Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (512) 07 ноября 2005 г. Радости жизни

FASHION-НЕФОРМАТ

07.11.2005
Samoschenko «неинтересна белорусскому рынку»

Татьяна КАРЮХИНА

Несмотря на то, что многие модные критики признают: «Москве с ее Неделями моды не дано тягаться с Парижем и Миланом по количеству раскрученных имен и интересных дизайнерских решений», они все же соглашаются, что с каждым годом Russian Fashion Week по своему формату становится все ближе к аналогичным мероприятиям, проходящим на Западе. А белорусские дизайнеры, вначале с переменным успехом демонстрировавшиеся на российских показахpret-a-porte, по признанию все тех же критиков, год от года выступают даже «лучше прославленных российских модельеров».

Сенсацией недавно прошедшей RFW в очередной раз стала отечественный дизайнер Ольга САМОЩЕНКО. О последней коллекции, общем уровне российской Недели моды и перспективах развития белорусского рынка дизайна одежды с ней беседовала корреспондент «БелГазеты».

- У вас есть шоу-рум в Париже, одежда от Samoschenko с успехом продается в московском бутике «Марки». Белорусский рынок вам неинтересен?

- Это я неинтересна белорусскому рынку. У нас элементарно нет опыта оказания поддержки дизайнерам, здесь это никому не нужно.

- В Москве он есть?

- Небольшой. Там набирают силу показы pret-a-porte. У нас же нет практически ничего: ни интереса к моде, ни желания делать показы, спонсировать их и поддерживать творцов. Даже дизайнеров, по большому счету, нет. Но мне трудно говорить, как должно быть на самом деле: я не знаю, какими должны быть программы поддержки белорусских модельеров.

- Есть ли у государственных мужей возможность поддерживать творчество?

- В некоторых странах почему-то существуют госпрограммы поддержки дизайнеров. Италии и Франции - странам с развитой индустрией моды и сформировавшимися традициями - интересны творцы, создающие эксклюзивные коллекции. Мы до этого просто еще не доросли.

Был период в советское время, когда дизайнеры почти не выставлялись, а сама мода была униформой, а не модой. Эти времена проходят, и Россия - тому подтверждение. Сегодня там постепенно создается рынок дизайна, формируется культура проведения показов, развиваются Недели моды.

Во многом развитие моды в России определяет Запад, но уже начинают проявляться черты «русского стиля». Еще много вторичного и незрелого, но в конце концов сформируются принципы работы модельеров и организации показов, появятся школы.

- Так, может, лучше просто сложить руки и ждать, когда сформируется российский рынок дизайна, а не тратить по $5 тыс. за одно лишь участие в RFW? Что гарантирует участие в таких показах?

- Можно сидеть и ждать. И, возможно, действительно подрастет поколение дизайнеров - нынешних студентов, которые получат возможность работать в лучших условиях. Когда сложится какая-то система, когда им будет понятно, что нужно делать, чтобы достичь высоких результатов в модной индустрии, когда появится сама модная индустрия и интерес к отечественным дизайнерам. Им будет проще.

Но я и мои коллеги-дизайнеры не можем сидеть и ждать: время проходит. Всевозможные конкурсы для нас - прошедший этап (ведь показы, сопоставимые с RFW, у нас не проводятся). Поэтому мы показываемся в Москве, чтобы о нас узнали. Если бы здесь были бутики, торговые сети, которые могли бы закупать наши изделия, продюсеры, которым было бы интересно вкладывать деньги в развитие модной индустрии, все могло бы быть иначе. Но владельцы столичных бутиков продают раскрученные западные имена, потому что для нашего потребителя, грубо говоря, лишь тот, кто вDolce&Gabbana, - классный парень. И нет альтернатив: отечественные дизайнеры - «неформат», у нас пока никто не умеет работать с таким продуктом.

- Какие направления доминировали на Неделе высокой моды в Москве?

- Это не Неделя высокой моды. Недели высокой моды проводятся только во Франции и Италии. В Москве ее провели несколько раз, но, поскольку там практически нет домов моды, занимающихся именно высокой модой, т.е. не просто производящих одежду классаluxe, а создающих настоящие произведения искусства, все постепенно сошло на нет. Теперь там проходят недели pret-a-porte, которые мне не очень интересны.

Я езжу в Москву не «других посмотреть», а «себя показать». За неделю у меня была возможность ходить на все показы, но я сходила только на интересные мне - коллекции литовского дуэта AV, нескольких итальянских дизайнеров. Я знала, что увижу там нечто незаурядное.

- Вы не были на показах своих коллег-белорусов?

- Я видела коллекцию Елены Цокаленко - она, безусловно, хороша. У Лены большие перспективы. Она не первый раз показывает свои коллекции в Москве, ее тепло принимают там.

- На прошлой RFW многие критики писали о фольклорных мотивах в моделях от Samoschenko, а некоторые даже разглядели «украинское влияние» и «косу Тимошенко». На вас и вправду повлияло восхождение Юлии Тимошенко на политический Олимп?

- Я поставила перед собой задачу сделать фольклорную коллекцию на основе белорусского народного костюма. В итоге получился не чисто белорусский костюм. Там скорее славянский фольклор… Или литовско-белорусско-польский. Кос же у меня не было и в помине. Это был свадебный белорусский венок, который я выполнила в совершенно другой технике: мои венки были из ткани и пуговиц, а в старину их плели из цветов. Найти что-то общее с Юлией Тимошенко в моих моделях было довольно трудно, но многие нашли. Меня это не задевает.

- Какие образы вы пытались создать в последней коллекции?

- Все мои последние коллекции несут мое собственное представление о чувственной, романтичной, мягкой женщине. Отличаются трактовки этого образа. Это зависит от двух важных составляющих: востребованные сегодня тенденции моды и материалы, из которых я делаю коллекцию. В тех условиях, в которых работаю я, невозможно сначала продумать образ, а затем работать над его воплощением. Часто приходится отталкиваться от доступности материалов. Зачастую ткань «диктует» коллекцию, поскольку заказать ткань по своим эскизам практически невозможно. Думаю, что так работают многие. По крайней мере, в Беларуси.

- Вы не единожды становились сенсацией RFW. Успех никогда не подстегивал вас заняться созданием высокой моды?

- Создавать высокую моду - это из области фантастики. Для этого надо родиться и жить во Франции или в Италии. Нужны условия и традиции. Высокая мода - создание коллекции начиная с таких мелких деталей, как пуговицы, фурнитура, декор… Все должно быть уникально. Это придумывает сам дизайнер, а лучшие мастера претворяют в жизнь его фантазии: вышивают, красят материал, наносят рисунок.

У нас нет ни мастерских, ни школ, ни белошвеек. Есть только несколько дизайнеров, которые находят в себе силы и желание делать творческие коллекции и показывать их людям, интересующимся модой.
Добавить комментарий
Проверочный код