Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Купить OPI лак в интернет-магазине по низкой цене
mekkaufa.ru
№7 (526) 20 февраля 2006 г. Портмоне

Бери, сколько дают

20.02.2006
Система взыскания долгов пасует перед жуликами

Леонид ГОЛУБКОВ

Умение делать деньги из воздуха - высокое искусство. Но если закон что дышло, то особого ума это занятие не требует даже во времена торжества законности. Чтобы убедиться в этом, не обязательно заниматься бизнесом. Нужно лишь найти легковерного донора (лучше несколько), который может дать вам взаймы приличную сумму денег.

На мелочи вроде $1 тыс. размениваться не стоит. Берите, если дают, сразу $10-20 тыс. Чем больше, тем лучше. Как известно, долги надо делать в государственном масштабе, иначе их придется возвращать. А чтобы давали с легким сердцем, обещайте выплату больших процентов и нотариальное удостоверение займа. Не бойтесь оказаться финансово несостоятельным: с недобросовестным заемщиком наш закон деликатен. Под уголовную классификацию мошенничества проделки хитрых заемщиков не попадают и разбираются в гражданских судах.

Но долг до $1-2 тыс. взыскать нетрудно, если у кредитора есть простой письменный или нотариально заверенный договор. Разница только в том, что в первом случае неизбежно придется обращаться в суд, а во втором - нужно будет идти к нотариусу для наложения исполнительной надписи. Однако нотариус возьмет относительно скромную плату за услуги по оформлению договора, а суд не будет рассматривать заявление кредитора, если тот не заплатит госпошлину в размере 10% от суммы займа.

Воплощение в жизнь решения суда или надписи нотариуса зависит от действий службы судебных исполнителей, которые рано или поздно начнут тревожить заемщика. И даже если последний владеет лишь утюгом и чайником, все равно шансы кредитора взыскать небольшой долг достаточно высоки. Но чтобы закон сработал в полной мере, заемщик должен быть тружеником, которому начисляют зарплату. Тогда через 2-3 года долг будет погашен. Раньше все равно не получится, поскольку в пользу кредитора не может перечисляться более 50% жалованья заемщика.

Совсем гиблое дело, когда в договоре займа фигурирует крупная сумма: в случае неисполнения обязательств уголовное преследование заемщику все равно не грозит. Не каждый кредитор станет инициировать рассмотрение дела о взыскании крупного долга в рамках гражданского судопроизводства, поскольку в этом случае ему придется заплатить большую сумму госпошлины.

Нотариально удостоверенный договор - тоже не палочка-выручалочка. Нотариус, как правило, накладывает исполнительную надпись только по истечении срока договора. За это время ушлый заемщик, не обращая внимания на нотариально заверенные обязательства по возврату долга и процентов, может просто потратить деньги или стать обладателем какой-нибудь жилой недвижимости, которую никакой суд не отнимет при условии, что жилье это - единственное. Человек - не банк, который в обеспечение крупного кредита берет залог в виде объекта кредитования.

А закон таков, что щадит должника, не вызывая у него даже прилива адреналина в крови. Решение суда, вынесенное в пользу кредитора, будет воплощаться в жизнь по вялой и беззубой схеме. Судебный исполнитель - это не выбивающий долги бандит, а чиновник, работающий с бумагами и ожидающий ответа на свои запросы из налоговых инспекций, ЖЭСов, ГАИ, банков и т.д. Время идет, конторы пишут, и в ходе переписки выясняется, что предусмотрительный заемщик ездит на свежем «Мерседесе» по доверенности, а депозитов в банке не держит.

После эпистолярной части процесса судебный исполнитель попытается проникнуть в квартиру (комнату) заемщика, где лишний раз убедится в скромности его бытия, подтверждаемой отсутствием бытовых излишеств. Под конфискацию попадает только ленивый, а затянутая процедура судебного исполнения дает уйму шансов для зачистки помещения. К тому же заемщик вообще может прописаться у мамы, готовой поделиться с представителями судебной власти разве что воспоминаниями о пережитой войне или перипетиях Октябрьской революции.

В этом случае даже внезапное известие о начале судебного разбирательства, обычно сопровождающееся наложением ареста на имущество в обеспечение иска, ничем заемщику не грозит, превращаясь в пустую формальность. Это лишь дежурная часть постановления, не более того. Брать-то у мамы нечего, а пока власти установят адрес квартиры (комнаты) заемщика, то и там будет уже пусто.

Врываться в квартиру никто не будет. Судебный исполнитель вынужден терпеливо дожидаться, когда ему соблаговолят открыть дверь. Такова практика исполнения судебных решений, доставшаяся нам в наследство от развитого социализма. Но когда и этот этап поиска личных ценностей будет пройден, взоры судебного исполнителя сконцентрируются на все той же пресловутой зарплате как единственном источнике покрытия ущерба кредитора. Этот порядок не учитывает рода занятий заемщика, будь он бизнесмен или обычный работяга. В обоих случаях исполнение решения суда неизбежно упирается в жалованье.

Расширять поиски в расчете на имущество фирмы, принадлежащей должнику, невыгодно ни кредитору, ни судебному исполнителю. Этот сценарий предполагает новые расходы кредитора и дополнительную мороку для судебного исполнителя. Живем-то ведь не во Франции, где на службе у государства состоят частные принудительные исполнители, материально заинтересованные в полном взыскании долга. А при наших порядках надеяться на возврат чьих-то персональных крупных кредитов в этой жизни не приходится. Зарплата заемщика не позволяет.

Зато свои деньги белорусское государство выколачивает различными способами, вплоть до уголовного преследования за выманивание кредитов. Но эта практика не распространяется на договоры займа между физическими лицами. Тут раздолье: бери, сколько дадут, можешь и не возвращать - все равно не посадят. А потом отстегивай из зарплаты в лучшем случае по Br100-200 тыс. Видимо, законодательство по умолчанию предполагает, что деньги берутся взаймы из самых благородных побуждений. Если же долг погашается несвоевременно, то государство и тут своего не упустит, взимая с заемщика 4%.

Вот если бы действующее законодательство предусматривало возможность продажи недвижимости, приобретенной заемщиком во время действия договора… Но об этом можно только мечтать. В этой части декларируемая строгость белорусских законов - миф. Сложившаяся система взыскания долгов пасует перед жуликами, но очень доходна для государства.
Добавить комментарий
Проверочный код