Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (518) 19 декабря 2005 г. Радости жизни

Безграничный Royal

19.12.2005
«У нас будет все!»

Марина ГУЛЯЕВА

Спустя полгода после открытия клуб-ресторан Royal (фр. королевский) наконец устроил презентацию. Учитывая заявленный статус заведения, затянувшееся молчание о появлении на рынке вполне объяснимо. В распространенном пресс-релизе Royal представлен как «один из самых дорогих ресторанных проектов» столицы, рассчитанный на публику, способную оценить «изыски французской кухни». Royal просто выдержал паузу. Королевскую, разумеется.

Небольшой зал (хочется сказать «зальчик») ресторана выполнен в очень мягких пастельных тонах - преобладают карамель, взбитые сливки, белый шоколад. И такие же возникают ассоциации, едва перешагнул порог заведения, - как будто очутился в центре пирожного. Это ощущение карамельно-сливочной замкнутости укрепляет отсутствие окон, но именно благодаря воздушным цветам замкнутость не давит, а, наоборот, успокаивает.

Более сложные ощущения, финальной стадией которых является удивленное нетерпение, вызывает кухня заведения. Создатели ресторана предпочли дать лишь общие описания, видимо, справедливо полагая, что шедевры французской кухни нужно пробовать, а не слушать о них. Но пообещали: даже если сейчас в меню ресторана есть не все «изыски», то в самом ближайшем будущем «у нас будет все». Под это «все» уже предлагается довольно большой выбор вин Старого и Нового Света.

Приглашенный на презентацию писатель-сатирик Аркадий Арканов не успел оценить блюда нового минского ресторана, и потому беседа с ним корреспондента «БелГазеты» о вкусной и здоровой пище носила метафорический характер. Иногда г-н Арканов был предельно конкретен - например, он сравнил современную эстраду с «МакДональдсом», потому что это «невкусно и неполезно».

- Почему современная эстрада демонстрирует нам, по вашему определению, только «гамбургеры»? Шеф-повар виноват?

- Я не поклонник старой системы и не был им никогда. Но юмор времен СССР был интеллигентнее, тоньше, умнее, социальнее.

- Качественный юмор возможен только в условиях несвободы? Свобода не является нормальной средой для развития вкусного и полезного юмора?

-Увы, когда все было под запретом, талантливые люди вынуждены были придумывать форму, под которой они могли донести свои мысли, обманув цензоров. А среди них, к слову, были очень умные и образованные люди - я знал таких. Они получали огромное удовольствие, когда автору удавалось под этой формой скрыть главную идею, и они могли разрешить произведение. Поиск формы - это всегда развитие и совершенствование. Иногда во время выступления зал вдруг начинал аплодировать - значит, ты смог донести самую главную мысль.

А в условиях, когда нет запретов, поиск для многих перестал быть важным. Свобода полезла, как тесто из квашни, прорвавшись наконец из-под закрытой крышки.

Но есть примитивная свобода и высшая. Примитивная свобода - это свобода только что освободившегося раба. Представьте себе человека, который голодал в прямом и переносном смысле, а вы привели его в роскошный ресторан. Он набросился на все эти изыски, даже не зная, как это называется, просто пожирая все подряд без логики, наслаждения, меры… Наконец, нажрался. Что в таких случаях происходит? Отрыжка, рвота, несварение… Вот к чему приводит примитивная свобода. А высшая свобода - это когда чего не хочу, того и не делаю. Но до этой стадии нужно дожить, нужно научиться выбирать и делать это осознанно. В России этого не произошло практически ни в одной сфере - ни в политике, ни в экономике, ни в культуре. «Наевшись» всего подряд, сейчас мы ждем несварения.

Я очень люблю Америку. На мой взгляд, это одно из самых демократичных государств. Там человек с молоком матери впитывает гражданские свободы и не понимает, что может быть по-другому. Он хорошо и сытно живет, не задумывается, где ему достать кусок хлеба и как прокормить семью на элементарном уровне. И потому у них другие развлечения, им не надо копаться в социальных проблемах - это сделают специалисты или вы сами примите решение на выборах. Поэтому там и юмор другой - легкий, беззаботный… Потому что страна живет хорошо. А когда страна живет ужасно, а юмор беззаботный, это катастрофа. Ведь в конце концов люди перестанут реагировать на самые простые негативные вещи и не заметят, как опять окажутся на краю пропасти.

- Что, люди уже не замечают?

- Они уже не реагируют на интеллектуальный юмор. Их как-то очень быстро отучили. Для них атавистичными стали такие понятия, как, например, чтение дома, когда можно подумать, поразмышлять над понравившейся метафорой.

- А над чем смеетесь сегодня вы?

- Меня смешит то же, что и страшит. Один замечательный польский философ сказал, что «сатира должна восстанавливать то, что разрушает пафос». Мне всегда был смешон пафос. Но важно не потерять ироничного отношения к самому себе. Возьмем, к примеру, муравейник, который живет по своим законам, где каждый занят каким-то своим очень важным делом - это вообще невероятно интересная цивилизация. Но достаточно только чиркнуть спичкой, чтобы весь этот разумный мир был уничтожен мгновенно. Может, точно так же кто-то смотрит на Землю и думает: «Вот, уроды…»
Добавить комментарий
Проверочный код