Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (488) 23 мая 2005 г. Тема недели

АРТУР ГАСПАРЯН: «БЕЛАРУСЬ СДЕЛАЛА ВСЁ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ АНЖЕЛИКА НЕ СМОГЛА ПОБЕДИТЬ НА «ЕВРОВИДЕНИИ»

23.05.2005
Татьяна КАРЮХИНА

«Я не понимаю, почему я не прошла в финал: за меня голосовала вся Европа», - недоумевала на следующий день после полуфинала «Евровидения» на встрече с журналистами в плавучем отеле «Жемчужина Днепра» белорусская поп-дива, имевшая, по мнению Филиппа Киркорова, «все шансы пройти в пятерку финалистов». «Если человек говорит, что он не понимает, почему произошло так, а не иначе, значит, все он прекрасно понимает», - комментировал слова Анжелики Артур Гаспарян.

Каковы истинные причины провала Анжелики Агурбаш и были ли у нее шансы выйти в финал, корреспондент «Белорусской газеты» выясняла у человека, который в отличие от белорусской конкурсантки заявил, что знает причины провала Беларуси в полуфинале «Евровидения», - у известного музыкального критика, работавшего в команде Агурбаш, Артура ГАСПАРЯНА.

- У Агурбаш была самая дорогостоящая рекламная кампания, самые пышные промо-буклеты и даже самый большой тур в истории «Евровидения», но все это не помогло ей пройти в финал. С чем же переборщили ее продюсеры?

- Все было сделано верно. Минус, пожалуй, только в том, что это была абсолютно «самостийная» инициатива певицы и ее продюсера Филиппа Киркорова. На Западе, чтобы такие истории имели правильный результат, они делаются немножко иначе. Прежде всего издающая компания, которая собирается далее продвигать певца или певицу на рынке, разрабатывает стратегию и, уже имея в виду определенный результат, начинает осмысленные телодвижения. А такой осмысленности в белорусской истории участия в «Евровидении» было очень мало. Может быть, у этой истории был бы совершенно иной финал, если бы помимо хорошего инвестора в виде колбасной империи за Анжеликой стояла еще и профессиональная структура шоу-бизнеса, связанная с издательской деятельностью, а не исключительно с креативной.

Киркоров просто вывернулся наизнанку, мобилизовал все связи, которые только у него были, но это же связи лишь одного человека - Филиппа Киркорова. А представляете, что могло бы быть, если бы сюда добавить связи какого-нибудь большого издающего концерна? Тогда можно было бы действительно говорить, что белорусский промо-тур родил для Европы новое имя. А мы, к сожалению, не можем сказать, что после тура в Европе появился новый музыкальный субъект под названием «Анжелика Агурбаш». Вот, пожалуй, единственное мое замечание ко всей проделанной работе.

- И никаких других причин провала не было?

- Зависящих от Анжелики - нет. В отличие от участников, выступавших в прошлом году на «Евровидении», дуэта «Александра и Констатин», которые действительно заняли то место, которого были достойны, она сделала все от нее зависящее, чтобы пробиться в финал. Беларусь вообще должна поставить ей памятник, потому что она преодолевала такие препятствия, какие не преодолевал ни один участник «Евровидения». И на этом пути сумела вызвать к себе огромнейшие симпатии во всей Европе, реальные симпатии, независимые от того сложного двусмысленного положения, в котором она находилась.

- В чем вы видите двусмысленность положения Агурбаш?

- Очевидно, что Беларусь сегодня - такая же страна-изгой, как Северная Корея, как Туркмения, как Ирак во времена правления Хусейна. Но при всем при этом Анжелика сумела показать Европе, что в Беларуси живут нормальные люди, достойные уважения, хотя, к сожалению, очень терпеливые и очень несчастные. Агурбаш сделала для позитивной пропаганды Беларуси очень много.

- Почему тогда она не прошла в финал?

- На «Евровидении» была десятка очевидных претендентов на то, чтобы вырваться в финал, в которой была и Анжелика. И в той десятке, кстати, никто вообще не рассматривал юношу из Македонии. Но в Европе есть такая черточка, как преклонение перед эстетикой безобразного и уродливого: чем «помоешнее» - тем лучше. Думаю, что именно эта тенденция возобладала в случае с совершенно безнадежным юношей из Македонии. Пожалели юродивого, дали ему некий шанс. И он занял место Анжелики.

«Евровидение» - это лотерея. Все, что угодно могло произойти. Когда только познакомился с Анжеликой, я сразу сказал, что у нее нет никаких перспектив, потому что она представляет белорусский режим. Невольно, не желая того, но она выходит на сцену с флагом Беларуси, на всей ее промо-продукции - флаг Беларуси.

