Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (488) 23 мая 2005 г. Тема недели

ЕВРОНЕВИДАЛЬ КАК ЗЕРКАЛО БЕЛОРУССКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

23.05.2005
Янка ГРЫЛЬ

Помнится, на творческом юбилее одного коллектива на сцену с поздравлениями вышел Анатолий Ярмоленко. Аксакал белорусской эстрады долго перечислял грады и веси, где он представлял Беларусь вместе с юбилярами. Мэтр поставил коллективу в заслугу не чистые голоса и оригинальные аранжировки, а эту самую способность «достойно представлять Беларусь».

Это не древнегреческие фавны со свирелями и нимфы с арфами: официально признанный белорусский артист служит не столько Музам, сколько родине. Служба у него представительская. Не нужно копаться в партитурах Баха, рвать от страсти гитарные струны в Вудстоке или козленочком скакать по поп-сцене «Евровидения» - шоу для домохозяек на излете фертильного возраста. И петь, по большому счету, не нужно. Главное - представить. Анжелика Агурбаш в Киеве блестяще представила, как причудливо отражена белорусская стабильность в зеркале поп-музыки.

ШОУ-БИЗ И ШОУ-ШИЗ

На Западе основные деньги в шоу-бизнесе делаются посредством целенаправленных публикаций сплетен и слухов в желтых таблоидах. Это создает интригу, интрига стимулирует спрос, развитие голосовых связок, звукозаписывающей аппаратуры и PR-технологий.

На «Евровидении-2004» какая-то интрига присутствовала. Скандал с подсчетом голосов выглядел свежо и бодро. Простонародье наивно бубнило, что «Подольскую не пустила мафия». Искушенные зубры белорусского шоу-биза пересказывали совсем детективные версии: дескать, интернет-голосование должно было пробить дорогу совсем другой певице, да продажный программист сдуру перепутал номера участниц. Прогрессивно мыслящая интеллигенция уверяла, что Александру с Константином «назначили». Поскольку все версии относятся к сфере паранормально-мифологической и юридически недоказуемой, было смешно и интересно. Но интрига закончилась на стамбульских кондиционерах. О проигравшем дуэте на некоторое время вообще забыли.

К «Евровидению-2005» шоу-биз подполз псевдоцентрализованно, в состоянии шоу-шиза, получив примерный нагоняй от главы государства. По информации «Белорусской газеты», на прошлогоднем летнем разборе полетов по «Евровидению» в качестве оргвыводов и принятых мер фигурировали не только отставка Владимира Максимкова (интервью с ним читайте на стр. 13), о которой он сам объявил еще в мае, но и февральская посадка Егора Рыбакова. Меры принимали с явным опережением событий.

Многие горячие головы два года подряд сомневались в результатах зрительского волеизъявления при отборе. И зря: глас народа у нас регулярно совпадает с мнением руководства. Большинство претендентов в 2005г. распугала судьба Александры и Константина вкупе с централизованной госопекой. Вспомним троицу фаворитов: за Анжеликой Агурбаш стояли писаная краса и деньги супруга, Наталья Тамело представляла школу маэстро Михаила Финберга, Полина Смолова протежировалась Театром эстрады Василия Раинчика. В пользу коллег Агурбаш говорил государственный статус материнских организаций. В пользу Анжелики - финансовый ресурс и естественное нежелание руководителей госструктур в случае поражения принять на себя огонь критики.

Выбор отодвигался несколько раз. Оргкомитет и жюри собирались то в Театре эстрады, то на ТВ. Вряд ли вице-премьер Владимир Дражин или замглавы администрации Олег Пролесковский повторяли сольфеджио и изучали актуальные тенденции поп-музыки. Скорее, они ждали вердикта мэтров эстрады, а те в свою очередь пытались угадать желания вышестоящих инстанций. Так что с «Евровидением-2005», как и с перебиранием картофеля в анекдоте, без отмашки высшего должностного лица вряд ли что-нибудь получилось бы.

