Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№22 (490) 06 июня 2005 г. Визави

ОТ ШАГАЛА ДО СКАНДАЛА

06.06.2005
Татьяна КАРЮХИНА

В $650 тыс. обошлась неизвестному белорусскому коллекционеру картина Марка Шагала, которую уже на следующий день после аукциона внучка художника Мерет Мейер-Грабер назвала «ужасной фальшивкой». Подлинность работы, выставленной на торги аукционным домом Paragis, поставила под сомнение и директор музея Марка Шагала в Витебске Людмила Хмельницкая. В одном из интервью она отметила, что все работы известных художников, которые продаются на аукционах, должны иметь специальные сертификаты, подтверждающие принадлежность кисти именно этого автора. В случае с Шагалом такой сертификат выдает Комитет Марка Шагала. Но аукционный дом Paragis в Комитет не обращался, доверив проведение экспертизы искусствоведу из Санкт-Петербурга Арсению Сагальчику. Какова мировая практика выставления на аукционы произведений Марка Шагала и других известных художников? Кто несет ответственность в случае появления подделки на рынке антиквариата? Корреспондент «Белорусской газеты» выясняла это у гендиректора аукционного дома Paragis Андрея БЕРЕЗИНА и вице-президента Комитета Марка Шагала, внучки художника Мерет МЕЙЕР-ГРАБЕР.

Андрей БЕРЕЗИН: «МЕЙЕР-ГРАБЕР ПРИДУМАЛА ПРАВИЛА ИГРЫ И НАВЯЗЫВАЕТ ИХ ВСЕМУ МИРУ»

- Как картина с изображением петуха попала в антикварно-аукционный дом Paragis?


- Как и все предыдущие работы. Это общая процедура для всех аукционов: собственники приносят произведения, которые мы выставляем на продажу и за счет этого получаем деньги.

- И какова сумма комиссии, которую получает Paragis?

- 20% от стоимости произведения.

- Это владелец картины заявил о том, что она принадлежит кисти Шагала?

- Нет. Мы провели экспертизу, которая подтвердила, что автором работы действительно является Марк Шагал.

- Должен ли владелец работы предоставлять в аукционный дом какие-либо документы в подтверждение подлинности произведения искусства, которое он намеревается продать?

- Не обязательно. Бывает, собственник выставляет на аукцион работу, у которой есть экспертное заключение. Однако в большинстве случаев подобных заключений у экспонатов нет. Тогда их оценивает совет экспертов, который работает при антикварно-аукционном доме, и искусствоведы из Москвы и Санкт-Петербурга, с которыми мы сотрудничаем.

- Предоставляет ли Paragis покупателям работ страховку на выставленные произведения искусства и антиквариат?

- Нет. Мы вели переговоры со страховыми компаниями «АльВеНа» и «Белгосстрах», однако, как оказалось, страхование интеллектуальной собственности для них тема новая, они не знают, как к этому подступиться. Мы же заинтересованы, чтобы наши экспонаты были застрахованы. Недавно к нам поступило предложение провести аукционы современного белорусского искусства за рубежом - в Германии и во Франции, а там без страховки обойтись просто невозможно.

- Почему вы не представили работу в Комитет Шагала на экспертизу, как это делают другие аукционные дома?

- А зачем?

- Такова практика выставления произведений Шагала на аукцион.

- Для кого это практика? У меня такой практики не было: я впервые выставлял на аукцион работу Шагала. И я не знаком с г-жой Мейер-Грабер. Конечно, она настаивает на том, что любая работа Шагала может быть атрибутирована только Комитетом художника. Но ведь в мире есть еще тысячи экспертов-шагаловедов. Просто Мерет Мейер-Грабер придумала правила игры и навязывает их всему миру. Как рассказывал мне предыдущий владелец картины, несколько лет назад внучка Шагала сама предлагала ему продать эту работу за $10-20 тыс. (хотя выставь он картину на Sotheby’s или Christie’s, ее цена измерялась бы миллионами - $1,5-3 млн.). Но заполучить картину не удалось. А после аукциона работа и вовсе зафиксирована в Беларуси. Теперь Минкульт никогда не даст разрешение на вывоз картины. А если кто-нибудь попытается вывезти ее нелегально и выставить на Christie’s или Sotheby’s, к нему как к контрабандисту немедленно подойдет сотрудник Интерпола и наденет наручники.

Если честно, я даже стал больше себя уважать за то, что отчасти благодаря мне в Беларуси осталась живописная работа Шагала. Новый владелец картины готовит большой проект: он собирается открыть музей частных коллекций, в котором вместе с Поленовым, Шишкиным и Суриковым, возможно, будет выставлена и эта картина.

