Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (528) 06 марта 2006 г. Визави

Мозготряс нацмасштаба

06.03.2006
Кандидат и журналисты снимают побои

Елена АНКУДО

При попытке зарегистрироваться делегатом на Всебелорусское собрание 2 марта был избит кандидат в президенты Александр Козулин. Пока делегаты испуганно сновали по фойе ДК железнодорожников, командир СОБРа Дмитрий Павличенко отработанными за годы службы движениями бил Козулина ногой по голове. Спустя час у РУВД Октябрьского района, куда доставили задержанного кандидата в президенты, были избиты журналисты. В итоге корреспондент «Комсомольской правды» в Белоруссии» Олег Улевич попал в больницу с переломом носа и закрытой черепно-мозговой травмой, а у телеоператора агентства Reuters поврежден глаз и разбита телекамера. Список пострадавших велик; несколько десятков соратников Козулина доставлены в правоохранительные органы для составления объяснений, а в отношении некоего Радивила, в руках которого увидели фотоаппарат, возбуждено уголовное дело за неповиновение сотрудникам милиции. Каким именно - к концу недели осталось невыясненным: в задержаниях и избиениях принимали участие «люди в штатском», не называвшие задержанным ни имен, ни должностей. Оправданы ли действия правоохранителей и чего от них можно ожидать в ближайшем будущем, корреспондент «БелГазеты» выясняла у руководителя инициативной группы Александра Козулина генерал-лейтенанта милиции Мечислава ГРИБА и бывшего начальника милиции общественной безопасности УВД Мингорисполкома Ивана СРИБНОГО.

Мечислав ГРИБ: «МЫ УСЛЫШАЛИ КОМАНДУ: «ПАКОВАТЬ ПО ПОЛНОЙ!»

- После принятия решения о проведении III Всебелорусского народного собрания Козулин стал выяснять, как он может стать его делегатом. Но ни на запрос в оргкомитет собрания, ни на жалобу в прокуратуру РБ ответов мы так и не получили. Тогда вопрос о выдвижении кандидатов мы рассмотрели на съезде партии социал-демократов. Было решено зарегистрировать Козулина в день открытия собрания по месту регистрации делегатов Минска, которая проходила в ДКЖ.

Присутствие на Всебелорусском собрании только двух кандидатов в президенты противоречило закону и Избирательному кодексу. Поэтому мы мирно поехали в ДКЖ, где нас встретила группа делегатов. Мы показали решение съезда партии, сказали, что хотим зарегистрироваться. Нам отказали. Козулин высказал несогласие, отметив, что его выдвинули не только партийцы, но и 200 тыс. избирателей. После этих слов он направился к столам регистрации. Там уже стояли 30-35 молодых людей в штатской одежде, среди которых я увидел командира СОБРа полковника Дмитрия Павличенко в форме.

- Почему эти люди оказались в ДКЖ?

- Вряд ли это случайность. Зачем Павличенко охранять ДКЖ? Они приехали специально, зная, что мы там будем. Если предположить, что нас ждали, то они действовали по указаниям свыше. Козулин еще не подошел к столу регистрации, когда мы услышали команду: «Паковать по полной!». После этого на Козулина прыгнули бойцы, сделали подсечку, повалили на пол. А Павличенко начал бить его ногами по туловищу и голове. Козулин закрывал голову руками, они на нем сидели… Потом и на нас начали нападать. Козулина скрутили и потащили на выход. В это же время я увидел, как на Фролова, который подходил к выходу и никого не трогал, налетел Павличенко и с разбега ударил ногой в спину. Фролов упал. Когда мы оказались на улице, никого больше не задерживали, только били. Какое подразделение выполнило эту «спецоперацию», не могу сказать - никто из лиц, которые были в гражданском, не представился.

