Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№3 (522) 23 января 2006 г. Контекст

Юрий Кобаладзе: «Мы друзей в беде не оставим»

23.01.2006
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

18 января в судьбе находящегося в Гааге бывшего лидера Югославии Слободана Милошевича наметился неожиданный поворот. Россия, не сумевшая предотвратить падение югославского режима, похоже, изобрела способ спасти Милошевича от трибунала.

Еще в декабре 2005г. подсудимый Слободан Милошевич просил разрешения на поездку в Москву, чтобы пройти медобследование в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. Экс-президент жаловался на «невыносимое давление в глазах и ушах». Тогда трибунал отказал Милошевичу в ходатайстве, потребовав от России гарантий, что тот не ударится в бега.

18 января посольство России в Нидерландах эти гарантии предоставило. В специальном письме говорится, что россияне отвечают не только за возвращение Милошевича в Гаагу, но и за безопасность его пребывания в РФ. Формальных поводов для отказа в лечении больше не осталось.

Тем временем газета «КоммерсантЪ» сомневается, что, покинув Гаагу, бывший балканский правитель когда-нибудь снова туда вернется. По мнению «Ъ», Милошевич может остаться в Москве «навечно».

О том, зачем Россия заступается за человека, которого судят за преступления против человечности, обозреватель «БелГазеты» говорил с бывшим разведчиком, генерал-майором запаса управляющим директором компании «Ренессанс Капитал» Юрием КОБАЛАДЗЕ.

- Как вы оцениваете жест России?

- Во мне борются два чувства. Первое - это симпатии к Милошевичу, которые за последние годы только усилились. Когда югославский лидер только-только был схвачен и посажен в тюрьму, его политическая биография казалась не столь безупречной. Милошевича можно было заподозрить в неверных ходах и неправильных решениях. Но глядя на то, как драматически изменилась ситуация в Косово за годы, прошедшие после его отставки, нельзя не сделать вывод, что у Милошевича были основания вести ту политику, которую он вел, так, как он ее вел.

С другой стороны, у России есть унаследованный от СССР печальный опыт приглашения к себе различных опальных политических деятелей. Мы их к себе звали, а потом не знали, что с ними делать, как от них избавляться. Как бы эта история не повторилась.

- В чем конечная цель приглашения Милошевича? Это лечение или его действительно не собираются выдавать?

- Да, это лечение, но сейчас можно только гадать, как долго оно продлится. Милошевич в возрасте. Его можно лечить месяцы и даже годы. И потом, у меня есть такое предположение, что ту сторону тоже устроил бы вариант, при котором Милошевич уехал бы на лечение и не вернулся. Сложилась бы ситуация, при которой, с одной стороны, судебный процесс идет, подсудимого ждут в Гааге, а с другой - не надо принимать никаких решений: человек лечится. Мне кажется, настал бы момент такого политического равновесия, которое устраивало бы все стороны. И даже если бы его возврат из России сильно затянулся, никто бы особенно не паниковал. Ну начали бы тихонько покрикивать, робко осуждать…

«МЫ ВЕДЬ НЕ ПЫТАЕМСЯ ВОССОЗДАТЬ ЮГОСЛАВИЮ»

- А зачем России нужно приглашать к себе Милошевича? Какие внутри- или внешнеполитические задачи она решает?


- Прежде всего это вызовет позитивный отклик внутри страны. Россияне увидят, что мы помогаем людям, которые традиционно являлись нашими союзниками. Просербские настроения в РФ всегда были сильны. И за последние годы они ничуть не уменьшились. Более того, чем больше времени проходит после ареста Милошевича, тем больше людей убеждается в том, что он не так плох. Еще четыре года назад благодаря усилиям западной пропаганды бывший югославский президент воспринимался как политик со знаком минус, теперь же отношение к нему не просто выровнялось - оно стало положительным.

- Не являются ли подобные жесты проявлением стремления РФ к восстановлению империи? В странах СНГ вы диктуете политику ценами на энергоносители, за пределами - пытаетесь спасать бывших союзников от трибунала…

- Я бы не сказал, что приезд Милошевича на лечение является признаком возвращения империи. Мы ведь не пытаемся воссоздать Югославию. Подтекст вопроса мне ясен. Действительно, в данном случае имеет место некая демонстрация силы, того, что мы окрепли и даже в этом вопросе можем проявлять характер. Но мы приглашаем Милошевича отнюдь не потому, что идем по пути восстановления империи. Та империя уже канула в Лету. И ее возрождение - призрачная мечта.

СИНДРОМ ХОННЕКЕРА

- И все-таки: Милошевича подозревают в совершении тяжких преступлений. Почему Россия склонна приглашать к себе лидеров, которые у себя в странах попадают в опалу? Последний пример - Акаев, сбежавший в Москву от собственного народа во время революции в Киргизии…


- У нас есть определенные обязательства перед теми, кто провозглашает себя друзьями России, кто не отказывается от Москвы. С Милошевичем и Акаевым это работает в меньшей степени. Все-таки они уходящие политики, они уже не претендуют на управление государством. Смешно было бы предположить, что, например, Милошевич пойдет на выборы президента Югославии и победит. И поскольку они уже уходящие, с Акаевым и Милошевичем это жест скорее гуманитарный. Подтекст прочитывается легко: мы друзей в беде не оставим, готовы содействовать им любыми имеющимися способами.

