Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№36 (504) 12 сентября 2005 г. Визави

НИЧЕГО СТРАШНОГО

12.09.2005
Ольга МИКША

На прошлой неделе в Вене был обнародован доклад более чем 100 экспертов ООН о последствиях катастрофы на ЧАЭС спустя 20 лет. Главный вывод «Наследия Чернобыля» сформулировал доктор Бертон Беннет, председатель Чернобыльского форума и эксперт по действию радиации: «Это была очень серьезная авария с большими последствиями… В целом, однако, мы не обнаружили глубоких отрицательных воздействий… И мы не можем говорить о широко распространившемся радиоактивном загрязнении, которое могло бы и далее создавать существенную угрозу здоровью людей». Прокомментировать оценки и рекомендации, а также вероятные последствия весьма сдержанного по тону документа корреспонденту «БелГазеты» согласились участник венского форума, профессор радиационной гигиены Яков КЕНИГСБЕРГ и председатель общественного объединения «Инвалиды Чернобыля» Владимир КАМЕНКОВ.

Яков КЕНИГСБЕРГ: «ЧЕРНОБЫЛЬ НЕ ПРИНЕС НИКАКИХ СЕНСАЦИЙ»

- Выводы доклада оказались настолько сдержанными по сравнению с укоренившимся в обществе мнением о масштабах последствий чернобыльской аварии, что это похоже на сенсацию.


- Главная сенсация в том, что Чернобыль не принес никаких сенсаций. Люди забывают, что были конференции спустя 10 и 15 лет после Чернобыля с выводами, очень близкими к сегодняшним. Эта конференция - подведение итогов научного форума, в котором участвовало множество международных организаций. В докладе есть рекомендации правительствам, науке, есть масса проблем, которыми надо заниматься.

- Возможно, люди боятся, что после такого доклада тема Чернобыля будет похоронена?

- Точно так же было и после 10- и 15-летия. Но ничего не было свернуто. Продолжаются научные международные и национальные проекты, действует закон. Хотя он уже устарел, по моему мнению. Он принимался в аварийный период в расчете на то, что мы, большая страна Советский Союз, имеем много денег и все решим. Поэтому там писали о многих льготах, о зонах. Сейчас говорить о зоне первоочередного отселения просто бессмысленно - кого отселять через 20 лет?

- Доклад большое внимание уделяет фактору психологического воздействия. Его последствия оказались едва ли не более значимыми, чем собственно радиация?

- До Чернобыля все действия, которые планировались на случай аварии на АЭС, были направлены на предотвращение или уменьшение ущерба здоровью. Для этого предпринимались контрмеры, способствующие снижению доз до приемлемого уровня. Никогда никто не говорил о том, как человек к этому относится. Только после Чернобыля, афганской войны, землетрясения в Спитаке стали исследовать психологический фактор. И оказалось, что многие жалобы, которые предъявляют чернобыльцы, аналогичны тому, на что жалуются пережившие Афган и Спитак. После этого во все международные документы вошел обязательный порядок работы с населением - информирование, объяснения. С одной стороны, меньше знаешь - лучше спишь; с другой - недостаток информации или ее необъективность вызывает очень большое беспокойство у населения. Заметьте, у нас до сих пор весной - в начале лета паника: взорвалось там, тут…

- Не будет ли доклад ввиду сдержанности оценок снова расценен населением как недостоверная информация? Ведь заявляется всего о 4 тыс. смертей в перспективе…

- Кстати, об этой цифре. Это примерный расчет, который дает 50 дополнительных случаев смертей от рака ежегодно в течение 50 лет. Это при том, что в Беларуси ежегодно заболевают раком 30 тыс. человек. И эту прибавку в 50 случаев выявить практически невозможно. Эти прогнозы получены в результате наблюдений за японцами, выжившими после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. За прошедшее время у них добавилось 440 случаев смертей от рака, да и то основной прирост проявился через 20-25 лет. У нас облучение хроническое в малых дозах. Сильной дозы мы не допустили. Страна вложила сумасшедшие деньги, чтобы этого не допустить - президент назвал сумму в $17 млрд. - это наши белорусские деньги, без учета международной помощи. Например, когда мы ужесточили норматив по молоку, то, по расчетам, предотвратили 800 дополнительных случаев смертей от рака.

- Доклад рекомендует продолжить наблюдение за перенесшими острую лучевую болезнь и за раком щитовидной железы. А другие заболевания?

- Есть два вида эффектов воздействия радиации: детерминированные и стохастические. Детерминированные прямо обусловлены воздействием радиации. Главный из них - острая лучевая болезнь, и степень ее тяжести напрямую зависит от степени воздействия радиации. Стохастические (вероятностные) эффекты развиваются ниже порога острых эффектов, могут появиться, а могут и нет. Они делятся на несколько видов - повышение онкологической заболеваемости, генетические последствия. Все наблюдения за пострадавшими после аварий, Хиросимы, ядерных испытаний говорят о том, что у человека в результате облучения никаких генетических изменений не происходит.

