Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Музыка в формате mp3. Новости российской музыки
zaycev-tut.ru
№34 (502) 29 августа 2005 г. Мнения

ВЗОРВАННЫЙ ПРЕМЬЕР

29.08.2005
Виталий ПОРТНИКОВ

Подрыв автомобиля нового премьер-министра Ингушетии Ибрагима Мальсагова вряд ли связан с фигурой руководителя республиканского правительства. Мальсагов стал премьером только два месяца назад - после утверждения Мурата Зязикова президентом Ингушетии на следующий срок.

Все сходятся на том, что взрывали не конкретного Мальсагова, а абстрактного премьер-министра Ингушетии, чтобы доказать, что Мурат Зязиков свою республику не контролирует. В прошлом году очень похожее покушение было совершено на самого Зязикова - как и Мальсагов, он остался жив только благодаря бронированному автомобилю.

Покушение на Мальсагова вполне вписывается в логику действий Шамиля Басаева, недавно в своем нашумевшем интервью телеканалу АВС пообещавшего Москве новые теракты. Взорвать после этого обещания второго человека в Ингушетии - эффектная иллюстрация серьезности намерений.

Впрочем, стоит задуматься о другом: почему Кремль так отчаянно держится за Зязикова, если он ничего в Ингушетии не контролирует? Главные претензии к предшественнику Зязикова Руслану Аушеву как раз и заключались в потакании боевикам, которые вольготно чувствовали себя на ингушской территории. Потакал Аушев боевикам или нет - вопрос спорный, но очевидно, что он отчаянно лавировал между центром, Грозным и вождями Ичкерии, стремясь сохранить спокойствие во второй вайнахской республике. Зязиков, разумеется, лавировать перестал. Каков результат? Боевики и ныне там - интервью самого Басаева, данное на территории Ингушетии, - едва ли не лучшее тому доказательство. Республика стала ареной многочисленных террористических актов, которые могли стоить жизни и президенту, и премьеру Ингушетии. Зязиков настроил против себя большую часть местной элиты. Поэтому рассчитывать на солидарное отношение к борьбе с террором даже во властных и силовых структурах Ингушетии не приходится.

Словом, лучшей фигуры для дальнейшей дестабилизации ситуации, чем Зязиков, трудно и представить. Но логика в его сохранении во власти есть. Примерно так же действовал Кремль в Чечне - планомерно отсекая всех кандидатов, способных к диалогу с воюющей стороной, и сосредотачивая власть в руках Ахмада Кадырова. Москве на Северном Кавказе не нужны люди, способные к маневру. Нужны те, кто по своим личным и политическим качествам к маневру и диалогу не способен, потому что эти люди будут преданы Москве. А то, что каждый новый день нахождения их у власти увеличивает пропасть между центром и местным населением, принуждая его относиться как к чужой уже не только к федеральной, но и к своей собственной власти, в администрации президента России просто не хотят принимать и признавать. Потому что понять это - значит начать проводить совсем другую кавказскую политику. А покушение на премьер-министра Ингушетии - еще одна иллюстрация бесперспективности политики нынешней. Ведь нельзя до бесконечности утверждать, что ситуация контролируется, когда боевики могут устроить взрыв в центре Назрани. Нельзя говорить, что боевики локализованы в Чечне, когда Басаев - накануне годовщины трагедии в Беслане - дает интервью в Ингушетии.
Добавить комментарий
Проверочный код