ПОПСА И КОЛБАСА

Провал Анжелики Агурбаш официальные медиа наверняка в той или иной степени спишут на «двойные стандарты» вероломного Запада. И будут правы. Среднестатистическая евродомохозяйка знает о Беларуси, что это последняя диктатура Европы, где посевная и уборочная напоминают мобилизацию, а маневры - посевную и уборочную. Затем она увидит выступление, по стилистике представляющее собой смесь торжественного выезда на слоне индийского махараджи, переделки водонапорной башни в Пизанскую и постановки «Кольца Нибелунгов» на сцене «Дожинок». Евробабка не станет разбираться, как помпезная расхлябанность российского шоу-биза скрестилась с низкобюджетной безвкусицей белорусской эстрады, и проголосует за кого-нибудь поближе и попонятней. Можно по-эстетски хихикать над незамысловатостью европопсы, но наша вызывает слезы, а не хохот.

Так или иначе, и Анжелика, и Николай Агурбаш, несмотря на фиаско, дивиденды за риск и способность брать на себя ответственность получат. Во-первых, кое-что в плане продвижения дадут промо-туры. Во-вторых, из-за участия в проекте Филиппа Киркорова у Анжелики вполне могут улучшиться отношения с кланами, контролирующими выход на российское ТВ, которое до сих пор не очень баловало Агурбаш, зато алчно пялилось на ее платежеспособного супруга. Убытки Николая вполне могут покрыться установленными за время промо-странствий контактами, из которых состоит любой бизнес, включая колбасный.

ШОУ-ДОВОДЫ И ОРГВЫВОДЫ

$4 млн., включая одеяния от Валентина Юдашкина и гонорар Филиппу Бедросовичу, - серьезный взнос на алтарь белорусского искусства. Да, Киркоров на «Евровидении» получил в свое время самый низкий бал за всю историю участия России в конкурсе. Но все равно белорусский шоу-биз впервые почувствовал вкус московских денег и здорового коммерческого цинизма.

Государство (кроме взноса за участие) в меру технических и интеллектуальных способностей отдельных ведомств сделало все, что умело. НГТРК не слишком пиарило Анжелику, ограничившись оргпомощью и не повторив прошлогодней ошибки завышенных ожиданий. МИД помог с визово-посольскими формальностями. Легпром и местпром должны были порадовать майками и пакетами с промо-символикой, но, по признаниям самих мастеров текстильных жанров, результат не выдерживал никакой критики, обращаться же в частные структуры запрещала совесть: дело-то государственное. Неизвестно, ездили ли члены БРСМ в Киев «болеть за наших» за счет своих членских взносов или за взнос Агурбаша, как поговаривают, но группа поддержки имела место быть. Сделали, как могли, но - сделали. Поэтому по шапке вроде бы давать некому.

Предположить, какие оргвыводы будут сформулированы после киевского фиаско, несложно. Перспективный вариант трактовки событий - «двойные стандарты» Европы и полное отсутствие у нее музыкального слуха. Не менее удачна версия о том, что в провале виноваты «москали» и весь ихний коррумпированный шоу-биз, а значит, впредь нужно опираться на собственные силы. Третий путь: если отношения с Европой и далее будут портиться, «Евровидение-2006» можно в знак протеста гордо бойкотировать.

Последний вариант опасен. Если родина шагнет по этой скользкой дорожке, предсказывают поп-футурологи, не исключено, что наши евронедруги пригласят на «Евровидение-2006» от Беларуси опальных Лявона Вольского или Александра Куллинковича и присудят им призовое место. А как свидетельствует украинский опыт, сразу после победы на «Евровидении» стран СНГ в них тут же возникают предпосылки для бархатных революций. И вообще, к чему нам эта попса на госуровне? «Славянского базара» и «Дожинок» мало? Эка евроневидаль! Мы и сами хорошо поем, когда выпьем.
Добавить комментарий
Проверочный код