Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Электромобили для детей. Быстрая доставка! Оплата при получении
kenga-nn.ru
№23 (491) 13 июня 2005 г. Архив БГ

БУНТ В БССР

13.06.2005
Елена АНКУДО, Василий МАТОХ

Советские годы обладают удивительной способностью воскрешать в памяти исключительно приятные воспоминания: дешевая колбаса, устойчивая зарплата, очередь на бесплатную квартиру. О плохом в те времена не было принято ни думать, ни говорить. Чтобы хоть как-то разбираться в происходящем, начитанным советским гражданам приходилось анализировать самые оптимистические новости. Здесь их ждало немало открытий. К примеру, сообщение осенью 1967г. о награждении белорусских военных и увольнении ряда руководителей советских и партийных органов Слуцка и Минской области было отголоском одних из крупнейших в истории БССР массовых волнений в Слуцке.

СПРАВКА О БЕСПОРЯДКАХ

Любое сообщение о массовых беспорядках в самом большом социалистическом государстве могло в те годы быть соизмеримо разве что с объявлением войны. И эта маленькая, незаметная большинству война шла в каждом регионе СССР. Первым руководителем, проявившим к ней неподдельный интерес, стал генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев. По его распоряжению в 1988г. председатель КГБ СССР Чебриков подготовил «Справку о массовых беспорядках, имевших место в стране с 1957 г.». Из этого документа генсек узнал о 24 случаях массовых беспорядков, направленных против властей. Как сообщил Чебриков, в одиннадцати случаях применялось оружие. Результат - 43 убитых и 166 раненых. Под суд отданы 590 «хулиганствующих элементов».

Судя по справке, советские люди вооружались камнями и палками после повышения цен на продукты питания, конфликтов «на национальной почве» или даже решения пленума ЦК КПСС в 1985г. о смещении первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Кунаева. Особенно часто причиной беспорядков становились неправомочные действия представителей власти (задержание граждан или немотивированное применение к ним спецсредств). География большинства беспорядков относилась к восточному региону СССР и крупным российским городам. БССР упоминается в списке лишь единожды.

12 октября 1967г. на улицы Слуцка вышли около 1200 горожан, требовавших расправы над двумя подсудимыми. В результате беспорядков сгорело здание городского народного суда. Два человека - старший народный судья Алексеева и начальник КПЗ отдела милиции горисполкома Татур - погибли. Семеро военных, пытавшихся усмирить «бесчинствующую толпу», получили увечья, 35 - травмы «легкой степени».

По данным участников слуцких событий - сотрудников войсковой части N3403, занесенных в «Описание действий личного состава сводного отряда 22-го отдела ВКО МООП СССР по ликвидации массовых беспорядков в г. Слуцке Минской области в период с 12 по 16 октября 1967г.», в беспорядках участвовало не менее 5 тыс. человек. А некоторые активисты, которые шли в толпу для «проведения разъяснительной работы», переходили на сторону бунтарей и сами брали в руки камни.

ЛИХА БЕДА НАЧАЛО

Слуцкие беспорядки начались с уголовного дела об убийстве. Возможно, на происшествие не обратили бы столь большого внимания, если бы не личности обвиняемых. Имя первого - член КПСС Геннадий Гапанович, который до описываемых событий занимал должность завотдела культуры Слуцкого горисполкома. Вторым по делу проходил родственник партийца Леонид Сытько.

Как выяснило следствие, апрельским вечером 1967г. Сытько и Гапанович, находясь в состоянии алкогольного опьянения, «учинили хулиганские действия» в подъезде одного из домов города. Случайно столкнувшись в подъезде с гражданином Николаевским, они попытались выгнать последнего на улицу, сопровождая свои действия побоями. Нетрезвый потерпевший явно неуверенно стоял на ногах - он скатился со ступенек после первого же толчка, получив при этом, по заключению следствия, «тяжкие телесные повреждения с переломом дужки шейного позвонка». Но на этом дело не закончилось: Николаевского стащили вниз, избили и только потом оставили в покое. На утро следующего дня он умер. По факту смерти прокуратура возбудила уголовное дело, вскоре подозреваемых задержали. По результатам обыска Гапановичу предъявили обвинение еще и в хранении оружия.

