Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№40 (508) 10 октября 2005 г. БГ-Феномен

ROVER ЛОПНУЛ

10.10.2005
Константин ФИРСОВ

Британская корпорация MG Rover более 100 лет радовала потребителей в десятках стран мира качественными, надежными и престижными автомобилями. Марка Rover стала частью имиджа Британии. Казалось, ее место на рынке вечно. Но в 2005г. Rover обанкротился. Правительство Тони Блэра в предвыборной суете декларировало поддержку предприятию, но до национализации во имя спасения неэффективно работающей корпорации дело пока не дошло. Лейбористы оказывали предприятию поддержку, однако административные меры помогли как мертвому припарка.

НЕ ТРОГАТЬ ДОСТОЯНИЕ ИМПЕРИИ!

…В 1946г. компания производит миллионный автомобиль. С 1959г. начинается выпуск ставшей культовой модели Mini. Объем продаж и прибыли постоянно росли. Место Rover (именно благодаря ей в середине XIX в. возникло белорусское слово «ровар» - велосипед)на мировом рынке было прочным, как репутация его автомобилей. Потребители полюбили привычные LandRover и RangeRover, модернизированные Mini.

Так было до конца 80-х, когда обнаружилось, что менеджмент компании недооценил специфику работы на глобальном рынке: чтобы удовлетворять растущие требования потребителей, надо интенсивно инвестировать в дизайн, новые технологии и маркетинг, сокращать издержки и биться за рынки сбыта. Далеко не всем был по сердцу традиционный британский дизайн. Это как со смесителями воды по принципу «одна струя» - чисто британской архаичной традицией.

Первый серьезный кризисRover закончился покупкой предприятия немецким концерном BMW. В 1994-98гг. немцы вложили в компанию около 3 млрд. фунтов стерлингов. Но высокий курс фунта, значительные издержки на выплату зарплаты не позволили снизить затраты до необходимого уровня. Rover оставался непозволительно дорогим при том уровне качества, который предлагали британцы. Объемы продаж продолжали падать, а с ними - прибыль и престиж марки.

В 1998г. BMW решила изменить схему реструктуризации, прибегнув к ставшему популярным в то время аутсорсингу - размещению заказов на запчасти за границей. И началось! Британские медиа, профсоюзы и политики восстали против «уничтожения флагмана британской промышленности». Инвесторы подходили к Rover как к стандартному бизнесу, а профсоюзы имели на этот счет иную точку зрения. Пока шли разборки, BMW потерял почти 500 млн. фунтов. Завод в Лонгбридже в секторальном разрезе продолжал оставаться местом с самой низкой производительностью труда и самым низким качеством в Европе. Рабочие думали, что госпротекционизм будет длиться вечно.

Когда в первой половине 2000г. убытки Rover превысили 2 млн. фунтов в день, стало ясно: BMW сделала большую инвестиционную ошибку. Начался поиск покупателя для убыточного завода, а пресса и гордые британцы вновь набросились на немцев: мол, разорили предприятие, а сейчас хотите его продать за копейки. Глас народа дошел до Тони Блэра, публично заверившего в господдержке предприятия.

Если бы такие слова были произнесены в Беларуси, то можно было бы ждать указа о выделении бюджетных ссуд, списании долгов, снижении цен на энергоресурсы и расширении госзаказа на автомобили национального флагмана. Но Rover работает в рыночной среде, где подобные меры невозможны. Британцы усилили давление на BMW, хотя немцы пытались сохранить британскую гордость, ежегодно неся убытки в 400 млн. фунтов.

В это время на рынке появляется компания Alchemy Partners, согласившаяся приобрести Rover, оставив для BMW модели Mini и джипы-внедорожники. При этом компания заявила о планах реструктуризации предприятия и увольнения рабочих. Ни профсоюз, ни правительство с этим не согласились, создав «комитет спасения», который начал активно вмешиваться в работу предприятия. Alchemy Partners решила не спорить, зато в спор вмешалась никому доселе не известная фирма Phoenix Four под руководством имевшего тесные связи с правительством экс-гендиректора Rover Джона Тауэрса. Денег у его компании не было, зато патриотического авантюризма - хоть отбавляй. В результате предприятие было продано за символические 10 фунтов: BMW не стала настаивать на возвращении 1 млрд. фунтов активов!

Пять лет Phoenix Four тянул производственную лямку. Четыре партнера внесли по 60 тыс. фунтов личных средств для выплаты долгов компании и инвестиций. Эти смешные деньги не могли повлиять на состояние компании. Попытки найти покупателей доли предприятия провалились. Отказались китайцы, индусы и малазийцы. В конце 2004г. на отчаянный призыв британцев купить хоть что-нибудь отозвалась госкомпания из Шанхая SAIG. Она приобрела права на интеллектуальную собственность автомобилей Rover за 67 млн. фунтов. Однако за этим не последовали конкретные шаги по модернизации бизнеса. Четыре национальных героя в одночасье превратились в злодеев и мошенников, но не страдальцев: они получили 40 млн. фунтов вознаграждения!

Несмотря на заверения Блэра, сделка Rover с китайцами сорвалась. Около 25 тыс. рабочих мест оказались под угрозой сокращения. Сегодня предприятие пребывает в стадии банкротства. Вновь ищут покупателей в развивающихся странах. На этот раз в Иране и России.

История знаменитого, чисто британского бренда завершилась бесславно, в первую очередь благодаря псевдопатриотическим заботам якобы социально ориентированного правительства.
Добавить комментарий
Проверочный код