- Вы не считаете необходимым обращаться за экспертным заключением в Комитет Шагала. Кто же, по-вашему, имеет право оценивать произведения искусства и свидетельствовать об их подлинности?

- Дипломированный эксперт. В Беларуси их нет. Именно поэтому мы собираемся осенью открыть при аукционном доме спецкурсы (сроком обучения от 3 месяцев до 2 лет), на которых будут преподавать московские искусствоведы.

- Почему вы обратились за экспертизой именно к Арсению Сагальчику?

- Он считается самым авторитетным экспертом-шагаловедом в России и, кроме того, является советником Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа. Несмотря на солидный возраст и болезнь (у искусствоведа парализована правая рука), Сагальчик любезно согласился приехать и провести эту экспертизу.

- Кто купил картину?

- Коллекционер. Он приезжал к нам за неделю до аукциона со своим личным экспертом, который засвидетельствовал подлинность работы. Так что покупателя картины даже не интересовали результаты экспертизы Арсения Сагальчика.

- Покупатель уже вступил в права собственности на живописную работу?

- Нет, поскольку мы еще не видим денег на лицевом счете.

- Что говорит покупатель работы по поводу скандала?

- Он говорит, что если, картине Шагала и дальше будут создавать такой PR, он выставит ее на следующий аукцион за $1 млн.

- Однако новый владелец еще не перечислил деньги на ваш лицевой счет.

- Я думаю, это вопрос времени.

- В интервью «БДГ» и НТВ вы сказали, что «под слоем работы Шагала находилась другая работа, иконописная». Вы действительно полагаете, что Шагал мог написать картину на православной иконе?

- Проведенная нами экспертиза обязывает верить в это.

- «Иконная доска» издревле склеивалась вертикально, а на картине многие эксперты видят горизонтальную склейку. Как вы это объясните?

- По словам прежнего владельца картины, она попала в воду, и ее выгнуло. А когда владелец попытался выровнять работу с помощью зажимов, дерево дало трещины. Именно поэтому на всех фотографиях мы видим поперечные соединения.

- Осенью вы планируете выставить на аукцион 40 графических работ Шагала. Кто будет проводить их экспертизу?

- У этих работ уже есть заключение о подлинности: они прошли экспертизу в Третьяковской галерее.

СПРАВКА «БГ». Андрей Березин родился в 1960г. в Прибалтике. В 1982г. окончил факультет журналистики МГУ. Работал в газетах «Культура» и «Коммерсантъ». В 2000г. в Минске организовал продюсерский центр «Звезды XXI века». С марта 2004г. - генеральный директор аукционного дома Paragis. Женат. Имеет дочь.

Мерет МЕЙЕР-ГРАБЕР: «ПОДДЕЛКА ОЧЕВИДНА ДАЖЕ ПО ФОТОГРАФИИ»

- Какова процедура выставления работ Марка Шагала на аукционах?


- За месяц до торгов аукционные дома посылают в Комитет Шагала файлы с фотографиями картин, графических рисунков или керамических работ, чтобы мы могли установить принадлежность этих произведений Шагалу. Члены Комитета тщательно изучают документацию, приложенную к письму, сверяют ее со сведениями, имеющимися в архиве. Если мы предполагаем, что это действительно подлинник, делаем запрос на проведение экспертизы картины или рисунка здесь, в Париже. Если подделка очевидна даже по фотографии (чаще всего это бывает в тех случаях, когда работа некогда попадала к нам и уже зарегистрирована в архиве Комитета как подделка), Комитет высылает аукционному дому или коллекционеру официальное письмо с обоснованием нашего отказа.

- А если у работы, которую собирается выставить на торги аукционный дом, уже есть сертификат Русского музея или Третьяковской галереи? Обязан ли аукционный дом связываться с Комитетом в этом случае?

- Известные музеи обращаются в Комитет Шагала. Мы просто не принимаем сертификаты, выданные даже такими авторитетными институтами, как Русский музей или Третьяковская галерея, прежде чем экспертно не подтвердим подлинность работы. Сертификат - это, безусловно, плюс, однако серьезным документом может сопровождаться все, что угодно. Самое главное для нас - проверить подлинность работы. Иначе может оказаться, что единственный подлинник, которым обладает коллекционер, - сертификат известного музея.

- Сотрудники Paragis недоумевают, как вы могли определить подделку без визуального осмотра картины?

