Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как бы вы истолковали появление на улицах Минска в 4.00 26 июля после сильнейшего ливня, прошедшего вечером 25-го, поливальных машин?
некуда деньги девать
ливень вымыл из углов грязь
это утренний парад спецтехники отечественного производства
это не коммунальные машины, а боевая техника для отражения гибридной агрессии
нечего ругать коммунальщиков - они просто хотели пошутить после вчерашнего
№24 (492) 20 июня 2005 г. Личный вкус

КНИГИ

20.06.2005
Елена СЕЛЬЧЕНОК

* Владимир СОРОКИН. «Четыре» * Фудзисава СЮ. «Вода камень точит» * Александр БАХРАХ. «Бунин в халате. По памяти, по записям»

ВЛАДИМИР СОРОКИН. «ЧЕТЫРЕ». - М.: «Захаров», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 27-й: «Она была уверена, что в белом глазу у лошади все белое-пребелое… Наоборот. Там все было какое-то красное… Даша вспомнила, как рубят курам головы. И как хлюпает красное горло. И вдруг ясно увидала в глазу у лошади Красное Горло».Рекомендуется нетерпеливым киноманам, начинающим сценаристам и поклонникам творчества Сорокина.

Что, где, когда. В составленный по винегретному принципу сборник мэтра современной русской литературы вошли пять подозрительно классических рассказов, нашумевшее либретто пародийной оперы Леонида Десятникова «Дети Розенталя» и два киносценария - «Копейка» и «Четыре». Снятый Ильей Хржановским фильм «Четыре» уже отмечен главным призом XXXIV Роттердамского кинофестиваля и летом появится в российских кинотеатрах. Сорокин вновь обращается к своей излюбленной теме клонирования, переименованного в «дублирование». И хотя как сценарист он значительно мягче прозаика, за ностальгически-классическим слогом нет-нет да и проступает «неуправляемый подтекст». Сорокин вновь показал себя знатоком русской литературы, в том числе и собственных произведений, тени которых проступают в рассказах и сценариях - то в имени героини (Марина), то в клонах композиторов. Несмотря на хаотичность композиции сборника, все вошедшие в него произведения объединены магическим числом 4.

Место на полке. В полном собрании сочинений В.Г.Сорокина вперемешку с произведениями русской классической литературы.

ФУДЗИСАВА СЮ. «ВОДА КАМЕНЬ ТОЧИТ». – С.-Пб.: «Домино», М.: «Эксмо», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 55-й: «Выражение твоего лица и весь твой облик заслуживают особого уважения. Совсем не могу представить себе твою посмертную маску. Попросту говоря, ты как будто уже умер».Рекомендуется потерянным, уставшим, слабым мужчинам и живым, предприимчивым женщинам.

Что, где, когда. Все смешалось в романе Фудзисава Сю: люди и животные, свадьбы и похороны, живые и мертвые. «При жизни человек ничего из себя не представляет… Нельзя показывать, что ты живой. Люди, пока живы, ничего не значат». Перепутать некролог собаки и человека, сравнить приготовления к свадьбе с похоронами, снимать посмертные маски с живых людей - все это нормально, если человек не в состоянии отличить себя от собственной тени: «Лучше исходить не из любви, а из ненависти, так практичнее…» Но герой, тридцатилетний журналист газеты о домашних животных, борющийся с соблазном перейти в издание некрологов, все-таки остается с «любимцами»: усилиями одной женщины он оказывается слегка истеричным, но слишком живым.

Место на полке. Между «99 франков» Фредерика Бегбедера и «Лансароте» Мишеля Уэльбека.

АЛЕКСАНДР БАХРАХ. «БУНИН В ХАЛАТЕ. ПО ПАМЯТИ, ПО ЗАПИСЯМ». - М.: «Вагриус», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 7-й: «Бахрах не брюзжит и не брызжет слюной, когда заводит речь о советской литературе, а стремится к взвешенности оценок и пониманию».Рекомендуется литературоведам-профессионалам и любителям мемуарной прозы.

Что, где, когда. Книга литературного критика и мемуариста русского зарубежья, вышедшая в 1979г. в Париже, на территории бывшего СССР издается впервые. «Бунин в халате» - глубоко личные, теплые, «домашние» и восхищенные воспоминания автора о русском писателе, в доме которого Бахрах прожил всю вторую мировую войну. Вторая часть книги - «По памяти, по записям» - причудливая мозаика зарисовок, публиковавшихся в зарубежных газетах и журналах в 1950г. Литературные портреты А.Белого, К.Бальмонта, Г.Газданова, В.Набокова, Д.Мережковского демонстрируют умение автора выбирать интересные факты и смягчать явные недостатки описываемого деятеля искусства, а скромность и достаточная объективность придают книге доброжелательный и спокойный тон плюс нечасто встречающееся в мемуаристике уважительное отношение ко всем писателям без исключения: «Ведь нужно быть безумцем, чтобы считать, что одуванчик лучше или хуже орхидеи». А сам автор - лишь фон для своих героев.

Место на полке. Между книгами Г.Струве «Русская литература в изгнании» и мемуарами И.Одоевцевой.

Книги предоставлены: ИП А.С.Немыцкий (asnem@mail.ru): ул. Октябрьская, 5 (КЗ «Минск»), ул. Даумана, 23, ул. Козлова, 3 (Дворец искусства) 
Добавить комментарий
Проверочный код