Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (482) 11 апреля 2005 г. Портмоне

СЛАВА КОРЕНЬ: «У НАС НИКОГДА НЕ БЫЛО НИКАКОГО БИЗНЕСА»

11.04.2005
Марина ГУЛЯЕВА

В середине марта в Доме литератора состоялся акустический концерт группы Ulis. На одном дыхании в течение полуторачасового концерта лидер группы Слава КОРЕНЬ рассказывал про «краiну доўгай белай хмары». Она ведь так и не стала другой с 1989г., когда впервые прозвучала эта песня: «Ты стрэнеш мой варожы позiрк i не зразумееш, што са мной...» Хотя ведь было столько надежд, «в стране была такая оттепель, казалось, что все вот-вот начнется», говорит Корень. А «наступила зима».

Как переживает холода лидер Ulis накануне своего 50-летия, почему он не подписывает контракты с белорусскими звукозаписывающими компаниями, корреспондент «Белорусской газеты» выясняла у Славы Кореня.

- «Колдун Слава в заброшенном лесу, варящий свое жуткое снадобье» - как-то написали о вас. Как вам в «заброшенном лесу»?

- Колдун - плохое слово, правильнее - шаман. Рок-музыка- это шаманство. Если она несет положительную энергию, она лечит и самого музыканта, и публику. А что касается «жуткого снадобья», то большинство наших журналистов, пишущих о музыке, думают лишь о том, чтобы все обратили внимание на него, а не на того, кому, собственно, посвящена статья. За такие дела я не отвечаю.

- Но вы признаете обособленное положение Ulis в отечественной рок-музыке?

- Признаю. Ulis сразу занял обособленное положение, потому как изначально был группой независимых людей, хотя бы потому, что нам всем уже тогда было за 30. На наше мировоззрение никто не влиял. Мы делали то, что считали нужным. И за это Ulis отделяли от всех остальных и, возможно, не любили. Было много независимых групп, но Ulis был самой независимой.

- В чем это выражалось?

- В 1992г. к нам пришел якобы английский продюсер. Насколько мне известно, он чем-то занимался на мотовелозаводе. Кто-то ему подсказал, что можно по дешевке скупить белорусские группы и, если какая-то «поднимется» в Европе, то заработать на этом. Англичанин посмотрел телезаписи (а тогда очень часто по телевизору показывали белорусские группы) и отметил очень высокий уровень белорусской рок-музыки. В общем, контракт с этим продюсером подписали практически все белорусские группы.

Мы были в числе тех, кто отказался: по договору т.н. «продюсер» не имел перед нами никаких обязательств, только общие фразы. А контракт был практически пожизненный. Он говорил: «Скорее подписывайте контракт, чтобы успеть вскочить в идущий поезд! А то не успеете и не попадете в Англию». Но он хотел все сделать по дешевке. А так не бывает. В Англии никто не воспринял эти группы. Мы же, отказавшись подписывать контракт, съездили в Лондон (шесть концертов), раз пять побывали в Германии.

Ulis всегда себя уважал. Мы уже тогда делали едва ли не самую современную музыку в СНГ. Артемий Троицкий говорил в 1993г.: «Ulis - одна из лучших групп на постсоветском пространстве».

- Кто для вас антипример для подражания?

- Вся «москальская» попса. Они работают на штампах, используют публику для зарабатывания денег. Пять лет назад была приличная «тяжелая» группа Guano Apes, а сегодня российский продюсер Макс Фадеев организовывает группу абсолютно в такой же стилистике. Для России это как бы верх современности. Но - с пятилетним опозданием.

- А уровень белорусской рок-музыки высок?

- Он стал еще выше. Когда я увидел, кто на «Грэмми» получил приз как лучшая рок-группа, то просто порадовался: такие группы, как Green day, у нас играют в каждой школе и ничуть не хуже.

Белорусские музыканты - в русле более современной музыки, чем наш восточный сосед. Но рок-музыка не может развиваться сама по себе. Должен быть шоу-бизнес, которого у нас нет. Я узнал о том, что делают молодые белорусские рок-группы, когда был в жюри «Басовiшча», и понял, что наша рок-музыка не умерла, а развивается. Но это развитие в еще большей изоляции, чем в 90-е гг.: подпирает совершенно мертвая белорусская попса плюс т.н. «белорусскоязычная музыка». Для многих если белорусский язык, то это уже «звездная» музыка. На самом деле много очень слабых белорусскоязычных групп, а их «звездность» не позволяет им развиваться.

- Музыка должна продаваться. Может, то, что делаете вы, не продается? Есть же примеры ваших коллег, которые просто сделали востребованный рынком музыкальный товар - диски, концерты...

- Неправда! Наш шоу-бизнес, это не бизнес - это связи, реклама и PR. Прихожу на концерт одной раскрученной группы, слышу, что звучит она плохо. И так же звучит другая «раскрученная» - качества нет! Если в Минске они еще соберут 500-800 человек, то на периферии - не более 50-100.