Как отметил позже в своем докладе на заседании Слуцкого райкома КПБ секретарь райкома Лесун, «население города было возмущено совершенным злодеянием и особенно тем, что виновником этого преступления является коммунист, депутат, ответственный работник горисполкома». Первоначально процесс планировалось провести в Минском областном суде. Однако, несмотря на просьбы прокуратуры и судей, дело было передано в Слуцкий народный суд.

Наверняка никто из партийного и советского руководства не придал особого значения этому судебному разбирательству, оно казалось таким же рядовым, как десятки прочих дел. Лишь после ликвидации беспорядков в райкоме КПБ отметили: принимая дело к производству, судья Крискевич «не придал должного значения повышенному интересу населения (…), не счел необходимым наметить совместно с органами милиции мероприятия по обеспечению общественного порядка при проведении судебного процесса».

Предвидя «повышенный интерес», судьи несколько раз обращались в райком, ходатайствуя о предоставлении более просторного зала. Но пришлось довольствоваться тем, что имелось, - комнатой, рассчитанной на 70 человек. Просчет сыграл свою роль позже, в день заседания. Около сотни человек появились у здания суда Слуцка 10 октября. Все они требовали для подсудимых высшей меры наказания, угрожая в противном случае самосудом.

Обстановка накалялась. Когда обвиняемых доставили в суд не на обычном автозаке, а в машине скорой помощи, горожане заговорили об излишней снисходительности суда. Перепалка между родственниками обвиняемых и потерпевшего подлила масла в огонь. Отец погибшего Николаевского, словно пользуясь случаем, выразил суду недоверие и демонстративно «под возгласы одобрения» покинул зал.

Дело Гапановича-Сытько явно выделялось из прочих. Но власти посчитали возможным удовлетвориться лишь усилением охраны обвиняемых, направив на охрану зала заседания 17 милиционеров во главе с начальником уголовного розыска.

СПРАВКА «БГ». В 1967г. население Слуцка составляло около 40 тыс. человек. В городе работали консервный и сахарный заводы, завод сельхозтехники, две автобазы. На территории города дислоцировалась войсковая часть N28390.

«БЕСЧИНСТВА УСИЛИЛИСЬ»

В четверг, 12 октября, у здания суда собралось около двух сотен человек. По наблюдениям очевидцев, большинство составляли женщины и подростки. Постепенно толпа увеличивалась за счет рабочих и служащих, закончивших рабочую смену. Партийное руководство в это время проводило очередное заседание бюро КПБ, а начальник горотдела милиции Войтенков отправился в колхоз «Родина» «для проведения бригадного собрания по разъяснению материалов Сентябрьского пленума ЦК КПСС».

К середине дня ситуация стала критической. Гудящая под окнами толпа вызвала определенное беспокойство у судей, и заседание решили «закончить пораньше». К 15.00 конвоиры были готовы увезти обвиняемых в СИЗО, но планы смешала толпа. Люди продолжали требовать выдачи обвиняемых для самосуда, сопровождая свои слова действиями. Близлежащие заборы разобрали на штакетины, а булыжную мостовую - на камни. Останавливали грузовики со свеклой и картошкой, разгружали их и забрасывали овощами окна суда. Только после овощной «бомбардировки» тревожный сигнал наконец услышали. Замминистра охраны общественного порядка Тимошенко в телефонном разговоре с начальником 22-го отделения Родиным приказал «выделить 300 человек от 267-го отряда воинского отделения, резервный взвод 28-го отделения специализированного моторизованного батальона милиции и лично выехать в Слуцк для ликвидации массовых беспорядков у здания народного суда». Вопрос об использовании войск был согласован «во всех вышестоящих инстанциях».

Сводный отряд, который возглавил командир 267-го отряда полковник Иван Бурунов, сформировали из бойцов нескольких рот, роты связи и роты обеспечения. Личному составу приказали иметь при себе противогаз и малознакомое советским гражданам «химическое средство» «Черемуха-1». Колонны с бойцами в срочном порядке выехали по маршруту Минск-Слуцк.

Пока подкрепление было в пути, в толпе работали активисты - руководители различного ранга, секретари парторганизаций и дружинники (всего 110-115 человек). По решению слуцких партийцев, они «проводили разъяснительную работу и оказывали помощь милиции в наведении порядка».

