Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№7 (526) 20 февраля 2006 г. Тема недели

«Спасибо тебе, Александр»

20.02.2006
Кандидаты переходят на «ты»

Виктор МАРТИНОВИЧ

Нечто поистине удивительное происходило 17 февраля во Дворце Республики во время расширенного заседания ЦИКа по регистрации кандидатов в президенты. К действующему главе государства обращались на «ты», фамильярно называли его «Александром», безнаказанно говорили в его присутствии о политических исчезновениях в стране и фальсификациях, допущенных во время референдума 2004г. Вопреки уже сложившейся на официальных мероприятиях традиции, Лукашенко выступал меньше своих основных оппонентов, без привычного наступательного тона.

Главу государства подвел сам формат мероприятия. Вместо ожидавшегося масштабного хурала в главном зале Дворца Республики с сотнями приглашенных верных президенту «вертикальщиков», депутатов ПП НС и членов общественных организаций заседание ЦИКа состоялось в камерном режиме, в небольшом помещении на третьем этаже. Помимо членов Центризбиркома, которые олицетворяли некую беспристрастную третью силу, не зависимую напрямую ни от одного из кандидатов (хотя 6 из 12 членов ЦИКа назначает лично президент), в зале сидело несколько чиновников из администрации, пресса и наблюдатели. За действующего президента просто некому было заступиться.

«Поздоровается ли президент со своими оппонентами?» - гадали журналисты, дожидаясь начала мероприятия. Тем временем места за столом претендентов заняли Сергей Гайдукевич и Александр Милинкевич вместе с руководителями своих инициативных групп. Александр Лукашенко и Александр Козулин появились одновременно и как-то незаметно. Привычного выкрика «Дамы и господа, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко!» не последовало.

Поэтому ни в зале, ни за столом претендентов никто не поднялся, приветствуя главу государства. Александр Григорьевич поздоровался только с Гайдукевичем и сразу сел. Козулин, не обращая внимания на воцарившуюся в зале напряженную тишину, шумно поприветствовал Милинкевича и руководителя его инициативной группы Мечислава Гриба.

Заседание началось с довольно нудного перечисления представителями областных избирательных комиссий данных о числе представленных претендентами подписных листов, о том, сколько подписей проверено и признано недействительными. Полностью подтвердилась информация о проблемах у Милинкевича в Гродненской области: там аннулировали все автографы, собранные в Волковысском, Гродненском, Зельвенском, Ивьевском, Мостовском, Новогрудском, Островецком, Ошмянском и Щучинском районах: при проверке более 15% от их общего количества признано недействительными.

По результатам отсева недействительных подписных листов у Александра Лукашенко осталось 1 млн. 963 тыс. подписей, у Александра Милинкевича - 183 тыс., у Гайдукевича - 144 тыс., у Козулина - 143 тыс. После этого началась процедура регистрации.

И ВСЕ-ТАКИ ЗАРЕГИСТРИРОВАН

Первым рассматривали «персональное дело» Милинкевича. Секретарь ЦИКа Николай Лозовик напомнил, что членами инициативной группы «единого» допущено нарушение закона - преждевременная раздача агитационных материалов. За это группа получила официальное предупреждение. Однако «члены инициативной группы сделали выводы».

Но это оказалось отнюдь не единственной проблемой Милинкевича. Выяснилось, что его супруга не указала доход в размере Br900 тыс. от продажи автомобиля Mazda. Секретарь ЦИКа отметил, что нарушение «не имеет существенного характера». Председатель ЦИКа Лидия Ермошина поинтересовалась, почему сделан такой вывод. Лозовик пояснил: впоследствии данные были предоставлены. Председатель ЦИКа напомнила, что во время выборов в парламент подобное нарушение стоило бы претенденту мандата. Однако, учитывая, что в поддержку Милинкевича собрано почти 200 тыс. подписей, с формулировкой «нельзя ведь обманывать избирателей» ЦИК все же поставил вопрос о его регистрации. «Против» проголосовало трое, «за» - девять членов ЦИКа.

