Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№14 (482) 11 апреля 2005 г. Тет-а-тет

СЕРГЕЙ ГАЙДУКЕВИЧ: «НУЖНО СНИМАТЬ И НАКАЗЫВАТЬ»

11.04.2005
Кирилл ЖИВОЛОВИЧ

Мечтая стать президентом, лидер ЛДПБ не хочет «рассказывать сказки», но в глазах очень многих выглядит большим сказочником. Совершенно непонятно, когда он лукавит, а когда нет, когда он настоящий, а когда выдуманный - кем-то или самим собой. Гайдукевич уверен: «политик должен уметь все», «он должен быть не только умным, но и хитрым»; «в политике нужно быть прагматиком и практиком». Депутат утверждает, что знает, чего хочет, но не скажет этого «никому и никогда». Называет себя «очень известным человеком в Минске и за его пределами». Признается, что из реальных оппозиционных объединений для него существует «только незарегистрированный «Зубр», потому что я вижу не обещания, а их действия». Депутат ПП НС не сомневается, что «победит любого оппозиционера, но проиграет Лукашенко». Гайдукевич-оппозиционер говорит: «Как политик, как человек мне президент симпатичен».

…Обрадовавшись приобретению новой пары носков брестского производства в ЦУМе, пытаюсь покинуть этот храм отечественной торговли. Обращаю внимание на призыв посетить отдел обуви, где представлена новая весенняя коллекция. Фиксирую, что вдоль прилавков с обновленной коллекцией с озадаченным выражением покупательского лица прохаживается бывший кандидат в президенты, а ныне - не менее заметная в политических кругах фигура: Сергей Гайдукевич.

«Неужели вы здесь себе обувь выбираете?» - со здоровым скепсисом спрашиваю человека, в разных кругах подозреваемого во владении многомиллионным состоянием. «А что? Здесь классные ботинки и туфли есть», - без тени смущения отвечает лидер либерально-демократической партии. Почему-то разглядев во мне одного из своих сторонников, Гайдукевич говорит: «Я и тебе могу порекомендовать, под твой непонятный стиль - вот эти, рыжие. У меня есть вкус, поверь».

Распознав во мне журналиста, Сергей Васильевич, прежде чем ответить на вопрос, спрашивает по старинной белорусской традиции сам: «А вас не смущает, что я подал иск к газете «Народная воля» на 200 млн. рублей?» - «Нет, не смущает», - отвечаю вполне серьезно. Почему должно смущать то, что Гайдукевич 5 апреля обратился в суд после публикации ксерокопии документа, в котором якобы говорится о том, что действующий депутат белорусского парламента задолжал кому-то в Ираке $996.798.060? При этом в редакции газеты на подачу иска отреагировали бодрым сообщением о том, что если дело дойдет до судебного разбирательства, то будут предоставлены «еще три документа, подтверждающие причастность ЛДПБ к торговле иракской нефтью во времена правления Саддама Хусейна».

Сам Гайдукевич относится к данному заявлению со свойственным ему отменным чувством юмора: «Пусть сразу все публикуют, будем судиться, сколько понадобится».

Вообще трудно в нашей стране найти человека одновременно с большим юмористическим задором и более обостренными политическими амбициями, порой умело скрываемыми, порой раскрывающимися, как цветок лилии на покрытом льдом озере. На прошлой неделе во время обсуждения в парламенте вводимой с 15 апреля во всех магазинах, судах и даже администрации президента книги замечаний и предложений Гайдукевич обратился к замглавы президентской администрации Наталье Петкевич со словами: «Это, простите, какой-то бред! Клеветники появятся… Теперь что, и в администрации президента очередь будет стоять за книгой?!»

Стоя у обувного прилавка в ЦУМе, депутат заявил: «Нужно не вводить законы, жалобные книги - наказывать надо. И так уже хватает всего. Нужно наказывать конкретных людей, причем подряд: чиновник не выполняет свои обязанности - снять! Это выгодно демократии, это выгодно любому человеку в государстве. А у нас получается как? Вы кем-то недовольны. Говорят, что жалобные книги введут в партиях и общественных движениях. Значит, Лебедько будет писать у меня, я так понял. А я что, должен писать у Лебедько?»

