Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№9 (528) 06 марта 2006 г. Тема недели

Лакмус «джинсовой революции»

06.03.2006
не посинел 2 марта

Виктор МАРТИНОВИЧ

За день до своей встречи с избирателями Александр Милинкевич назвал 2 марта «решающим днем»,«лакмусовой бумажкой», позволяющей сформировать отношение к предстоящим выборам. 2 марта действительно стал решающим днем. Правда, не в плане оценки честности и прозрачности проходящей в стране кампании - с этим мыслящим людям давно все уже ясно. 2 марта противостоящие стороны наглядно продемонстрировали свой потенциал, провели генеральную репетицию: одни - выхода на улицы, другие - предотвращения революции. Силовой потенциал власти пока выглядит куда убедительней численного потенциала тех, кто ей противостоит.

2 марта был решающим днем еще и потому, что белорусская публичная политика избавилась наконец от налета не свойственного ей плюрализма и приняла форму привычных телодвижений - ногами по голове лежащего оппонента.

Те, кто думает, что в этом есть элемент трагедии, заблуждаются. Понятно ведь было, что никакой либерализации в стране не произошло, что власть смотрит на распоясавшихся врагов с затаенным рыком. То, что этот рык принял именно такую форму - чьих-то простреленных колес, чьего-то сломанного носа, чьей-то разбитой губы, оставляет определенные надежды. В конце концов, стреляли по колесам, а не по людям, за что огромное спасибо нашим правоохранительным органам.

Все встало на свои места. Власть реагирует так, как реагировала 12 лет назад, а те, кто прет на кулаки, щиты и дубинки, больше не тешат себя иллюзиями.

Чтобы встреча Александра Милинкевича с избирателями состоялась в том формате, в котором ее замыслил штаб, на нее должны были прийти хотя бы 10 тыс. человек. В этом случае ни один хлипкий турникет, ни одно оцепление не помешали бы гражданам оказаться там, куда они следовали. На перекрестке ул.Интернациональная-Ленина не было 10 тыс. Сторонников «единого» было менее 2 тыс. Еще тысяча сформировалась из случайных зевак.

Это не означало, что Милинкевича хотели слышать и видеть лишь 2-3 тыс. минчан. Корреспонденту «БелГазеты» в тот вечер позвонили пятеро различных знакомых, которые осведомлялись: «Ну, как там? Куда все идут? Что он говорит? Как выглядит?» В нормальной стране все эти люди не перегружали бы сети мобильных операторов, а спокойно лицезрели бы Милинкевича на улице. У кого-то - панический страх насилия, другой - на госслужбе, третий уже заплатил огромный административный штраф за участие в несанкционированном митинге, четвертый и пятый увидели с утра оцепленный центр города и решили держаться подальше.

Подавляющее большинство интересующихся политикой граждан сидело по домам, смотрело НТВ и не вылезало из Интернета, следя за событиями на пл.Свободы по онлайн-трансляциям. Есть очень большое подозрение, что так будет 19 и 20 марта: оспаривать победу Лукашенко будут на интернет-форумах, а не на улицах.

С другой стороны - настороженность власти, ее готовность к тому, что на улицы выйдет не 2-3 тыс., а 20-30 тыс. и не мирных демонстрантов, а подготовленных в полевых лагерях боевиков (если долго талдычить один и тот же миф, в результате сам в него поверишь). Столько милиции, сколько было сконцентрировано в центре Минска 2 марта, журналисты еще не видели. Даже цепь бойцов правопорядка в районе спуска с моста на пр-те Победителей была двойной, способной сдержать напор многих тысяч выстроенных коробкой демонстрантов, а не рассредоточенной по периметру в 100 м толпы.

Не исключено, многие активисты предвыборных штабов вели себя мирно, потому что хотели избежать задержания, суда и ареста на 15 суток с неизбежным исключением их из избирательной кампании на две важнейшие недели. Не этим ли объясняется то, как нервно реагировали участники митинга на появление автобусов с ОМОНом? Завсегдатаи подобных мероприятий знают: после того как рядом с большим скоплением митингующих останавливается пара небольших автобусов с наклеенной на окна черной пленкой, начинается «зачистка территории». Обычно при разгоне люди свистят, пытаются отстоять своих сторонников. Здесь же, стоило к толпе подъехать очередному «Икарусу» с милицией, начинался динамичный отток граждан в разные стороны.

1996г., когда многие ходили на митинги ради адреналина, ушел в прошлое. Теперь основная масса интересующихся политикой является на шествие, чтобы поглядеть на протестующих одним глазком, как бы проходя мимо со скоростью толпы. И в случае чего сделать ноги от тех, кто, грохоча щитами, выходит из автобусов. Они больше не участники. Они - зрители.

Готовясь к безобидной встрече Милинкевича с избирателями, милиция перекрыла все подходы к Октябрьской площади, Верхнему городу и скверу на пл. Свободы. Нет сомнений, подготовка к событиям 19-20 марта будет еще более основательной: оцеплен окажется вообще весь центр Минска. И если оппозиция вновь будет располагать 2-3 тыс. человек, белорусская революция закончится раньше, чем могла бы начаться.
Добавить комментарий
Проверочный код