- А если абстрагироваться от страны, которую представляла Анжелика. Неужели уровень ее выступления позволял ей пройти в финал?

- Да как же абстрагироваться? Это же состязание стран: политических и национальных амбиций. Это объективность. Это данность.

Что же касается творческой составляющей, в формате поп-дивы, которую из белорусской исполнительницы хочет сделать Киркоров, у нее есть хорошие перспективы. В Англии очень заинтересовались этим продуктом. И независимо от того, как сложилась ее судьба на «Евровидении», думаю, у нее впереди достаточно интересный проект и контракт в Британии с компанией, которая занимается такой музыкой. Даже вполне возможно, что они нашли в ней белорусскую Далиду. Анжелика действительно умеет располагать к себе. У нее есть харизма и позитивная энергетика, что очень важно для артиста. Если бы она выступала от России, у нее было бы больше шансов. Возможно, с Агурбаш Россия заняла бы одно из первых мест.

- Каковы шансы Натальи Подольской на победу в «Евровидении»?

- Очень призрачные. Подольская - абсолютно серая, нехаризматическая и, извините, за каламбур, безликая личность. Ей нечем завоевывать сердца.

- А чем же тогда объяснить выбор россиян, по которому именно она представляет Россию на «Евровидении»?

- Кто вам сказал, что это выбор россиян? Это выбор руководства Первого канала - Константина Эрнста и его жены. Это не имеет никакого отношения ни к выбору страны, ни к выбору российского народа. Но мы, к сожалению, не можем об этом открыто говорить. В условиях тотального душилова Первого канала - очень мощной структуры, которая, используя свои связи и экономические инструменты, в частности политику размещения крупных рекламных контрактов в ведущих СМИ, вынуждая последние брать на себя обязательства соблюдать некий партнерский тон в своих публикациях по отношению к их маневрам, приходится использовать эзопов язык, чтобы донести хоть какие-то крупицы правды до людей. Нет у Подольской никаких шансов. Она войдет во вторую половину второй десятки.

- Даже если принимать во внимание, что «Евровидение» - это конкурс, где политика играет большую роль?

- «Евровидение» - mix из многих факторов. Невозможно дать однозначный ответ: это конкурс связей и денег, политики или конкурс личности. Формально считается, что это вообще конкурс песни. Но победа Русланы в 2004г. доказывает обратное. Ведь ее песня - просто никакая. Но это все поняли утром, когда проснулись на следующий день после финала «Евровидения». Руслана-то взяла всех энергетикой, харизмой и абсолютно уникальной постановкой.

Все факторы имеют большое значение, однако, не спорю, что политическая воля может сыграть для Подольской положительную роль. Возможно, другие страны постараются, чтобы Россия осталась в пуле стран-финалистов и подтянут девушку с 98-го места, которого она, по сути, заслуживает, до первой «пятнашки», нахождение в которой гарантирует стране выход в финал в следующем году.

Хотя Россия от этого, собственно, не выиграет, потому что вся эта история с финалами потеряла всякий смысл, когда «Евровидение» ввело институт полуфинального состязания. Сейчас выгодно участвовать в полуфинале, потому что в случае прохождения в финал у исполнителя значительно увеличиваются шансы на победу: его дважды транслируют на всю Европу. У него есть возможность большего промо. И прошлогодняя история, когда первую тройку составили вышедшие из полуфинала исполнители с Украины, из Сербии и Греции, - лишнее тому подтверждение.

- На пресс-конференции после провала Анжелика удивлялась, почему за нее так проголосовали. А кто же за нее голосовал?

- Принято считать, что голосует телеаудитория. Хотя на самом деле никто не знает, кто это. Это тайна «Евровидения», в которую не дано проникнуть никому. А в Анжелике сейчас говорят эмоции изумленного человека. На самом же деле, когда человек говорит «Я ничего не понимаю», он прекрасно все понимает. Нужно вернуться в начало, когда еще до истории с «Евровидением» я сказал Киркорову, что главная проблема Анжелики в том, что ей не повезло со страной, которую она представляет. Анжелика сделала все, чтобы отстоять честь страны. Но возникает вопрос: а что сделала страна, чтобы поддержать Анжелику и обеспечить ей возможность победы на ответственном международном конкурсе, где имеет значение очень многое, в т.ч. имидж государства? Позаботилась ли страна о том, чтобы создать на международной арене свой нормальный образ, чтобы люди, в т.ч. принимающие музыкально-политические решения, не ассоциировали Беларусь с Северной Кореей? Нет. Фактически Беларусь сделала все для того, чтобы талантливая, умная, красивая и многообещающая певица Анжелика Агурбаш не смогла победить на конкурсе «Евровидение».
Добавить комментарий
Проверочный код