В своем выступлении Милинкевич признался, что решение об участии было для него нелегким, поскольку «в нашей стране пропадают оппоненты власти, есть политические заключенные, ликвидируются общественные организации». И все-таки он считает необходимым идти к людям, дискутировать, т.к. тех, кто хочет перемен, - убедительное большинство. «Единый» рассказал, как трудно было собрать подписи, как давили на его сторонников, признался, что его программа базируется на трех ценностях: свободе, правде и справедливости. Милинкевич убежден, что люди хотят «освободиться от тотального страха», и обещал сделать все для того, чтобы в нашей стране вернулась на свое место правда.

Выслушав «единого», Ермошина напомнила о «высокой ответственности за все сказанное» и предупредила о недопустимости клеветы. Судя по всему, имелась в виду фраза об исчезновении политических оппонентов.

ЗЛОУПОТРЕБИВШИЙ ПРАВОМ

Впрочем, это предупреждение в большей степени должно было заинтересовать Александра Козулина. Рассказывая о поданных Козулиным сведениях, секретарь ЦИКа пошутил: мол, Козулин представил даже больше документов, чем требовалось, включив декларацию своей бывшей супруги и ее родителей. «В отличие от других, моя жена и моя семья всегда со мной», - начал свое выступление экс-ректор БГУ, сразу же перейдя ту грань, которую в Беларуси переступать не позволено никому и никогда.

Профессор отдал дань позитивным достижениям президента (не распродал страну, вывел ее из хаоса) и сказал свою коронную фразу: «Мы должны сказать спасибо Александру Григорьевичу». Далее произошло нечто совсем уж невероятное. «Спасибо тебе, Александр, за это!» - произнес бывший ректор, обращаясь к главе государства. По залу прокатился смешок. «Но время управлять советскими методами закончилось», - продолжал экс-ректор. Козулин отметил, что Беларусь застыла в прошлом. Раньше у нее не было врагов, теперь враги везде. Опальный ректор потребовал созвать заседание Конституционного суда и определить законность участия президента в выборах.

Кандидат отметил, что, по одной из статей Избирательного кодекса, после регистрации претенденты должны сложить с себя все производственные обязанности, и исключением может быть лишь президент, баллотирующийся на второй (не третий!) срок. Впоследствии председатель ЦИКа объяснила, что недоразумение случилось из-за того, что Кодекс создавался до референдума 2004г., позволившего баллотироваться три раза. «Тыкать в это формальное несоответствие является не чем иным, как мелочностью», - приводит «Интерфакс» слова Ермошиной. Ко всему Козулин продемонстрировал собравшимся книгу «Расстрельная команда» Олега Алкаева и потребовал разбирательства.

В общем, если сказанное Милинкевичем тянуло на клевету, то для классификации выступления Козулина у представителей ЦИКа определения и вовсе не нашлось. Когда тот закончил выступление, Ермошина заявила, что благодарить его не будет - не за что, и добавила: «злоупотребил правом», «проявил отсутствие политической культуры, что недостойно профессора».

ВДВОЕМ - «ЗА СИЛЬНУЮ И ПРОЦВЕТАЮЩУЮ»

По мере выступлений Милинкевича и Козулина профиль Александра Григорьевича, сидевшего к трибуне боком, все более каменел. Речь Гайдукевича, закончившаяся словами «За суверенную, процветающую, независимую Беларусь! За Беларусь!», настроение главы государства не подняла. Получив из рук Ермошиной свидетельство кандидата, президент без видимой охоты пошел к трибуне. Кажется, он совсем не намеревался выступать.

Речь Лукашенко была краткой и состояла из давно уже известных заверений, что только белорусский народ и никто иной будет решать судьбу государства. Он ни разу не оторвался от текста, не импровизировал, не клеймил врагов, которые в тот момент были к нему как никогда близки.

Несколькими часами позже Милинкевич назвал произошедшее во Дворце Республики «спектаклем, в ход которого мы вмешались». По его мнению, Лукашенко «совершенно отвык от диалога», т.к. он «переживал, нервничал, это было очевидно». Осталось лишь пожелать, чтобы подобные диалоги с участием главы государства случались в нашей стране как можно чаще. Президенту, являющемуся фигурой публичной, а стало быть, готовой к полемике с оппонентами, это явно не помешает.
Добавить комментарий
Проверочный код