Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (500) 15 августа 2005 г. Личный вкус

КНИГИ

15.08.2005
Елена СЕЛЬЧЕНОК

* Елена ТОКАРЕВА. «Записки рядового информационной войны» * Евгений ГРИШКОВЕЦ. «Реки» * Людмила ШТЕРН. «Довлатов - добрый мой приятель»

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА. «ЗАПИСКИ РЯДОВОГО ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ». - М.: «ПРЕССКОМ», «ЯУЗА», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 194-й: «Про информационные войны написаны разные книжки. Их авторы обычно работали в военных ведомствах, в разведке… Они утверждают, что цель информационной войны - победа над противником. Но осмелюсь возразить: не победа над противником, а достижение поставленной цели».Рекомендуется средней руки журналисту: маститые и так знают.

Что, где, когда. «Стрингер» в мировой практике обозначает «журналиста, работающего в горячих точках», человека, работающего на свой страх и риск». Именно по такой журналистике и сыграла реквием главный редактор журнала Stringer - грозы кремлевских чиновников и олигархов. Хотя, по мнению автора, время авторской журналистики прошло, остались авторы, которым есть что написать о ней. И о том, что пришло на смену. Короче, увлекательно написанный учебник по стратегии информационной войны с прилагаемыми правилами, уставами, примерами и узнаваемыми героями. Политика «ЮКОСа» в развитии, тайна смерти Пола Хлебникова, сетевые войны, технологии атаки и защиты, попутно оброненные профсекреты. Очевидна и профессиональная скромность автора - «офицера», уходящего в отставку и причисляющего себя к «рядовым». Осторожно: «Россия - страна мифов».

Место на полке. На стопке подшивок журнала Stringer.

ЕВГЕНИЙ ГРИШКОВЕЦ. «РЕКИ». - М.: «Махаон», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 189-й: «Сибирские реки! Быстрые, темные и длинные, с крутыми поворотами, островами, стремнинами… текут на север. Все! И в этом их беге к холодному Ледовитому океану есть какая-то мощная обреченность, отчаяние и сила…»Рекомендуется сибирякам и любителям пейзажной лирики.

Что, где, когда. «Лета к суровой прозе клонят…» После романа драматурга явилась еще более классическая повесть. По-русски природопреклоненная, по-сибирски простая, проникновенная баллада о родном городе, земле, стране. Как истинный патриот и сибиряк, чего раньше за ним не замечалось, автор по-тургеневски романтично и детально описывает охоту в тайге, лес, реки, мужицкую простоту северных людей - шахтеров, охотников, и по-бунински ностальгирует по самому себе в той России, которая, по его мнению, и является настоящей - от Урала до Камчатки. Гришковец создает если не энциклопедию сибирской жизни, то как минимум гимн. Вечная пропасть между человеком деревни и горожанином оказывается непреодолимым водоразделом между прошлым и настоящим, мечтой и реальностью - непреодолимым даже на страницах книги.

Место на полке. Под картой Сибири, на томиках избранного русских классиков.

ЛЮДМИЛА ШТЕРН. «ДОВЛАТОВ - ДОБРЫЙ МОЙ ПРИЯТЕЛЬ». - СПб.: «Азбука-классика», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 10-й: «Трагичной ли была жизнь Довлатова? Думаю, что да. Сергей каждой клеткой был связан с Россией. Европой он не интересовался. Америку знал только эмигрантскую и добровольно не выходил за пределы т.н. «русского гетто». Он не принял эту страну».Рекомендуется поклонникам творчества Довлатова.

Что, где, когда. Еще один экспонат в музей «про-» и «антидовлатовских» воспоминаний, наводнивших литературу на рубеже веков - после смерти самого виновника мемуарного торжества. Подруга и на этот раз коллега писателя, хотя и признанного, но потерявшегося в Новом Свете, Штерн пытается «дать его close up», т.е. нарисовать с близкого расстояния, попутно развенчивая мифы и излагая новые биографически-литературные истины. Причастность автора к литературе - одно из достоинств текста. Правда, постоянное сравнение судеб собственно Довлатова и Иосифа Бродского (прямое и в подтексте) напоминает о другой ее книге - «Бродский: Ося, Иосиф, Joseph». Не лишенные самолюбования 330 стр., часть которых имеет к звучащему в заглавии имени лишь косвенное отношение, полные писем и отрывков из них, фрагментов произведений Довлатова и… матери Людмилы Штерн Надежды Крамович, уточняют ближе к финалу логическое ударение в названии книги: «Довлатов - добрый МОЙ приятель».

Место на полке. В ряду других воспоминаний о Довлатове.

Книги предоставлены: ИП А.С.Немыцкий (asnem@mail.ru):

ул. Октябрьская, 5 (КЗ «Минск»), ул. Даумана, 23,

ул. Козлова, 3 (Дворец искусства) 
Добавить комментарий
Проверочный код