- Поскольку действиями людей в штатском руководил командир СОБРа Павличенко, можно предположить, что в ДКЖ «поработали» бойцы СОБРа. Почему для разгона оппозиции понадобилось привлекать это подразделение, а не ОМОН, как раньше?

- СОБР - элитное подразделение, специально подготовленное для задержания особо опасных вооруженных преступников. Оно считается более жестким и сильным, не отвечающим за свои действия, стоит на порядок выше ОМОНа. Следовательно, можно предположить, что власть боится оппозиции.

- Инцидент с Павличенко многие наблюдатели связывают с выступлением Козулина перед телезрителями, в котором кандидат в президенты упомянул командира СОБРа. Есть ли, на ваш взгляд, связь между агрессией Павличенко, который в присутствии свидетелей бил Козулина ногами, и тем, что было сказано в телевыступлении?

- Не исключено. И хотя я уверен, что инцидент в ДКЖ согласован на высоком уровне, не может не удивлять, что избиение проходило в госучреждении на глазах у людей со значками делегатов. Бойцы в гражданской форме уже ничего не боятся.

- Были ли у людей в штатском основания применять физическую силу?

- По инструкции, сотрудники правоохранительных органов могут применять физическую силу как ответную реакцию на агрессивные действия в их отношении. Бойцов было много, неужели они не могли решить вопрос мирно? По закону, они должны были сказать: «Гражданин Козулин, прекратите хулиганить, я сотрудник милиции такой-то». Но никто не назвал своего имени, а форма была только на Павличенко.

- Имея за спиной милицейское прошлое, вы могли предсказать такое развитие событий?

- Было очевидно, что после телевыступления Козулина власти настроились на сопротивление. Но мы пошли на собрание, поскольку закон был на нашей стороне. Козулин - кандидат в президенты. Мы надеялись, что до такого цинизма власти не дойдут.

- Обладает ли кандидат в президенты статусом неприкосновенности?

- Этот вопрос не отражен ни в Конституции, ни в Избирательном кодексе. Поэтому с кандидатом в президенты могут поступать, как с любым гражданином.

- Оцените произошедшее у РУВД Октябрьского района, куда доставили Козулина. Имели ли люди в штатском право стрелять по колесам автомобиля Audi ?

- Водитель Audi Юрий Радивил и несколько девушек, члены «Маладой Грамады», подъехали к РУВД. Они ждали парня с фотоаппаратом или видеокамерой. Когда его увидели люди в штатском, машину решили задержать, не зная даже, кто в ней сидит. Audi остановили, окружили, стали вырывать ручки дверей. Когда машина тронулась, люди в штатском применили оружие, прострелив колесо и разбив лобовое стекло. Ребята разбежались, но Радивила нашли по номеру машины. По имеющейся у меня информации, прокуратура Московского района возбудила в отношении него уголовное дело за насилие либо угрозу применения насилия в отношении работника милиции. Действия людей в штатском - это беспредел.

- За что пострадали журналисты, собравшиеся у РУВД Октябрьского района?

- Их били за то, что они видели происходящее и делали фотоснимки. Улевича «врезали» головой об автобус. Это преступно. Раньше такого никогда не было, отдельные случаи подобного рода считались ЧП. Прокуратура проводила по ним разбирательства, виновных наказывали, извинялись перед пострадавшими. Сегодня это вошло в рамки дозволенного.

- Будут ли наказаны те, кто избивал журналистов?

- Скорее всего, журналистов обвинят в незаконности действий, скажут, что они к кому-то приставали, мешали милиционерам выполнять служебные обязанности. Ближе к выборам последуют новые стычки, ситуация будет более жесткая, чем в 2001г.

- Как вы оцениваете поступок Козулина, повредившего портрет президента в здании РУВД?

- Вряд ли речь пойдет об оскорблении президента, ведь портрет - это не госсимвол. Инцидент произошел после того, как Козулин был избит, у него, несомненно, сотрясение мозга. Большую роль здесь сыграло стрессовое состояние.

