Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№24 (492) 20 июня 2005 г. События. Оценки

КОНФИСКАТ ПОШЁЛ НА УБЫЛЬ

20.06.2005
Елена АНКУДО

Самое крупное «таможенное дело» республики дошло до завершающей точки. На днях военная коллегия Верховного суда приговорила бывшего замначальника таможни «Западный Буг» к шести годам колонии с конфискацией имущества. Как следует из приговора, обвиняемый «нарушил инструкции», позволив сомнительному грузу стоимостью почти $420 тыс. отправиться в Россию, минуя белорусский бюджет.

Обвиняемый Николай Бойко пытался убедить суд, что его работа приносила пользу государству. По словам экс-таможенника, после его назначения на должность количество конфиската на «Западном Буге» увеличилось. Если в 2001г., подчеркивал Бойко, таможня «Западный Буг» перечислила в бюджет Br9 млрд., то в 2003г. - уже Br51 млрд.

Вполне возможно, что, к радости продавцов конфиската, показатель рос бы и дальше, если бы не задержание Бойко. Активизация следствия Прокуратуры РБ, принявшей уголовное дело к производству, совпала с сокращением потока конфиската в национальных масштабах. По данным федеральной таможенной службы РФ, на таможенной границе нашей страны стоимостные показатели изъятия товаров снизились более чем в 2 раза - с $21,5 млн. в I квартале 2004г. до $10,5 млн. в первом квартале текущего. Аналогичные показатели и на таможне «Западный Буг»: в 2004г. количество расследованных таможней дел об административных правонарушениях и преступлениях в таможенной сфере по сравнению с 2003г. снизилось на 31%, а стоимость изъятых товаров - на 33%.

Последние события позволили перевозчикам заговорить о связи уголовного дела руководителя таможни с явным потеплением климата на границе. Впрочем, суду было не до параллелей: еще в начале слушаний обвиняемый назвал свое дело «надуманным и сфабрикованным». Как следовало из выступлений Бойко, он действовал в рамках своих должностных инструкций. Результатом стала «постоянная и целенаправленная» конфискация «предметов правонарушений». «Выявляя и пресекая» административные правонарушения на таможне и занимаясь организацией оперативно-розыскной деятельности в отделе борьбы с контрабандой и административными правонарушениями, Бойко привлек к ответственности и некоторых своих подчиненных. А затем наступила очередь и самого руководителя.

Следствие заинтересовалось распоряжением Бойко снять претензии с трех российских компаний и отпустить следовавшие в их адрес, но задержанные на белорусской таможне 18 грузовых машин. По мнению следствия, у контролеров были все основания для конфискации. Тем не менее груз стоимостью $419670,46 не пополнил белорусский бюджет, осев на просторах России.

Изучив материалы дела, суд признал Бойко виновным в «умышленном, вопреки интересам службы, совершении действий с использованием своих служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия». Экс-таможенник приговорен к лишению свободы, конфискации всего имущества и поражению в правах, выразившемся в запрете занимать руководящие должности. Суд посчитал возможным лишить Бойко звания «советник таможенной службы 2-го ранга» и воинского звания «подполковник». Иск гособвинителя на Br902.291.489 удовлетворен судом в полном объеме.

Приговор коллегии Верховного суда вступает в силу с момента его оглашения, кассационному обжалованию и опротестованию не подлежит.

ПОВОРОТ ОТ ВОРОТ ТАМОЖНИ

Предметом интереса силовых структур стали грузоперевозки в адрес российских компаний «Билстейн», «Вергона» и «Регион Экспорт». Изучив график передвижения транспортных средств, сотрудники аналитической группы таможни «Западный Буг», отметили: объем грузов за короткий период неожиданно вырос. По предположению таможенников, это могло свидетельствовать о принадлежности компаний к фирмам-однодневкам. В результате Бойко распорядился задерживать транспортные средства для дальнейшего разбирательства.

Когда на стоянках собралось 18 грузовиков с набором бытовой техники, строительных инструментов, банкоматов, котлов и пр. (средняя стоимость одной машины составляла около $30 тыс.), проверка выяснила: перемещение грузов сопровождало «обманное использование документов». Но эти подробности уточняли уже не таможенники, а следователи. Суд изучил собранные правоохранительными органами факты, главным из которых стало указание в документах неверных адресов компаний - получателей груза. А один из допрошенных россиян, который числился как учредитель, утверждал, что не имеет к коммерческому предприятию никакого отношения.

Материалы дела и свидетельские показания позволили суду сделать вывод о полной доказанности виновности Бойко. Сторона защиты в свою очередь отметила, что когда Бойко принимал решение отпустить грузовики, оснований для их дальнейшего задержания не было. А несовпадения адресов получателей груза и возрастание грузопотока еще не являются признаками административных таможенных правонарушений, как это утверждало руководство таможни «Западный Буг», их можно считать всего лишь основанием для дальнейшей проверки.

Но в настоящее время проверять нечего: груз давно отправлен в Россию, доставлен до таможен назначения, миновав отечественные магазины конфиската. Немногое, что осталось участникам дискуссии о природе происхождения товара, - обращения руководителя представительства таможенной службы РФ при таможенной службе РБ Евсютина (в настоящее время оставил должность) к руководству ГТК РБ.

Обсуждая некоторые решения белорусской стороны, Евсютин заметил, что «фактическое отсутствие фирмы в адресе регистрации, невозможность установления первичных учредителей и другие вопросы порядка регистрации юрлиц не могут быть основанием для признания фирмы несуществующей, поскольку на момент регистрации не было несоответствия условий порядка регистрации требованиям российского законодательства».

По мнению россиян, если таможенники задумались о «возможной незаконности регистрации получателя груза», им следует направить товар в РФ «с обязательным информированием представительства». Не исключено, что письма, ряд из которых получал в свое время и Бойко во время работы на занимаемой должности, сыграли свою роль в снятии конфискации с грузовых машин. Более того, на суде обвиняемый заявлял, что, принимая решения, никаких данных, позволяющих сомневаться в нелегитимности деятельности фирм, он не имел.
Добавить комментарий
Проверочный код