Примеряя понравившиеся туфли с острыми носами за 74 тыс. рублей, Гайдукевич уверен, что «у нас ведь все в 2-2,5 раза дешевле и носится гораздо лучше», и добавляет, что нужны «карающие методы. В Европе министр поставит машину не на том мете, его арестует полицейский. А у нас министра арестует ГАИ? Вот о чем речь. Нужно снимать и наказывать, снимать и наказывать. Тогда будет толк».

Примеряя обувь на правую ногу, Гайдукевич развивает тему: «Я знаю 20-30 фамилий и буду говорить в парламенте, кого снимать. Будет возможность задать вопрос президенту, я поднимусь и скажу, я вам обещаю: пожалуйста, снимите с должности такого-то, такого-то, такого-то. Вы скоро в этом убедитесь». Уже убедив меня в том, что Гайдукевич так скажет, а Лукашенко всех названных снимет, лидер ЛДПБ осмысливает деятельность официальной оппозиции официальной власти: «Как они собираются бороться, я не знаю. Может, там есть какой-то особый способ раскрутки? Может, кто-то будет выходить на центр площади и что-то делать - раздеваться или одеваться? Я не знаю». В то же время обладатель 44-го размера обуви в курсе процесса определения единого кандидата в кандидаты в президенты: «Кто-то победил на выборах единого кандидата от Гомельской области, где собралось 79 человек. Да я фамилию его первый раз услышал! Я не представляю, как они будут даже со мной в каком-то телеэфире разговаривать. Это у меня просто улыбку вызывает. Я не дам даже возможности этим людям кукарекнуть».

Дадут ли «кукарекнуть» ему самому в дебатах с гарантом Конституции? Гайдукевич уверен: «Я поговорю с ним с огромным удовольствием. Ну я же не буду рассказывать, о чем буду говорить. Это Лебедько расскажет заранее или Вечорка. Расскажут программу, расскажут все вопросы, которые бы они хотели поднять. А в тот день, когда мы встретимся с президентом в телеэфире, вы услышите, о чем я буду с ним разговаривать».

Слегка притоптав выбранную пару обуви, самый лояльный из оппозиционных и самый оппозиционный из лояльных вспомнил о политических авторитетах, отдельно отметив Клинтона, который произвел на него «сильное впечатление чисто человеческим обаянием, он был рядом совершенно в Стамбуле, просто вот как вас видел, с охраной он шел. Он остановился рядом, говорил с Квасьневским. Мы стояли рядом, недалеко Шушкевич стоял. Я просто слушал-слушал, что говорил переводчик. Впечатление очень приятное».

Не слишком искренними, но достаточно обнадеживающими выглядят утверждения харизматика Гайдукевича о том, что он «намерен играть на поле Лукашенко» и «победить действующего президента».

Покидая универмаг, главный либерал республики признается: «Я всей семьей здесь закупаюсь или на рынке. У нас есть и вещи нормальные, и шьют нормально, и носится нормально». «Никак не пойму, - возмущается спешащий на работу в парламент Гайдукевич, - что у нас за политики? Идут в галстуке за $50 и в непонятных ботинках. Не буду называть фамилии, но купили себе пиджак дорогой за границей и носят его со свитером до упора. Он уже мятый весь, на плечах перхоть, а они носят. Даже не знают, что можно нормальные себе брюки с пиджаком за 140 тыс. купить».

Не скрывает Сергей Васильевич своих президентских амбиций: «Я же не Лебедько. Я хочу стать президентом. И буду им». Подумав, Гайдукевич добавляет: «Это у вас на глазах, у журналистов демократической прессы, которые неадекватно относятся к г-ну Гайдукевичу. Ну, ничего, когда-нибудь я дам вам интервью в другом качестве. А вы все время слушаете эти сказки на протяжении десятков лет. Это надо уметь».

Умеет каждый по-своему. А в том, что он даст интервью в другом качестве, можно не сомневаться. С кем он будет общаться - с редактором главной газеты страны или с репортером криминального отдела многотиражки, покажет время. Прощаясь с человеком, который в глазах людей абсолютно противоположных воззрений выглядит «засланным казачком», уносишь с собой впечатление, что его главная песенка еще далеко не спета. Прозвучало лишь несколько куплетов и скучный, традиционный для нашего времени припев. Финального аккорда, который может оказаться лебединой песней, реквиемом коллегам-соперникам, президентским соло либо хвалебным гимном, ждать осталось недолго.
Добавить комментарий
Проверочный код