Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№24 (492) 20 июня 2005 г. Личный вкус

КНИГИ

20.06.2005
Елена СЕЛЬЧЕНОК

* Владимир СОРОКИН. «Четыре» * Фудзисава СЮ. «Вода камень точит» * Александр БАХРАХ. «Бунин в халате. По памяти, по записям»

ВЛАДИМИР СОРОКИН. «ЧЕТЫРЕ». - М.: «Захаров», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 27-й: «Она была уверена, что в белом глазу у лошади все белое-пребелое… Наоборот. Там все было какое-то красное… Даша вспомнила, как рубят курам головы. И как хлюпает красное горло. И вдруг ясно увидала в глазу у лошади Красное Горло».Рекомендуется нетерпеливым киноманам, начинающим сценаристам и поклонникам творчества Сорокина.

Что, где, когда. В составленный по винегретному принципу сборник мэтра современной русской литературы вошли пять подозрительно классических рассказов, нашумевшее либретто пародийной оперы Леонида Десятникова «Дети Розенталя» и два киносценария - «Копейка» и «Четыре». Снятый Ильей Хржановским фильм «Четыре» уже отмечен главным призом XXXIV Роттердамского кинофестиваля и летом появится в российских кинотеатрах. Сорокин вновь обращается к своей излюбленной теме клонирования, переименованного в «дублирование». И хотя как сценарист он значительно мягче прозаика, за ностальгически-классическим слогом нет-нет да и проступает «неуправляемый подтекст». Сорокин вновь показал себя знатоком русской литературы, в том числе и собственных произведений, тени которых проступают в рассказах и сценариях - то в имени героини (Марина), то в клонах композиторов. Несмотря на хаотичность композиции сборника, все вошедшие в него произведения объединены магическим числом 4.

Место на полке. В полном собрании сочинений В.Г.Сорокина вперемешку с произведениями русской классической литературы.

ФУДЗИСАВА СЮ. «ВОДА КАМЕНЬ ТОЧИТ». – С.-Пб.: «Домино», М.: «Эксмо», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 55-й: «Выражение твоего лица и весь твой облик заслуживают особого уважения. Совсем не могу представить себе твою посмертную маску. Попросту говоря, ты как будто уже умер».Рекомендуется потерянным, уставшим, слабым мужчинам и живым, предприимчивым женщинам.

Что, где, когда. Все смешалось в романе Фудзисава Сю: люди и животные, свадьбы и похороны, живые и мертвые. «При жизни человек ничего из себя не представляет… Нельзя показывать, что ты живой. Люди, пока живы, ничего не значат». Перепутать некролог собаки и человека, сравнить приготовления к свадьбе с похоронами, снимать посмертные маски с живых людей - все это нормально, если человек не в состоянии отличить себя от собственной тени: «Лучше исходить не из любви, а из ненависти, так практичнее…» Но герой, тридцатилетний журналист газеты о домашних животных, борющийся с соблазном перейти в издание некрологов, все-таки остается с «любимцами»: усилиями одной женщины он оказывается слегка истеричным, но слишком живым.

Место на полке. Между «99 франков» Фредерика Бегбедера и «Лансароте» Мишеля Уэльбека.

АЛЕКСАНДР БАХРАХ. «БУНИН В ХАЛАТЕ. ПО ПАМЯТИ, ПО ЗАПИСЯМ». - М.: «Вагриус», 2005.

С какой страницы читать.
Со стр. 7-й: «Бахрах не брюзжит и не брызжет слюной, когда заводит речь о советской литературе, а стремится к взвешенности оценок и пониманию».Рекомендуется литературоведам-профессионалам и любителям мемуарной прозы.

Что, где, когда. Книга литературного критика и мемуариста русского зарубежья, вышедшая в 1979г. в Париже, на территории бывшего СССР издается впервые. «Бунин в халате» - глубоко личные, теплые, «домашние» и восхищенные воспоминания автора о русском писателе, в доме которого Бахрах прожил всю вторую мировую войну. Вторая часть книги - «По памяти, по записям» - причудливая мозаика зарисовок, публиковавшихся в зарубежных газетах и журналах в 1950г. Литературные портреты А.Белого, К.Бальмонта, Г.Газданова, В.Набокова, Д.Мережковского демонстрируют умение автора выбирать интересные факты и смягчать явные недостатки описываемого деятеля искусства, а скромность и достаточная объективность придают книге доброжелательный и спокойный тон плюс нечасто встречающееся в мемуаристике уважительное отношение ко всем писателям без исключения: «Ведь нужно быть безумцем, чтобы считать, что одуванчик лучше или хуже орхидеи». А сам автор - лишь фон для своих героев.

Место на полке. Между книгами Г.Струве «Русская литература в изгнании» и мемуарами И.Одоевцевой.

Книги предоставлены: ИП А.С.Немыцкий (asnem@mail.ru): ул. Октябрьская, 5 (КЗ «Минск»), ул. Даумана, 23, ул. Козлова, 3 (Дворец искусства) 
Добавить комментарий
Проверочный код