Но порядка не добился и сводный отряд, прибывший к месту назначения после 17.00. Бойцы обнаружили у суда несколько тысяч человек, и первоначальное решение «навести порядок» оказалось невыполнимым. Толпа оттеснила милиционеров и военных, «пытаясь прорваться в здание и учинить расправу над подсудимыми».

Сгущались сумерки. Начальник гарнизона воинской части N28390, дислоцировавшейся в Слуцке, генерал-майор Скородумов попытался «уговорить народ разойтись по домам», но «толпа бесчинствующих элементов» собралась возле него и «нанесла телесные повреждения».

Мужчины «начали бросать в личный состав булыжники», а женщины и подростки засыпали глаза военных песком и шлаком. Горожане «с ожесточением наносили удары палками, камнями и различными железными предметами». Когда число бунтовщиков выросло до 5 тыс., «бесчинства усилились»: в стены деревянного здания суда полетели первые бутылки с бензином.

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО

Со сводным отрядом в Слуцк прибыл капитан войсковой части N3214 (ныне подполковник запаса) Георгий Таболов, который поделился с корреспондентом «Белорусской газеты» своими воспоминаниями.

«Это был настоящий психоз на городских улицах. Его вызвала водка. Наиболее активные участники беспорядков доставляли ее каким-то образом прямо в ящиках, к вечеру все были пьяные. Запомнились мужчины. Можно было видеть, как двое держат некоего гражданина, а третий поит его прямо из бутылки. Другой человек выпивал водку и швырял пустую бутылку в голову военному. Раненых, крови было много. Знаю, что несколько человек лежали после событий в больнице, а после были комиссованы.

Военные вежливо просили людей прекратить беспорядки, но хулиганы не контролировали себя. Некоторые добропорядочные, на мой взгляд, граждане были обычными зеваками, но принимали участие в беспорядках, потому что боялись, что их осудят за бездействие. Они тоже кидали камни… Толпа кричала, что в Слуцке не соблюдают законы, защищают преступников. Наши сотрудники фиксировали происходящее на кинопленку. Уже потом, когда весь этот ужас закончился, в Слуцке собирали партийный и комсомольский актив, показывали этот документальный фильм. И многие узнавали своих знакомых, друзей, а случалось, и родственников. Некоторые матери подростков, сначала кричали, что не верят в нарушения, совершенные их детьми. Но им тоже показывали фильм, и криков становилось меньше».


ПОЖАР В СУДЕ

Жизнь обвиняемым Гапановичу и Сытько в тот страшный день спасла «Черемуха». Где-то в 21.00 военные начали бросать в толпу газовые гранаты. На пять-семь минут люди отступили. «Используя замешательство толпы», военные и милиционеры создали для спецмашины проход и, сопровождаемые градом камней, вывели конвой и обвиняемых из суда. Машина отправилась в Минск. Поняв, что главные виновники от них ускользнули, «бесчинствующие хулиганы» утроили усилия и продвинулись к зданию суда. В это время военнослужащие получили наиболее тяжелые травмы. Деревянное здание вспыхнуло. Начался пожар.

На втором этаже огонь отрезал выход четверым. Трое мужчин во главе с начальником КПЗ Татуром выпрыгнули из окна. Татур от полученных травм позже скончался в больнице. Судья Алексеева осталась в здании. Бойцам, пробравшимся в помещение, спасти ее не удалось: «пожар охватил все здание, рухнули пол и потолок».

Здание суда догорало на глазах у пожарных, машинам которых не позволили подъехать ближе: «бесчинствующая толпа встретила их камнями». Головную машину с включенными сиренами «таранили брусом», ее водителя тяжело ранили. Понимая, что аналогичной опасности подвергаются и другие здания, в ночь на 13 октября бойцы взяли под охрану здания райкома КПБ и горотдела милиции. К этому времени из Минска и Слуцка прибыло новое подкрепление - 255 военных и милиционеров. Еще несколько дней сводный отряд охранял административные помещения и патрулировал улицы. Но новых попыток бунта горожане больше не предпринимали.

СПИСОК ВИНОВНЫХ

События в Слуцке стали предметом длительных разбирательств на самых различных уровнях. Произошедшее активно обсуждали в ЦК КПБ, на бюро Минского областного комитета КПБ, в Слуцком райкоме, милиции. Выступая на заседании райкома КПБ, секретарь Лесун назвал случившееся «большим и черным пятном на всю нашу работу». Руководитель не лукавил: после выяснения причин, которые вызвали беспорядки, он получил выговор, о чем и сообщил всем присутствующим. Несколько его коллег были не только сняты с должностей, но и исключены из партии.