Мы все, особенно старшее поколение, выросли в условиях страха перед атомной бомбардировкой, поэтому слово «радиация» вызывает страх, и все эффекты радиации расцениваются с точки зрения атомного боезаряда. Но у нас ведь был не боезаряд.

- Но ведь воздействие малых доз до сих пор не изучено?

- Подобные утверждения у профессионалов ничего кроме улыбки вызвать не могут. Чтобы получить результат воздействия любого вредного фактора, нужно исследовать весь диапазон доз. На исследование воздействия радиации загублены миллиарды живых существ. Кроме того, за 20 лет мы настолько снизили дозы по цезию и стронцию, что даже на Западе так не смогли сделать.

- Каким образом?

- Эвакуировали население из зараженных районов - они уже не получали таких высоких доз, как могли бы. Дезактивировали почву в районах, где внешнее облучение дает преимущественно фон. Введены нормативы на продукты питания, государство тратит огромные средства на бесплатные удобрения, систему машин, подбор сортов. В результате мы получаем нормативно чистые продукты питания. Это при том, что нормативы у нас достаточно жесткие. Например, по молоку у нас норматив 100 бк/литр, а во Франции - 370 бк/литр.

- Доктор Майкл Репачоли, руководитель радиологической программы ВОЗ, сказал, что в целом Чернобыльский форум подал обнадеживающий сигнал. В чем он выражается?

- С моей точки зрения, это все то, что сделано за 20 лет в наших странах, особенно в Беларуси. У нас дети, которые сейчас родились в зонах отселения, получают дозу облучения меньше 1 миллизиверта в год - это в пределах нормы. И мы продолжаем работать над снижением этой нормы.

- А что вас как эксперта по Чернобылю продолжает беспокоить и сейчас?

- В первую очередь, рак щитовидной железы. Парадокс - все наши законы ориентированы на цезий и стронций, а не на йод, который давным-давно распался, через 95 дней после выпадения. Но пострадали больше всего от радиойода! Сейчас человек может жить, например, в Минске, где нет зон по цезию, но дозы по йоду были очень большие, и рака щитовидки у нас полно. Говорят, что дети раком не болеют. Неверно, они болеют столько же, сколько болели до Чернобыля, потому что они не попали под радиойод. А нам надо обследовать тех людей, которые были детьми в момент аварии. Пока эти люди живы, у них большой риск развития рака. И чем раньше мы выявим заболевание, тем легче его лечить.

Вторая важная проблема - дальнейшее ограничение доз облучения и их контроль. Сейчас ситуация на зараженной территории удовлетворительная, мы целенаправленно подавляем переход цезия из почвы в продукты питания. Но следующая программа - это реабилитация: возвращение к таким условиям, когда жизнь человека и хозяйственная деятельность не зависят от радиационной опасности. Мы движемся к тому, чтобы отменять защитные мероприятия. Но если их отменить, через 5 лет на этой территории снова появится цезий. Есть уже пример Украины: несколько лет назад они перестали выделять средства на защитные мероприятия, и показатель по наличию цезия в молоке у них вернулся на уровень 1988г.

Впервые удалось собрать экспертов из разных стран, разработавших свои рекомендации. Они грамотные и научно выверенные, базирующиеся не только на Чернобыле, но и на всех тех авариях, которые не столь широко известны публике - на Урале, в Бразилии, в Англии, в США. Эксперты признали, что меры, которые принимала Беларусь, являются верными и адекватными.

СПРАВКА «БГ». Яков Кенигсберг родился в 1939г. в Мозыре. Закончил Минский мединститут. Работал в Гомеле, затем - в различных научных институтах в Минске. В 1988г. участвовал в создании Института радиационной медицины, долгое время был замдиректора по научной работе. Доктор биологических наук, профессор радиационной гигиены.

Владимир КАМЕНКОВ: «НАШИ ПОТЕРИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОЦЕНКА В ЭТОМ ДОКЛАДЕ»

- Члены белорусской делегации не возражали против оценок, изложенных в докладе ООН. У вас нет возражений?


- В основном, да. Но я не понимаю, почему никто не возразил против подмены понятий - у нас случившееся принято называть «катастрофой». Здесь же фигурирует «авария». Катастрофа и авария - абсолютно разные философские категории. Использование понятия «авария», по-моему, сужает проблему вообще.

Кроме того, они отмечают, что выживаемость среди заболевших раком щитовидной железы по Беларуси - 99%. Но какова же их жизнь? У них удалена щитовидная железа, они же постоянно находятся на замещающей медикаментозной терапии. И если такой человек выжил, это же не значит, что жизнь у него такая же, как у нормальных людей.

Еще мне резанул слух вывод о нищете и болезнях, обусловленных образом жизни. Где у нас в Беларуси нищета? Ее нет, только бездельник может быть нищим. Всем, кто желает работать, предоставляется работа, при наших ценах вполне можно не жить в нищете.

