Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№40 (508) 10 октября 2005 г. Мнения

А.Г. ЕЩЁ ДАЛЕКО ДО И.А.

10.10.2005
Виталий ПОРТНИКОВ

№ 40 [508] от 10.10.05 - Когда накануне саммита организации Центральноазиатского сотрудничества в Санкт-Петербурге в СМИ появились сообщения о грядущем объединении России и Казахстана как возможной модели сохранения на посту президента Владимира Путина после 2008г., в российских политических кругах отнеслись к этому предположению как к скверному анекдоту. Вряд ли кто-то в здравом уме мог предположить, что Нурсултан Назарбаев захочет отдать выстраданное государство на алтарь сохранения полномочий коллеги-соседа.

Однако в самом Петербурге произошли события, позволяющие утверждать: российские интересы смещаются в сторону постсоветской Азии, интересы Азии - в сторону России. И дело тут не только в объединении Евразийского экономического сообщества и Центральноазиатского сотрудничества, о котором единственного «полного» европейца в ЕврАзЭсе - Александра Лукашенко - Путин просто информировал по телефону, но еще и в предложении президента Узбекистана Ислама Каримова установить с Россией союзнические отношения.

Заявление Каримова - реакция на решение ЕС ввести санкции против Узбекистана, ограничить торговлю оружием с этой страной и запретить въезд на территорию ЕС чиновникам, ответственным за применение силы в Андижане. Запад начинает проводить по отношению к Ташкенту линию, аналогичную избранной по отношению к Минску. Именно в этом смысле Узбекистан можно сравнить с Беларусью. Что касается уровня демократических свобод в этих странах, то в Беларуси он и после введения всяческих санкций повыше, чем в Узбекистане. Мало кто может представить себе проведение оппозиционного конгресса в Ташкенте для выбора кандидата в президенты, противостоящего Каримову, или даже рудиментарную оппозиционную прессу в киосках узбекской столицы.

Словом, как бы ни был неприятен Западу Александр Григорьевич, а до Ислама Абдуганиевича ему далековато. Но до Андижана Запад предпочитал не замечать этого. А после Андижана стало уже просто неприлично делать вид, что ничего не происходит.

Именно этого не могут понять в Ташкенте. Министр иностранных дел Узбекистана Эльер Ганиев в интервью газете The Bukharian Times сокрушался: «Нельзя зацикливаться на одном, даже трагическом событии. Ведь жизнь не стоит на месте. Надо, серьезно и жестко осмыслив происшедшее, сделать правильные выводы и продолжать жить дальше». То, что западным странам очень непросто «жить дальше» с Узбекистаном, действительно очень трудно объяснить. Ведь ташкентские чиновники реально представляют себе уровень свобод в Узбекистане до Андижана и после. И если до Андижана никаких санкций не было, то зачем их вводить сегодня?

Непонимание западного подхода порождает у Каримова «белорусскую» реакцию. Президент Узбекистана решил переориентироваться на Россию, от которой пытался дистанцироваться все предшествующие годы, даже тогда, когда взаимодействие с Москвой - хотя бы по решению афганской проблемы - навязывалось ему Западом. Но сейчас у Ташкента просто нет выхода: он наглядно демонстрирует Западу, что в случае продолжения «белорусского» подхода к Узбекистану будет все ближе и ближе к России. В ответ отношение Запада к Узбекистану только ужесточается.

Заколдованный круг, выходом из которого многие на Западе могут счесть смену режима в Ташкенте. Но на практике это может оказаться еще более опасным поворотом: никто сегодня не может предсказать, какие силы захватят власть в Узбекистане в случае свержения Каримова. И в этом смысле Узбекистан заметно отличается от Беларуси. Стабильность в этой стране трудно гарантировать даже в случае мирного ухода Каримова и передачи им власти преемнику. Узбекская госмашина сконструирована под одного водителя. А если машина развалится, то и Западу, и России гарантированы в Узбекистане такие проблемы, по сравнению с которыми даже Андижан покажется просто трагическим эпизодом.
Добавить комментарий
Проверочный код