Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№9 (528) 06 марта 2006 г. Sexus

Soblaznov.net

06.03.2006
Порно закончилось

Вета ВОСЬМИЛЕТОВА, Света СЕМИЦВЕТОВА

«Рассуждать о порнографии - это уже порнография» , - заметил известный остроумец сэр Уинстон Черчилль. Философ Бертран Рассел, напротив, утверждал, что «девять десятых всей порнографии обязано своим существованием запретам, созданным моралистами». Вероятно, оба по-своему правы и неправы. У каждого общества и каждой эпохи свое порно.

Их нравы

Если вы не в курсе, то «грубо-натуралистичное детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений» морально, а зачастую и законодательно ограничивается во многих странах. Рекордсмен по производству порнографии и лидер в неустанной борьбе с ней - естественно, США. У них тонны порно тоже отсматривают убеленные сединами дядьки-эксперты, только судейские, а не искусствоведы, как у нас. И в каждом отдельном случае абсолютно объективно определяют степень попрания этических и эстетических норм в соответствие со своим вкусом. Первая поправка к американской Конституции гарантирует американским порнографам, как и иным категориям граждан, защиту их прав, поэтому судам приходится разбираться не только с каждой отдельно взятой порнухой, но и с каждым отдельно взятым порнопроизводителем. В отличие от КНР, где с 1990г. любое распространение порнографии карается смертью.

Напротив, скандинавские страны первыми в мире официально отменили законодательный запрет на распространение порно. В Скандинавии и Германии юридическое табу наложено лишь на присутствие в материалах такого рода изображений несовершеннолетних и животных, а еще запрещено продавать порно детям (про зверушек ничего не сказано). В Голландии и таких ограничений нет, что периодически вызывает скандалы. Австралийцы - тоже признанные либералы в области тиражирования «грубо-натуралистичных детальных изображений» : пытались было ограничить порнорынок, но от безнадеги махнули рукой и занялись выпасом своих знаменитых овец.

Остальные страны регулируют оборот «особо циничных изображений» полового акта по принципу «у кого что болит». Скажем, в Японии существует закон, по которому в порнофильмах нельзя показывать женские гениталии и лобковые волосы. Остальное можно, включая легальную продажу ношенного белья несовершеннолетних. Поэтому показывают и гениталии.

Бразилия - страна религиозная, очень суровая к нарушениям общественной морали. Но все равно выбрасывает на мировой порнорынок рекордное число продукции - издержки производства телесериалов. Россия, Украина и Беларусь тоже сообща нагоняют мировое сообщество, несмотря на все запреты. Жители СНГ - не столько порнопотребители, сколько порнопроизводители. Вероятно, само бытие у нас так грубо-натуралистично даже в деталях, что переносить эту детализацию на бумагу или пленку можно только в целях необузданной наживы.

Оголенная коммерция

Когда воочию видишь, что считалось порнографией 150, 100, даже 80 лет назад, понимаешь, как невинны были тогдашние нравы и строга мораль. Пухленькие леди-херувимчики поправляют чулки, низенькие рахитичные куртизанки демонстрируют молочные железы, ленивые одалиски в шальварах нежатся на персидских коврах.

Знакомая пожаловалась: «Недавно увидела свежий Hustler - такое разочарование… Кажется, раньше запретный плод был интереснее, сексуальнее. А сейчас…» Ну да, соблазнов больше нет - такова неизбежная плата за прогресс.

Мировой рынок порнографии, оцениваемый сейчас в $60 млрд., пережил несколько качественных скачков, связанных с технологиями: рождение фото, видео, Интернета. Новые способы воспроизведения изображения не только удешевляли его, но и делали более стандартизированным. А это неплохо вписывалось в меняющийся социокультурный контекст. Как писал французский философ Жан Бодрийар, «все должно производиться, прочитываться, становиться реальным, видимым, отмечаться знаком эффективности производства, все должно быть передано в отношениях сил, в системах понятий или количествах энергии, все должно быть сказано, аккумулировано, все подлежит описи и учету: таков секс в порнографии, но таков, шире, проект всей нашей культуры, «непристойность» которой - ее естественное условие, культуры показывания, демонстрации, производственной монструозности... Никакого соблазна нет в этих телах, пронизываемых взглядом, который буквально всасывается пустотой прозрачности».

Худенькие - на любителя. Полненькие - тоже на любителя. Вместе со зверушками, однополой любовью и прочими чудесами. Женщина, орально осчастливившая мужчину, удостоверившись в его оргазме, просто обязана направить взгляд в камеру и торжествующе улыбнуться. Короче, глобализация и стандартизация. Соблазн слишком индивидуален, большинство же современных потребителей порнографии (67% мужчин и 53% женщин), согласно соцопросам, прибегают к ней, как пэтэушник к учебнику, чтобы расширить свой сексуальный опыт, не напрягая мозги и гениталии.

Наверное, все-таки порнография - для пресыщенных сытостью и свободами богатых обществ. Они создают себе портативную, на DVD или видеокассете иллюзию соблазна: «Релакс, чувак! Вот тебе сексуальный фаст-фуд из ингредиентов, идентичных натуральным!» Получается своего рода социальная терапия: в странах, где меньше запретов, меньше и преступность на сексуальной почве, как в Японии с ее самурайским садомазохизмом или у скандинавов, бесплатно раздающих порножурналы для стимулирования роста рождаемости. Бедным такая сексуальная распущенность не грозит: они всегда остаются по другую сторону экрана, в отличие от возбужденно чавкающего сексуальным поп-корном потребителя.

Интересно, что в СНГ профессиональные порнографы привлекают внимание только правоохранительных органов, общество же чаще ищет непристойности в кинематографе, литературе и прочих искусствах. По сути, ищет искушения, отсутствующие в брутально-анатомической порнопродукции. В ней - «все, как в жизни», а этим нашего человека не совратишь. Если все физиологические нужды по бедности справлять коллективно под одним забором, дерево соблазна под ним не вырастет.
Добавить комментарий
Проверочный код