- Я видела фотографию. Она практически идентична двум другим подделкам, которые в разное время попадали к нам на экспертизу. Существует три произведения, написанных на одну и ту же тему и в одной художественной манере. И это не копии с оригинальной работы Шагала, а компиляции разных его работ. Две другие картины с изображением петуха зарегистрированы в архиве Комитета тоже как подделки. Время от времени они возвращаются к нам: новые владельцы картин присылают их в Комитет Шагала на экспертизу. Поэтому мне даже не нужно было видеть картину, чтобы определить ее подлинность. Подделка и так очевидна.

- Где сейчас находятся две другие картины?

- Обычно, установив подделку, мы возвращаем ее владельцу, сопроводив работу заключением экспертов. Я не знаю, где сейчас находятся две другие картины с изображением петуха: с прошлого года мы ничего о них не слышали. Но рано или поздно они снова попадут к нам: вы просто не сможете продать работу без сертификата Комитета Шагала. Такова мировая практика, сложившаяся за годы существования этой организации (комитет был основан в 1988г.).

- Знакомо ли руководство Paragis с этими правилами и пыталось ли оно связаться с вами?

- Нет. Мы никогда не общались ни с директором аукционного дома Paragis, ни с его подчиненными, ни с экспертами, установившими подлинность картины. Я даже не знала о существовании Paragis, пока не получила от одного из друзей электронное письмо, в котором говорилось, что на аукционе в Минске будет выставлена картина Шагала.

23 мая, за день до отъезда в Москву на конференцию по проблемам авторского права и экспертизы, я послала письмо исполнительному директору аукционного дома Paragis Людмиле Кононовой (это имя назвали мне друзья), в котором проинформировала ее о том, что работа поддельная. Я также написала, что в архиве Комитета Шагала зарегистрировано несколько вариантов этой же подделки, и предупредила: если работа все же будет выставлена на торги, Комитет Марка Шагала не несет за это никакой ответственности. Ответа я не получила.

- Ссылаясь на слова прежнего владельца картины, представители Paragis утверждают, что вы пытались купить у него работу…

- Зачем нам покупать подделку? Я не знаю ни предыдущего владельца картины, ни человека, ее купившего.

- Какую ответственность несет аукционный дом, выставивший на торги картину, не прошедшую экспертизу в Комитете Шагала?

- Если коллекционер или аукционный дом не хочет ничего слышать об отрицательном заключении Комитета и все-таки продает работу, зарегистрированную у нас как подделка, вся ответственность перед покупателем ложится на него. А покупатель обязательно потом обратится в аукционный дом: чтобы продать или выставить произведение в галерее, ему понадобится сертификат Комитета Шагала.

Мы свою работу выполнили. У нас есть письмо, подтверждающее, что мы вовремя проинформировали руководство аукционного дома о подделке. У них было время не только прочесть письмо, но и перечесть его несколько раз и снять картину с торгов. Быть ли честными с клиентом - решать им. Мы ничего не можем сделать, если директорат аукционного дома принимает решение продать картину, подлинность которой не подтверждена Комитетом.

- Председатель худсовета антикварно-аукционного дома искусствовед Николай Пограновский считает, что «поскольку это наш местный аукцион», Paragis не обязан обращаться за экспертизой в Комитет Шагала.

- Если вы собираетесь выставить на торги произведение Анри Матисса, вы прежде обратитесь за экспертизой в Комитет Матисса. А если желаете установить подлинность работы Пикассо, пойдете в Комитет Пабло Пикассо. Аукционные дома с серьезной репутацией, прежде чем выставить на продажу картину Шагала, всегда обращаются к нам. И потом, во французских провинциях немало местных аукционов, но они тем не менее работают с Комитетом Шагала, поскольку дорожат своей репутацией.

- Говорят, картина, проданная в Минске, была написана на православной иконе…

- Марк Шагал ни за что не мог бы использовать икону в качестве основы для своей работы. Это просто невозможно при том глубоком уважении, которое он питал к русской культуре, к наследию своей страны.

СПРАВКА «БГ». Мерет Мейер-Грабер - дочь Иды Шагал и Франца Мейера, директора художественного музея в Берне, автора самой большой монографии о Шагале. Родилась в Париже в 1955г. Изучала немецкую литературу, лингвистику, театр и философию в университетах Фрайбурга и Кельна. Имеет степень магистра. С 1982г. работала в издательстве в Швейцарии. С 1997г. - вице-президент Комитета Шагала. Имеет дочь.
Добавить комментарий
Проверочный код