Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№14 (482) 11 апреля 2005 г. События. Оценки

НАЛОМАЛИ ДРОВ

11.04.2005
Елена АНКУДО

№ 14 [482] от 11.04.05 - Завершилось расследование уголовного дела экс-руководства РУП «Ново-Сверженский лесозавод». Суду Дзержинского района предстоит разобраться в том, как обвиняемые во главе с экс-директором завода переплатили за несколько лет рабочим около 12 млн. рублей премиальных. Расследование дела находилось на контроле у президента.

Сначала работы на лесозаводе сотрудников ГУ предварительного расследования МВД свое параллельное расследование организовала депутат ПП НС Ольга Абрамова. В настоящее время позиции правоохранителей и депутата резко противоречат друг другу.

Следствие обвинило экс-руководство лесозавода в совершении тяжких преступлений, а Абрамова уверена, что эти люди не только не нарушали закон, но и «пытались предотвратить ложное банкротство лесозавода». По мнению депутата, обвиняемые заслужили не приговор, а «орден или как минимум медаль за то, что они сделали для государства по раскрытию злоупотреблений». По оценкам специалистов, лесозавод с 2000г. приносил убытки, после возбуждения уголовного дела производство резко сократилось, около половины рабочих уволено в результате сокращения. В минувшем году Ново-Сверженский лесозавод, входящий в состав ОАО «Лесдревпрома», был фактически деприватизирован. Акционеры «Лесдревпрома» передали его государству на безвозмездной основе. После этого стоимость акций, по оценке акционеров, резко снизилась.

ПРИПИСКИ НА ЗАВОДЕ

Следствие по «делу лесозавода» длится более двух лет. Первоначально прокуратура квалифицировала действия администрации как халатность, засомневавшись в правильности учета на заводе шпона и леса. О существовании на лесозаводе излишков корреспонденту «Белорусской газеты» сообщил директор ЗАО «Белтяжмаш» Игорь Онищик, во время расследования - председатель наблюдательного совета ОАО «Лесдревпром»: «Когда мы стали акционерами «Лесдревпрома», увидели, что часть продукции проходит неучтенной. К примеру, на машину грузили 5 тыс. кв. м шпона, она никуда не заезжала, но когда ее разгружали, оказывалось, что шпона уже 10 тыс. кв. м». Подозрения следствия так и не превратились в обвинение. Сотрудники ГУПР обнаружили приписки, которые и стали основой «дела лесозавода».

СПРАВКА «БГ». РУП «Ново-Сверженский лесозавод» расположен в деревне Новый Свержень Столбцовского района. На его мощностях производится шпон, паркет, пиломатериалы, брус, вагонка и т.д. Является филиалом ОАО «Лесдревпром». Акционеры общества в 2004г.: трудовой коллектив (44,53% акций более чем у тысячи лиц), государство (Минэкономики - 25%), ЗАО «Белтяжмаш» (30,47%). Стоимость акции накануне деприватизации - около 30 тыс. рублей. В августе 2004г. постановлением Совмина «О принятии имущества в собственность РБ» государство безвозмездно получило имущество ОАО «Лесдревпром» с остаточной стоимостью 4206504,531 тыс. рублей.

Семеро экс-сотрудников лесозавода во главе с бывшими директором и его заместителем обвиняются в «хищении путем злоупотребления служебными полномочиями» и «злоупотреблении властью или служебными полномочиями». Как посчитало предварительное расследование, экс-директор лесозавода «вступил в предварительный сговор с должностными лицами лесозавода». В качестве последних фигурируют замдиректор, начальники нескольких цехов и руководители производственного отдела и склада готовой продукции. «Имея умысел на хищение имущества лесозавода путем злоупотребления своими служебными полномочиями» и «достоверно зная, что завод не выполняет планово-производственные показатели», обвиняемые якобы рассчитывали количество готовой продукции, которую необходимо было приписать в отчете каждого цеха, чтобы формально выполнить планово-производственные показатели.

Следствие подсчитало, что в 2001-02гг. такие действия нанесли Ново-Сверженскому заводу «ущерб в особо крупном размере» - 12.255.607 рублей. Эти деньги рабочим выплачивали в качестве премиальных за выполненную работу. Премия приходилась кстати: зарплата на заводе не превышала 200 тыс. рублей. Часть премии предназначалась и некоторым обвиняемым, которые «завладели денежными средствами» в среднем по 150 тыс. рублей.

По логике следствия, у каждого из обвиняемых была своя роль в совершении нарушений. Директор якобы руководил общим процессом, давая указания отражать приписки в отчетности, а его подчиненные вносили «заведомо ложные сведения» в документацию. Подробности этих действий изучит суд.