- Доклад очень сдержан - подсчитаны только фактические потери…

- Полагаю, они не полностью подсчитаны. Наши потери больше, чем оценка в этом докладе. В любом событии, даже трагическом, большое значение имеет политика. В то время, когда случилась катастрофа, и долгое время после нее многие делали себе карьеру на этой теме. Депутаты по два-три созыва избирались только под Чернобыль - там было не до объективности и реальности. Для политиков Чернобыль свою функцию выполнил - кто хотел заработать на этом себе имя, это уже сделал. Осталось еще раз реактор накрыть или утилизировать, и все.

- Некоторые общественные деятели полагают, что доклад не может быть жестче, поскольку в подготовке принимали участие эксперты МАГАТЭ.

- Запасы нефти и газа истощаются, достойной альтернативы атомной энергетике нет. Но безопасность атомных электростанций зависит от людей. Ленинградская АЭС, менее совершенная, чем Чернобыльская, работает до сих пор. Игналинская АЭС закрывается только по настоянию ЕС: им надо продвигать свою атомную промышленность. Чернобыль помог Западу убрать сильного конкурента в атомной энергетике. Россия только через 20 лет начала пытаться строить реакторы. А два десятилетия простоя - колоссальное отставание.

- Эксперты считают, что на территориях, подвергшихся воздействию радиации, надо выращивать нормативно чистую продукцию и потреблять ее.

- Надо взять европейские стандарты по содержанию радионуклидов в продуктах и посмотреть, насколько их требования отличаются от наших. Вот говорят, что в мире есть места с еще большим фоном естественной радиации, чем у нас после Чернобыля. Но там радионуклиды могут быть связаны, например, в минералах, через которые не попадают в пищевые цепочки и не внедряются в организм. Если сравнить наши нормы и европейские, тогда отпадут вопросы и у населения, и в СМИ.

- Не будут ли после доклада свернуты исследования последствий чернобыльской катастрофы?

- Мы должны согласиться с мнением президента Лукашенко, который в 2001г. сказал, что людям надо занять более активную позицию - как живущим на загрязненных территориях, так и на чистых. Если все время стенать, что я жертва и нужна помощь мне, моим внукам и правнукам, это не выход. Люди должны быть более активны в преодолении всех последствий - от самозащиты от воздействия радионуклидов до правил применения продуктов питания. У людей должны быть нормы, где четко и ясно было бы написано, с каким уровнем можно или нельзя употреблять продукты.

- Не секрет, что люди в чернобыльских зонах знают, что нельзя собирать грибы, охотиться на дичь, но очень многих получение дополнительной дозы не останавливает…

- Да, это уклад жизни, сформированный за сотни лет. Его трудно быстро изменить. Посмотрите, в Новом Орлеане после урагана «Катрина» даже при угрозе холеры и других инфекций многие не хотят покидать свои дома, их эвакуируют насильно. Таков менталитет человека, неважно в Америке он или в Беларуси.

- Согласно выводам экспертов, психологическое состояние чернобыльцев не относится к прямым последствиям аварии, хотя воздействие психологического фактора признается важным.

- Общаясь с ликвидаторами, переселенцами, видишь, что они не могут выполнять такой же объем физической и умственной нагрузки, как люди, не подвергшиеся облучению. Они быстрее устают, им нужен больший период отдыха. Как есть афганский или вьетнамский синдромы, уместно говорить и о чернобыльском синдроме. А всякий продолжительный стресс отрицательно сказывается на здоровье.

- Эксперты рекомендуют продолжить тщательное наблюдение за теми, кто переболел острой лучевой болезнью и раком щитовидки. А больные другими заболеваниями разве не нуждаются в наблюдении со стороны ученых?

- Надо продолжать наблюдение за людьми, которые не имеют онкологического заболевания, а болеют, к примеру, сердечно-сосудистыми заболеваниями. Эта патология особенно сильно проявилась в последнее время. Возможно, это связано с ускоренным обменом веществ в сердечной мышце и увеличением накопления или прохождения вредных веществ через рабочие органы.

Однако этот документ является рекомендательным. Решение о том, каким рекомендациям последовать и в каком объеме, должно принять правительство. Этот доклад может направить наших ученых на более тщательную работу. Ведь иногда думают, что чем большую страшилку выпустить, тем больше внимания обратят на их работу. Но нельзя впадать и в другую крайность: мол, никакой опасности нет. Исследование должно быть реальным, с учетом положения дел на местах и состояния экономики страны.

СПРАВКА «БГ». Владимир Каменков родился в 1946г. в Минской области. В 1970г. закончил Минский мединститут. До 1972г. работал в Институте онкологии в Боровлянах. В 1972-92гг. служил в Вооруженных Силах. С 1992г. возглавляет ОО «Инвалиды Чернобыля».

Продолжение темы в материале «Ревизия Чернобыля» (рубрика «Новости») 
Добавить комментарий
Проверочный код