Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№26 (494) 04 июля 2005 г. Радости жизни

ФАРМАЦЕВТЫ ВЫВЕЛИ ФОРМУЛУ ЛЮБВИ

04.07.2005
Ася КАЛИТИНА

Дамы уже заканчивали танцевать гольярду и переходили на вальс, а троллейбус все задерживался. «Ах, как некстати!» - подхватив подол платья и теряя туфельку, еще даже не попав на праздник, словно неправильная Золушка, которая перепутала сюжет сказки, корреспондент «Белорусской газеты» спешила на бал. Бал фармацевтов «Формула любви», который устраивала в минувшую субботу во Дворце Профсоюзов компания Sanofi Aventis.

В Вене, где в сезон проходит около 150 балов, которые по традиции устраиваются по «цеховому принципу» (извозчики, трубочисты, продавцы кофе, цветочники), балы фармацевтов проводятся с ХIX в. Историки говорят, что это дань демократии: после Великой французской революции властям пришлось распространить популярные бальные традиции на весь народ. Одними из первых к изящным танцам пристрастились фармацевты.

Для минских фармацевтов балы в новинку. Полагаясь на интуицию и почерпнутые из книг и кино представления о том, как выглядели элегантные франты и томные красавицы былых времен, минские фармацевты в грязь лицом не ударили.

В «гербовых» (собственных автомобилях) и желтых «дорожных каретах» с черными шашечками такси, в «экипажах с лакеями на запятках» (вагонах метро с торчащим из закрытых дверей подолами и кусочками целлофановых пакетов с надписью «ГУМ») прибывали гости. Подымаясь по ступенькам Дворца Профсоюзов, прелестницы в нарядах эпохи раннего Возрождения, рококо, барокко, а также в чем-то вроде современных свадебных платьев приветливо улыбались стоящим у входа швейцарам в красных камзолах. По разнообразию нарядов и исторических стилей колонный зал напоминал салон Анны Павловны Шерер, гостиную тетушки Скарлетт О’Хара, двор короля Артура и зал одного из столичных ночных клубов одновременно.

У столов, тихо переговариваясь, пили шампанское леди бархатного возраста. В углу, у входа оживленно выбирали украшения и шляпки юные создания в пышных кринолинах. Господин в коричневом сюртуке важно взирал через монокль, как чуть поодаль пыталась натянуть на себя корсет и необъятную юбку респектабельного вида дама, пришедшая на бал в строгом деловом костюме. Переоблачившись в небесно-голубое викторианское платье, она гордо выпрямилась, чуть заметным кивком поздоровалась с любопытным мсье с моноклем и отправилась позировать фотографу. Ее нетерпеливо торопили коллеги: всем хотелось примерить на себя величественный наряд и попозировать перед камерами.

«Уважаемые дамы, - словно из ниоткуда в центре зала материализовался конферансье в пышном парике и коротком черном плаще, - и дорогие немногочисленные кавалеры! В Испании меня звали доном Тисчио, во Франции - графом Фениксом, маркизом д’Анно или графом Гаратом, а для вас я буду Александром Калиостро». Представившись сам, он представил и помощника - юного пажа. Серьезный мальчик в красном камзоле и плаще, широкополой шляпе и ботинках на высоких каблуках, покачивая клеточкой с канареечного цвета записочками, учтиво поклонился. «В течение вечера он будет носить записочки со стихами и признаниями кавалеров дамам и возвращать ответы», - объяснил роль пажа Калиостро. Мальчик и вправду работал весь вечер. Вот одна из дам присела, торопливо что-то написала, и мальчик отправился в путь к… другой даме. Все верно: если кавалеров немного, и пока ни один не сразил твое сердце, почему бы не доставить несколько сладостных минут очаровательной коллеге: «Дорогая, вы сегодня восхитительны, как невеста! Чудесный наряд…» и т.д. и т.п.

«Господа, что же вы ничего не кушаете? Наши столы ломятся от яств. Извольте откушать!» - по-хозяйски суетился Калиостро. Следуя его совету, я чуть подалась в сторону от стола и замерла в изумлении. Такие угощения, наверное, можно было увидеть только на балу фармацевтов. В маленьких бутербродах-«таблетках» торчали небольшие таблички: «Фестал» на ломтике ветчины, «Магне В6» на кусочке красной рыбы, «Телфаст» на кружочке сырокопченой колбасы. Викторианская дама, уже переоблачившись в обычную кружевную блузу и строгий костюм, налегала на «Но-шпу» с красной икрой, ломтиком лимона и листиком петрушки. Господин в коричневом сюртуке, что-то объясняя ей, чертил в воздухе фигуры шпажкой с плотно насаженными на нее кусочком огурца, сыра, маслиной и табличкой «Эссенциале форте».

А «великий мистификатор» продолжал распоряжаться балом, представляя публике то факира с Востока, то ансамбль старинного танца, то оперную диву, то восточную танцовщицу - богиню Иштар. Казалось, вот-вот Калиостро взмахнет плащом и исчезнет. Испарится, а затем, спасаясь бегством от преследования полиции, будет сидеть в уездной гостинице, кормить клопов и ждать, пока местный помещик, помешанный на материализации чувственных идей, не пришлет за ним карету…

Но магистр и не собирался исчезать, под конец вечера он затеял игру в вопросы. «Что символизирует бабочка?» - спрашивал он, намекая на препарат от аллергии. «Какие ассоциации рождаются, когда слышишь слово «печень»?» - пытливо вглядывался он в лица фармацевтов. Один из ответов был просто чудесным: наряду болью, водкой и лекарственным препаратом, помогающим восстановить функции печени, кто-то назвал паштет.

Подсмотрев в листок одного из организаторов, где была расписана программа вечеринки, я вдруг поняла. На самом деле, формулы любви, которую весь вечер пытались разгадать вместе с «великим врачевателем» Калиостро фармацевты, в честь которой называли свои номера приглашенные танцевальные группы и во имя которой трудился весь вечер мальчик-паж, не существует. Есть только формула здоровья…
Добавить комментарий
Проверочный код