СПРАВКА «БелГазеты». Генерал-лейтенант милиции Мечислав Гриб родился в 1938г. в Гродненской области. В 1967г. окончил юрфак БГУ. С 1959г. - в органах внутренних дел. В различное время занимал должности начальника управления охраны общественного порядка МВД БССР, начальника управления внутренних дел Витебского облисполкома. Возглавлял оперативно-следственную группу по раскрытию «Витебского дела». В 1994-95гг. - председатель Верховного Совета РБ. Заслуженный юрист Беларуси. С 1999г. - первый зампред социал-демократической партии «Народная Грамада».

Иван СРИБНЫЙ: «БЕЛАРУСЬ БЫЛА ЕДИНСТВЕННОЙ РЕСПУБЛИКОЙ, ГДЕ НЕ ПРОЛИЛАСЬ КРОВЬ»

- Службу в милиции, которая длилась около 30 лет, я начинал с конвоирования арестованных. В 1977г. занял должность замначальника отдела охраны общественного порядка ГУВД Мингорисполкома и до 1994г. решал вопросы охраны общественного порядка. Это было время демонстраций и шествий. Многие задачи по охране общественного порядка пришлось решать впервые: партийных вождей не учили, как себя вести себя с толпой, что говорить. Поэтому милиционеры сами брали в руки мегафон и шли в массы.

Молодые люди уже не помнят, что происходило в Минске в конце 80-х гг. А ведь когда-то на пл. Ленина стояли палатки оппозиционеров, выдвигавших самые разные требования. Так случилось накануне годовщины Октябрьской революции в 1990г., когда один гражданин решил потребовать 50 га земли в Копыльском районе весьма нестандартным способом. Он поставил на пл. Ленина палатку, рядом - свечку и канистру с бензином и так жил две недели, угрожая поджечь себя, если его требования останутся без внимания. Райисполком Московского района приказал убрать палатку, но я отказался: угрозы общественной безопасности палатка не представляла, следовательно, указание было незаконным. Палатку освятил священник; ситуация накалялась. По данным начальника пожарной части, человек, решившийся на самосожжение, погибает за 7 секунд. Произойди такое - оппозиция разнесла бы Дом правительства по кирпичикам.

Приближалось 7 ноября; на площади ожидались демонстрации компартии и Народного фронта. Приказ убрать палатку (вернее, палатки - к тому времени на площади их было уже 9) прозвучал уже от министра внутренних дел. Распоряжение также было незаконным по тем временам, я попросил у министра издать письменный приказ, чтобы в случае неожиданного развития события ответственность нес он. Но ситуация разрешилась просто: бунтаря уговорили отдать канистру и свернуть палатку. Демонстрация оппозиции помахала бело-красно-белыми флагами, залезла на памятник Ленину, а потом разошлась по домам.

- Какими были участники первых белорусских митингов?

- Не агрессивными. Им надо было высказаться - и они шли на площадь. На митингах не было провокаций, никто не запускал петарды, хотя мы были готовы к любому развитию событий; в толпе работали наши люди.

- Какими средствами располагали ваши подчиненные для предотвращения массовых беспорядков?

- Сотрудникам милиции при проведении массовых мероприятий оружие не выдавалось, поскольку его могли отнять во время беспорядков. Сотрудники имели при себе радиостанцию и резиновые дубинки, которые появились только в 1985г. Времена были другие - если в 70-х гг. один милиционер без особого труда доставлял в райотдел пятерых нарушителей, то сейчас двое милиционеров с одним едва справляются. Если во время проведения массовых мероприятий возникала угроза, то приезжал спецназ.

- Часто ли приходилось вызывать спецназ?