Но в случае с такими обязательствами всегда есть опасение повторения ситуации с Эрихом Хоннекером (в марте 1991г. объявленный в розыск в Германии бывший генсек СЕПГ Хоннекер был вывезен в СССР, но уже в декабре того же года ему было предписано в течение трех дней покинуть страну. - В.М.). В России очень часто меняются настроения. Надеюсь, больше революций у нас уже не будет, а то, если вновь случится какой-то исторический излом, бывшие друзья снова попадут в стан врагов и наоборот.

Хороший пример работы с политическими изгнанниками подают англичане. Они уже на протяжении столетий дают убежище оппонентам различных режимов. Они выработали практику, позволяющую любой действующей власти отмежевываться от внешнеполитической составляющей подобных решений. Какие бы претензии им ни выдвинули, они могут пожать плечами и сказать: такие вот у нас тут, в Англии, традиции. У нас свободная, демократическая страна, мы предоставляли убежище всем.

Россия в этом вопросе очень часто ведет себя непоследовательно. Возьмем, например, азербайджанских оппозиционеров. Кого-то у себя оставляем, кого-то выдаем. Где логика?

В ЕВРОПУ - С МИЛОШЕВИЧЕМ

- Евросоюз поставил ультиматум Боснии: ее не примут в ЕС, пока она не выдаст разыскиваемого гаагским трибуналом Радована Караджича. Россия стремится к евроинтеграции. Как это сочетается с намерением укрыть у себя Милошевича?


- Смешно обвинять Россию в укрывании «югославских преступников». Это не наши проблемы. Какое отношение имеет лечение Милошевича к взаимодействию с европейским сообществом? Это искусственная привязка.

- Еще один известный политический беженец, скрывшийся в РФ, - бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Георгадзе. Ходят слухи, что Кремль готовит его на смену Саакашвили…

- У кого-то, может, такие мысли насчет Георгадзе есть, я не исключаю. Но предположить, что Георгадзе, который уехал из Грузии 10 лет назад, может выиграть выборы, абсурдно. Я очень хорошо знаю ситуацию в этой стране. Там за прошедшие годы выросло поколение людей, которые ни разу не слышали фамилии Георгадзе. А потому его победа нереальна, как бы мы ни относились к Саакашвили.

ДРУЖИТЬ СО ВСЕМИ, КРОМЕ ЛЮДОЕДОВ

- В адрес России постоянно звучат обвинения в том, что она-де дружит с изгоями…


- Это действительно старая проблема, и моя позиция по ней однозначна. Их можно называть диктаторами, изгоями, но все они - реально существующие политические деятели. Не Россия решает, кого народ избирает президентом той или иной страны.

И потом, что значит «дружить»? Мы что, должны их игнорировать? Вот судят сейчас «изгоя» Саддама, а что в это время творится в Ираке? Есть реалии, исходя из которых сегодня можно задать вопрос: а может, и не надо было Хусейна трогать? Все-таки хоть какая-то стабильность была в Ираке… Нельзя назвать дружбой и наши отношения, скажем, с Северной Кореей - это наш сосед, мы обязаны иметь с ним дело.

Проще всего хлопнуть дверью и сказать: «Делайте, что хотите». Неужели от этого миру легче станет? Помню, как в 1991г. тогдашний министр иностранных дел России говорил: «Мы никогда не будем дружить с политической шпаной». А некоторые из тех, кого он называл «шпаной», до сих пор являются президентами своих стран. И уже даже Запад с этими людьми имеет нормальные отношения. Так что очень опасно в политике хлопать дверями и называть «шпаной» потенциальных партнеров. Кроме, конечно, откровенных случаев: фашистских диктатур или людоедских режимов.

- Может, Москве предложить подлечиться еще и Саддаму?

- Если такое предложение и поступит, то не от России. У нас нет таких обязательств, таких исторических симпатий к Ираку, как к сербам. Все-таки Саддам для нас не является представителем дружественной страны. Уж если ему кто-то и предложит подлечиться, то какие-нибудь арабские государства.

- А Лукашенко бы Москва приняла? У нас как-никак в марте оппозиция обещает «революцию»…

- Я бы не хотел спекулировать на эту тему. Это очень искусственно - привязывать судьбу Милошевича к судьбе Лукашенко. Поживем - увидим. Но я не разделяю оптимизма американцев относительно того, что завтра в Беларуси будет революция. У меня такого впечатления нет.

СПРАВКА «БелГазеты». Юрий Кобаладзе родился в 1949г. в Тбилиси. В 1972г. окончил факультет журналистики МГИМО МИД СССР. В 1972-99гг. служил во внешней разведке. В 1972-75гг. работал в ТАСС; в 1975-84гг. - корреспондент Гостелерадио СССР в Великобритании; в 1984-91гг. - в центральном аппарате ПГУ КГБ; в 1991-99гг. - руководитель пресс-бюро Службы внешней разведки; в 1999-2000гг. - первый заместитель гендиректора ИТАР-ТАСС. C 2000г. - управляющий директор ЗАО «Ренессанс Капитал». Генерал-майор запаса.
Добавить комментарий
Проверочный код