Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№22 (490) 06 июня 2005 г. Личный вкус

ПСИХОЗ ПЕРИОДА ПАНДЕМИИ

06.06.2005
Андрей КУРЕЙЧИК

Проект: Центр современной драматургии и режиссуры, «Свободный театр». Спектакль: «Психоз 4.48», Сара Кейн. Режиссер: Владимир Щербань. Актрисы: Яна Русакевич, Ольга Шанцина

Что это? Год назад творческий коллектив во главе с режиссером Владимиром Щербанем показал пьесу «Откровенные полароидные снимки» Марка Равенхилла. За это время белорусский театр сильно изменился. Не внешне: снаружи все те же архаичные и случайные спектакли, идеологические заказы, отсутствие творческой инициативы, жиденькое финансирование, аморфная и апатичная репертуарная политика… Пугает то, что происходит внутри. Оказалось, что самая большая проблема - не сделать хороший спектакль без денег, репетиционных площадок, костюмов и декораций, а найти место, где его можно бесплатно показать. Пандемия страха за последний год охватила почти все учреждения культуры. Куда только не обращалась творческая группа с предложением организовать показ, и везде ей отказывали. Мотивации были разными, но в каждой чувствовался страх перед вышестоящими инстанциями. В итоге место нашли, спектакль показали, причем дважды, но ощущение полной блокады театральных инициатив осталось.

В белорусском театре много табу, от которых давно отказался весь цивилизованный мир. У нас нельзя на сцене ругаться матом, хотя в обычной жизни мы не стесняемся в выражениях. На сцене не должно быть обнаженных тел, потому что это будет непереносимым ударом по белорусской морали. Ни в коем случае нельзя говорить о политике. Не приветствуется скепсис, не говоря уже об иронии в отношении религии. И при этом у нас существует масса провинциальных клише: спектакль обязательно надо показывать на сцене, а зритель должен сидеть в зале. Актерам шьют специальные «сценические» костюмы, на сцене ставят декорации, светят на них лучами, и все это под громкую музыку. «Психоз 4.48» - урок разрушения. Разрушения провинциального театра, его табу и клише. Было ли создано что-то взамен, трудно сказать, но после Сары Кейн спектакли белорусских театров кажутся инфантильными и глуповатыми пустяками.

Драматургия. Каждая пьеса для любого серьезного автора - процесс познания глубин собственной психологии, раскрытие своих внутренних конфликтов. Сара Кейн писала свой «Психоз» на том этапе жизни, когда честность может довести до ужаса. Она исследовала собственные пограничные состояния, суицидальные наклонности, сексуальные перверсии, действие антидепрессантов, патологичность окружающего нас мира. Ее безумие - единственный способ честно, до конца открыть и, что более важно, не потерять себя в условиях окружающей «нормальности». Норма и болезнь в современном мире перестают быть объективными категориями человеческого бытия. Эмоции и страсти, поэтика и экспрессия, любое движение становится шагом к полному саморазрушению - единственному бескомпромиссному способу прожить свою жизнь честно. Сара Кейн покончила с собой за несколько дней до премьеры пьесы «Психоз 4.48».

Режиссура. Режиссер Щербань любит усложнять себе задачи. На этот раз он взял текст, который на первый взгляд может показаться бредом сумасшедшего без сюжета и развития. Он отказался от фиксированного пространства сцены, от костюмов и декораций. Единственным инструментом его театра остались актеры, точнее две яркие молодые актрисы. Необъятный диапазон сложнейших психоделических состояний, круги психиатрического ада… Зритель проходит через такой же необъятный диапазон актерских средств: ритмическая декламация, крики, шепот, пение, обращение в зал, сложнейшие пластические рисунки, сменяющие друг друга, само дыхание… Финал всего - полное обнажение души, которое сопровождается обнажением тел в нестройных отблесках свечей. Ведь уйти из этого мира можно только так - отбросив все лишнее…

Плюсы. В академических театрах молодые актеры через год-два теряют форму. Вырвавшись на свободу, Яна Русакевич и Ольга Шанцина играют с фантастическим упоением. Впрочем, как и режиссер Щербань после своего скучного и аморфного спектакля в Купаловском обнаружил мощь и разнообразие режиссерских приемов.

Минусы. Увы, спектакль увидят далеко не все…

Драматургия/режиссура/актерская игра 8/8/10. 
Добавить комментарий
Проверочный код