- Практически никогда: беспорядков в стране не было, за исключением разве что событий в Куропатах в 1988г. Беларусь была единственной республикой, где не пролилась кровь. А ведь я помню времена, когда после повышения цен с «бермудского треугольника» (так милиционеры называли район трех заводов - Октябрьской революции, шестерен и им.Козлова) на пл. Ленина приходило по 50-60 тыс. человек. Помню, идет мне навстречу толпа с красными флагами со стороны автозавода. Я спрашиваю, куда, а они мне: «В светлое будущее, полковник!».

- В каких случаях у милиции появлялась возможность начать более активные действия?

- По приказу руководства МВД СССР мы имели право на активные действия в случаях угрозы общественной безопасности, жизни и здоровью людей - когда, к примеру, начинались драки, нападения на граждан или сотрудников милиции, поджоги, погромы.

- Как это, к примеру, случилось на минувшей неделе с кандидатом в президенты Александром Козулиным?

- В теленовостях рассказали, что Козулин, пытаясь проникнуть на Всебелорусское собрание, решился на провокацию. Он нарушил общественный порядок - зачем пошел, если не пригласили? Так что в этой ситуации правоохранительные органы действовали правильно.

- Оправдано ли применение физической силы в отношении кандидата в президенты?

- В мое время такие люди пользовались неприкосновенностью, когда заходил разговор об их привлечении к судебной и административной ответственности. Но действия Козулина - это нарушение, которое надо было пресечь. Действия же силовиков вполне законны.

- Можете ли вы вспомнить аналогичные инциденты с кандидатами в депутаты в 80-90-х гг.?

- Историй много. В 1989г. оппозиция под руководством Позняка и Шушкевича провела «Чернобыльский шлях», не имея разрешения Мингорисполкома. Акция прошла спокойно, после ее окончания организаторов оштрафовали, составив протоколы за организацию несанкционированного шествия, и взыскали деньги за задержанный транспорт.

- Оправдано ли применение оружия для ликвидации беспорядков?

- Насколько мне известно, правила применения оружия не изменились с советских времен. Оружие применяется при угрозе жизни людей, нападении на государственные и особо важные объекты. С его помощью можно позвать на помощь или пристрелить собаку, если она нападает. При этом никто не может приказать работнику милиции стрелять - это исключительно его решение.

- Как часто проводились в годы вашей службы проверки в отношении милиционеров, применивших оружие?

- По каждому факту. Милиционеров, неправильно применивших оружие или физическую силу, всегда наказывали и будут наказывать - увольнять или привлекать к уголовной ответственности. Держать ответ придется и руководству. Отмечу, что граждан, нападающих на сотрудников правоохранительных органов, при мне было традиционно больше. Почти каждый день наказывали за неповиновение законным требованиям работника милиции.

- Во время уличных беспорядков нередко страдают журналисты - их избивают, задерживают, ломают кино- и фотокамеры. Кто несет ответственность в этом случае?

- Если журналист все делает правильно, ему нечего бояться. Во времена моего руководства люди вашей профессии никому не досаждали, проблем с ними не было. Если же камера разбита, ответственность должен нести тот, кто ее повредил, а избитый журналист может подавать жалобу в прокуратуру.

- Вам случалось наблюдать, как во время первых белорусских митингов кто-либо из участников портил портреты руководителей партии?

- Разное было - жгли флаги, носили чучела Ленина. Наиболее циничные случаи можно было бы оценить как мелкое хулиганство.

СПРАВКА «БелГазеты». Иван Срибный родился в 1943г. в Черкасской области, Украина. В 1971г. окончил юрфак БГУ. Работу в правоохранительных органах начал в 1970г. с должности замкомандира отдельного дивизиона УВД Мингорисполкома; в различные времена занимал посты замначальника Октябрьского РОВД Минска, замначальника отдела охраны общественного порядка УВД Мингорисполкома, начальника отдела охраны общественного порядка УВД Мингорисполкома. В 1985-94гг. - замначальника УВД Мингорисполкома, начальник милиции общественной безопасности.
Добавить комментарий
Проверочный код