ДЕПРИВАТИЗАЦИЯ ПОСЛЕ РЕОРГАНИЗАЦИИ

Финансово-хозяйственная экспертиза, проведенная в конце 2004г., неблагоприятно оценила положение завода. Эксперты подтвердили некоторое завышение отчетных данных и необоснованное начисление премий. К окончанию проверки заговорили об убытках лесозавода. Основной доход предприятию приносило производство шпона, который охотно приобретали белорусские производители мебели и некоторые российские компании. Со шпоном по давальческим схемам на заводе работал ряд коммерческих предприятий.

Некоторое время акционеры пытались поднять производство, однако внеочередное собрание акционеров «Лесдревпрома» положило конец их стараниям. Летом 2004г. было решено передать государству имущество «Лесдревпрома», львиную долю которого составлял лесозавод. Часть акционеров высказалась против, однако решение было принято большинством голосов, т.к. представители государства в ОАО накануне собрания договорились с частью трудового коллектива, получив доверенности на право голосования.

Как заметил в беседе с корреспондентом «Белорусской газеты» Игорь Онищик, «мы голосовали против передачи имущества стоимостью более 4 млрд. рублей, но его изъяли. Долги завода - только по налогам они составляют около 700 млн. рублей - перешли на «Лесдревпром». Во время собрания прозвучало четкое обещание, что долги будут погашены в зачет имущества, об этом имеется соответствующая запись. Но, по постановлению Совмина, долги остались на «Лесдревпроме». До деприватизации акционеры планировали исправить положение на заводе. «Шло сокращение численности рабочих. Мера непопулярная, но задействовать в производственном процессе несколько сотен людей, когда в нормальных странах такую же работу выполняют 10 человек, невозможно. Когда работают 200 рабочих там, где их должно быть меньше, продукция будет дороже, ее невозможно реализовать. Изучался вопрос поставки нового оборудования, была договоренность с банком о кредите. Но тратить около 250 тыс. евро, когда ты не акционер, нелогично». Наш собеседник не исключал, что начало реструктуризации стало причиной недовольства персонала: «Поэтому они и проголосовали за передачу завода государству».

«ЭТИМ ЛЮДЯМ НАДО ДАВАТЬ ОРДЕН ИЛИ КАК МИНИМУМ МЕДАЛЬ»

Позиция Ольги Абрамовой явно расходится с оценкой работы администрации завода правоохранительными органами. На протяжении нескольких лет депутат ПП НС проводит свое расследование ситуации и считает, что следствие избрало чрезмерно обвинительный уклон.

- Я буду обращаться к президенту в очередной раз. Ситуация на заводе перевернута с ног на голову. Я изучаю ее еще с 2002г., когда ко мне обратились работники Ново-Сверженского лесозавода. После этого я вышла на президента. Я просила государство защитить этих людей от преследований, ведь они работают в провинции, где работу найти сложно, а нескольких из них все же уволили. Меня включили в состав комплексной проверки завода. Участвуя в ней, я провела беседы со многими рабочими, а вот новый директор, которому, кстати, некоторые подчиненные предъявляли основные претензии по банкротству, от встречи уклонился. За год его директорства выпускаемая продукция сократилась вдвое, уволено около 200 работников, уничтожено оборудование. А ведь лесозавод - предприятие поселкообразующее, на многие километры от него работы больше нет. Неудивительно, что в поселке Новый Свержень начались антисоциальные явления - пьянство, наркомания, воровство - то, что сопутствует массовой безработице.

Немаловажно, что не так давно какие-то люди, как видно, заинтересованные в ложном банкротстве и получении контрольного пакета, начали скупать акции прямо у проходной завода. Насколько это было для них серьезно, можно судить после обращения ко мне через посредника неких заинтересованных лиц, предложивших определить сумму взятки, которую мне дадут, в обмен на обещание не заниматься этим делом. Я в очередной раз поставила перед президентом вопрос о лесозаводе, а через две недели был избит мой сын.

И все же схему по приобретению собственности разрушили те, кто обращался ко мне за помощью, ныне это обвиняемые. Этим людям, по моему мнению, надо давать орден или как минимум медаль за то, что они сделали для государства по раскрытию злоупотреблений .

Схема, разрушающая завод, была прекращена после его передачи государству в минувшем году. Хотя деприватизация, на мой взгляд, - не лучший выход из ситуации, я считаю, что виновные в коррупции и ложном банкротстве должны понести наказание. Хотя сейчас они, по-моему, уходят от ответственности
.
Добавить комментарий
Проверочный код