских садах и гостиницах? Возможно, здесь также надо бы обязать менять простыни после каждого клиента как минимум в целях безопасности ауры. Заодно сберегли бы энергоресурсы, сократив нагрузку на прачечные, и наконец-то обеспечили бы заказами легпром.
Добавить комментарий
Проверочный код