Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№22 (490) 06 июня 2005 г. События. Оценки

ГЕНРИХ ПАДВА: «ТАКОГО НЕ БЫЛО С 1953»

06.06.2005
Виктор МАРТИНОВИЧ

№ 22 [490] от 06.06.05 - Когда 31 мая Мещанский суд Москвы зачитывал приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, прокурор Шохин вместе с сидящим рядом с ним коллегой весело разглядывали альбом с рисунками Павла Шевелева, сообщает пресс-центр Ходорковского: «Они получали большое удовольствие, лица обоих светились от широких улыбок. Этот оживленный просмотр привлек внимание одной из судей, которая, позабыв о своей рутинной работе, изо всех сил вытягивала шею, дабы усмотреть, над чем так задорно смеются прокуроры». В этой беззаботной, почти дружеской атмосфере оба обвиняемых получили по 9 лет колонии общего режима.

На объявленный судом срок наказания зал отреагировал взрывом возмущения, и судебному приставу пришлось выводить недовольных. Экс-глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский сказал, что ему «приговор понятен», и назвал его «памятником басманному правосудию». А Платон Лебедев добавил, что «ни один нормальный человек» не способен понять такой приговор.

Собственно, первый взрыв возмущения в зале прозвучал чуть раньше, когда суд назвал «надуманными и необоснованными» доводы адвокатов. Добросовестно зачитав все выявленные защитой многочисленные нарушения УПК, допущенные в ходе следствия, судья Ирина Колесникова заявила, что не принимает их во внимание, т.к. «они надуманны, необоснованны, и не соответствуют действительности». Зал отреагировал громким смехом, судья же обещала в будущем выводить «нарушителей порядка» из помещения.

У дела «ЮКОСа» не два, а три героя: сам обвиняемый, президент Путин, которого владелец контрольного пакета акций MENATEP Group Леонид Невзлин назвал «прокурором, судьей и палачом Ходорковского», и адвокат Генрих Падва, который, несмотря на понятный всем характер суда, продолжал сражаться за Ходорковского так, как если бы тщательная и продуманная защита действительно могла на что-то повлиять.

1 июня в эфире «Эха Москвы» Падва признался, что «такого не было никогда» с 1953г., когда он пришел в систему правосудия. «Были всякие взлеты и падения в правосудии, я во всем этом был и видел, и знаю, но такого, что сейчас происходит, я вам даю слово и ответственно заявляю, такого не было никогда», - заявил адвокат. В интервью «Белорусской газете» Генрих Падва подвел итог завершившемуся процессу.

- Как вы оцениваете приговор и считаете ли его своим поражением?

- Начну с конца. Я не считаю этот приговор своим поражением, поскольку борьба была нечестной. Суд над Ходорковским не был спором обвинения с защитой перед лицом беспристрастного суда. Процесс был решением неких других структур, бороться с которыми мы были не в состоянии. Если бы мы потерпели поражение в честной борьбе, то да, я признал бы, что проиграл. Но в тех условиях, в которых шла борьба, выиграть в принципе было невозможно.

Что касается самого приговора, то с первого же дня было ясно, что он будет обвинительным, но мы не представляли себе меры наказания. Я думал, что если дадут лишение свободы (не условное), то это будет не больше пяти лет. Но что будет девять, я не ожидал ни в каком случае. Считаю приговор просто вопиюще несправедливым, не соответствующим действительности, попирающим основы законодательства, основы, на которых построено правосудие. Чтобы опровергнуть те бесконечные доводы, в которых обвинение попыталось завуалировать и утопить истину, нужно говорить сутками.

- Такого действительно не было с 1953 г.?

- Конечно. В СССР случалось всякое, там «политических» хватало, но таких откровенных процессов, таких беспрецедентных приговоров мне лично за мою адвокатскую практику слышать не приходилось. Уникальным является даже не ведение процесса, а итог: приговор, вынесенный судом по итогам рассмотрения дела. И мотивировка, и назначенный срок - все выходит из ряда вон.

- И все-таки, почему судом были допрошены всего четыре свидетеля со стороны защиты при 76 свидетелях обвинения? Суд отклонял ваши ходатайства?

- Нет, причина не в этом. Нам в принципе было очень трудно найти желающих выступить в защиту Ходорковского. Все боялись такого выступления, о чем откровенно признавались, когда мы об этом их просили. Некоторые сначала соглашались выступить, а потом отказывались.

Еще одна причина: защита в принципе не обязана доказывать невиновность. Это обвинение должно доказывать вину. В идеале адвокат приходит в суд только для того, чтобы доказать, что прокурор ничего не доказал. Если прокурор не доказал, значит, все, приговор должен быть оправдательным, т.е. свидетелей защиты вообще может не быть. Поэтому брать на себя бремя доказательства невиновности подзащитного мы не посчитали возможным, и это действительно было нереально.

- В последнее время белорусские «политические», понимая, как их будут судить, вообще отказываются от защиты, заявляя, что подходить к этому с точки зрения законодательства бесполезно. Может, так же стоило поступить и Ходорковскому?

- Я прекрасно понимаю чувства этих людей. Более того, адвокаты на таких процессах действительно чувствуют себя неуютно, понимая полное свое бессилие. С другой стороны, когда мы обсуждали этот вопрос с Михаилом Борисовичем, который все эти нюансы, поверьте, прекрасно понимал, он решил от адвоката не отказываться. Он сказал, что заинтересован не столько в том, чтобы конкретный суд услышал все доводы в его защиту, сколько в том, чтобы об этих доводах узнала общественность. Чтобы люди за стенами суда услышали грамотный юридический анализ обвинения, узнали о доказательствах, опровергающих это обвинение. Поэтому-то Ходорковский не отказался от защиты и не станет отказываться от нее в дальнейшем.

СПРАВКА «БГ». Генрих Падва родился в 1931г. Окончил Московский юридический институт и Калининский пединститут; с 1971г. - адвокат Московской городской коллегии адвокатов; с 1985г. - член ее президиума и директор НИИ адвокатуры при Московских коллегиях адвокатов; с 1989г. - вице-президент Союза адвокатов СССР; с 1990г. - вице-президент Международного союза адвокатов. Среди известных дел г-на Падвы - защита Анатолия Лукьянова (бывшего председателя Верховного Совета СССР), Павла Бородина (экс-управделами президента РФ), Анатолия Быкова (председателя Совета директоров КрАЗа).
Добавить комментарий
Проверочный код