«За политическую близорукость и непринятие своевременных мер к предотвращению и ликвидации массовых беспорядков» первый секретарь Слуцкого райкома партии Зеленкевич и председатель Слуцкого горисполкома Рубцов были сняты с работы. За «неправильную организацию судебного процесса по делу Гапановича и непринятие мер по предотвращению беспорядков в ходе судебного заседания» бывших прокурора Слуцкого района Севрука и начальника горотдела милиции Войтенкова исключили из КПСС. Вместе с увольнением председатель Минского областного суда Николаев и замначальника охраны общественного порядка Минского облисполкома Байков получили по строгому выговору с занесением в учетную карточку. Наказания понесли начальник управления охраны общественного порядка исполкома Минского областного совета депутатов Гавриленко, второй секретарь Слуцкого райкома КПБ Савостюк, прокурор Минской области Зубарь, начальник отдела КГБ при Совмине БССР по Минской области Политико и др.

По мнению властей, лишь военные отличились «стойким выполнением поставленной задачи». Около десятка бойцов были представлены к наградам, о чем и сообщили газеты.

«СЛАБАЯ ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА»

После беспорядков в Слуцке каждый, как мог, оценивал ситуацию, выдвигая возможные причины произошедшего. Самой главной назвали пьянство, и возразить тут что-либо было трудно. Ведь в 1967г. в вытрезвителе Слуцка «побывало 35 коммунистов и 39 членов ВЛКСМ». Не забыли и о подрастающем поколении: в событиях «12 октября принимали участие более 50 несовершеннолетних, из них пятеро - самое активное участие». Причиной этой агрессии, по мнению партийного руководства, вполне могло стать воспитание: «Со стороны учащихся нарушается режим дня. Очень много учеников ходят в кино на вечерние сеансы. Многие ходят в школу с недозволенными прическами, в зауженных брюках, с кольцами на пальцах».

Секретарь первичной парторганизации автоколонны N2417 - предприятия, работники которого проявили особую активность у здания суда, выдвинул версию «слабой воспитательной работы». По его мнению, необходимо было вести «беспощадную борьбу со всевозможными анекдотами, слухами и теми, кто их распускает. Этому мы до 12 октября 1967г. не придавали значения, не реагировали на них. И только это явилось первопричиной возникновения трагических событий».

На беспорядки в Слуцке партийное руководство ответило планами по «улучшению массово-политической работы среди населения», «идейно-политической закалке молодежи», обеспечению «безусловного выполнения постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по усилению борьбы с преступностью», укреплению милиции, прокуратуры и народных судов «политически зрелыми и подготовленными работниками».

Одновременно захлопотали о родственниках погибших. Вопрос о назначении персональной пенсии республиканского значения трем дочерям погибшего Татура и родственникам Алексеевой обсуждался в бюро райкома КПБ.

НАКАЗАНИЕ

За участие в беспорядках в Слуцке к уголовной ответственности привлекли 12 человек. Несколькими десятилетиями позже белорусские СМИ уточнили и эту информацию: всего следствие КГБ довело до суда дела 17 участников беспорядков. Суд определил им от 6 до 15 лет заключения.

Описание действий большинства были похожи: «Принимал активное участие в массовых беспорядках»; «пытался перевернуть санитарные автомашины, в которых находились раненные военнослужащие»; «выражался нецензурными словами, призывал других к активному участию в беспорядках». Но наибольший интерес вызвали разбирательства дел тех, кого направляли на охрану порядка. Так, некто Х., «пассивный коммунист и беспринципный работник», вместо того «чтобы явиться в клуб строителей для получения инструктажа и оказания помощи работникам милиции в наведении порядка, влившись в толпу, сам принял активное участие в массовых беспорядках, подстрекал несовершеннолетних к поджогу суда».

Все приговоренные за участие в Слуцких событиях вышли на свободу, как и виновники той давней истории. Срок, установленный последним, был меньше, чем у некоторых «бесчинствующих хулиганов»…

Таблица

Василий МАТОХ - ведущий архивист Государственного архива Минской области
Комментарии
  1. добрый гном 26.01.2016 20:43

    Все можно гуртом

Добавить комментарий
Проверочный код