Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№01 (520) 09 января 2006 г. Мнения

Израиль под знаком инсульта

09.01.2006
 

Виталий ПОРТНИКОВ

Тяжелая болезнь, которая вряд ли позволит Ариэлю Шарону (даже в случае выздоровления) продолжать активную политическую деятельность, поставила под вопрос развитие дальнейшей ситуации и в самом Израиле, и на Ближнем Востоке. И вообще в мире: сейчас можно без преувеличения сказать, что Шарон был одним из самых ярких лидеров современности.

Он не боялся рискованных решений. Не боялся меняться, не боялся разрушить раз и навсегда созданный образ, не боялся терять одних сторонников и приобретать других. Накануне болезни Шарон предпринял целый ряд шагов, изменивших политический ландшафт страны. Он пошел на ликвидацию поселений в Газе и на части территории Западного берега Иордана, выведя из оставленных районов израильскую армию. Он ввел в обиход само понятие одностороннего размежевания, оказавшееся наиболее точным прочтением перемирия на Ближнем Востоке. Он не побоялся оставить созданную в свое время им же самим партию «Ликуд» ради появления новой политической силы - «Кадимы».

Парадокс всех этих решений, кажущихся сегодня вполне логичными и обоснованными, как раз в том, что они могли быть приняты только одним человеком, а не обеспечены израильской политической системой. Потому что базировались прежде всего на огромном доверии израильтян к Шарону и на его бесстрашном умении рисковать этим доверием.

Теперь самый главный вопрос - выстоит ли израильская политическая система без Шарона. Понятно, с самой системой ничего не произойдет. Но сможет ли быстро появиться политик, способный рассчитывать на такое же доверие и одновременно готовый к новым непопулярным решениям? Проще говоря, появится ли новый Шарон или объявляется перерыв на Шаронов, как до прихода Шарона в премьерское кресло был перерыв на Рабинов?

Пока никакого нового Шарона не просматривается. Шимон Перес, о котором вновь вспомнили в дни болезни премьера, - не Шарон и не Рабин, а вечный местоблюститель. Эхуд Ольмерт, исполняющий обязанности премьера до парламентских выборов, - пока верный соратник, а не самостоятельный лидер. Беньямин Нетаньяху, возглавивший «Ликуд» после ухода Шарона, - просто очень профессиональный политик. А Израилю нужно большее, намного большее: харизма, железная воля, абсолютное доверие. Вот что израильтяне ищут и не находят в среде своей политической элиты. И поэтому вновь и вновь обращаются к окнам больничного корпуса.

Примерно то же состояние и в мире. У Соединенных Штатов давно уже не было на Ближнем Востоке такого удачного партнера. Шарон не был легким переговорщиком, зато он был масштабной и нестандартной фигурой, внушавшей уважение и готовой по-своему трактовать миротворческие планы администрации Буша. Для палестинского лидера Махмуда Аббаса Шарон не был другом, зато он был человеком, который прекрасно все понимал. А это дорогого стоит. И то же самое касается отношения радикальных палестинских группировок к Шарону: они хорошо осознавали, почему Аббас так осторожен с израильтянами. Внушит ли новый израильский премьер такое же уважение своим врагам? Если нет - это не облегчит задач ни ему, ни Аббасу и поставит достигнутое хрупкое перемирие под сомнение.

Так что Шарон - не просто политик. Это атмосферное явление. С его уходом неизбежно начнет меняться сама атмосфера.
Добавить комментарий
Проверочный код