- Ваш последний концерт собрал не больше 250 человек...

- А зал Дома литератора рассчитан на 300 мест. Каждая из популярных групп могла бы собрать столько же.

Что такое бизнес? Это когда человек вкладывает деньги в расчете на прибыль. А у нас хотят заработать деньги, не вкладывая ни копейки. Это не бизнес, это халява. Как бы я ни относился к российскому шоу-бизнесу, но это бизнес: раскрутка по ТВ, радио, клипы, мощнейший PR. Назовите мне хоть одну белорусскую группу, в которую вкладывают деньги? Музыка, которая как будто бы сегодня продается, хороша в ресторане под выпивку и закуску - она сама граничит с закусью и выпивкой.

- Мне кажется, вы просто не можете пойти на компромисс, создать коммерческий продукт и, простите, вообще не хотите пытаться продавать свой товар...

- Белорусская поп-музыка потому так сильно упала за несколько лет, что пытается себя продать. Нет у нас продюсеров, как в Москве, которые посмотрят и скажут, что и как нужно сделать, чтобы какое-то количество людей, услышав эту музыку, заплакало и побежало на концерт. В принципе, у нас никогда не было никакого бизнеса, не только шоу-бизнеса.

- А что вам лично мешает сегодня зарабатывать деньги?

- Вопрос так не стоит. Для меня важнее другое.

- И не жаль славы, популярности, которые были 10 лет назад? Что произошло потом?

- Настала зима... Тогда у нас был спонсор, который хотел вкладывать деньги в белорусскоязычную культуру, а сегодня все спонсоры сидят и молчат в тряпочку: боятся. Если они нам дадут деньги, то кто-нибудь скажет: «У вас есть лишние деньги? Кому вы их даете? Отдайте-ка государству!» Сегодня музыкант должен быть и художником, и продюсером, и вышибалой, и спонсором-меценатом. Все считают, что белорусским группам платить не надо, они и так выступят.

Мне принесли контракт с одной из наших звукозаписывающих компаний, он просто катастрофический! С нашей песней компания может сделать все, что захочет, в т.ч. перепродать ее третьим лицам. Но при этом денег музыкантам не обещают. Музыкант дарит свою музыку! Мы с англичанином не подписали такого контракта, а тут свои же предлагают! Троицкий нам говорил, что фирма может получить от прибыли 30% - это максимум. Но с музыкантами ведут себя так, как будто делают одолжение.

Мы потому так мало и выступаем, потому что не хотим играть бесплатно. Не хочу, чтобы Ulis играл за бутылку пива. А подавляющая часть наших групп выступает бесплатно или за копейки. Получить по $3 на человека за концерт - не заработок. Я понимаю, когда за концерт платят не меньше $10 тыс. А мы с трудом получаем $100. Иногда даже предлагают $60 - я с такими предложениями посылаю. Лучше не буду играть вообще, чем унижаться за такие деньги.

Иногда у меня создается впечатление, что в Беларуси очень немногие знают, что такое настоящий звук. Придумываешь, экспериментируешь, добиваешься классного звучания и слышишь: «М-да-а-а, плохой звук!» А на некачественный говорят - супер! Но я поездил по Европе и знаю, как должно звучать.

Заработок - это когда поработал один-два года, как, например, U-2, получавшая в год $20 млн., и обеспечил себя на всю жизнь. Я удивляюсь, они продолжают заключать контракты. Если бы я заработал хотя бы сотую долю таких денег, то стал бы меценатом и начал двигать белорусскую рок-музыку. Мне бы хватило $500 тыс., я бы развернулся по полной программе.

Зарабатывание денег - это когда ты можешь купить инструмент, а если захотел - еще один. Чтобы хватило на жизнь и можно было отложить: вдруг найдешь еще один хороший инструмент. Вот это называется зарабатывать! И ни в чем себе не отказывать.

...Когда-то мы выступали на одной сцене с первыми номерами английского шоу-бизнеса - Jetro Tul, The Stranglers, Kaoma, Havana Black, Echo And The Bunnymen и др. Работали с российским командами - Сукачевым, «ДДТ» и другими. «Агата Кисти» начинала на конкурсе, где мы заняли первое место. В 1989г. после выступления Ulis на рок-фестивале «СыРОК» нам все говорили, что мы здорово играем. А потом подошла администратор и сказала: «Ребята, а зачем вы сюда приехали? Здесь же сыРОК, сырой рок, здесь и играть никто не умеет. Вам нужно к Стасу Намину». А потом открываем «Комсомолку» со статьей про фестиваль - о нас ни слова. Никто не будет в своей стране пиарить чужого!

- А почему вы не пошли к Намину?

- Мы - самодостаточная группа, знали, что нам делать. Когда приехали впервые в Германию, после концерта к нам подошли музыканты и сказали, что хотели бы играть в нашей группе: мол, вы играете, как никто другой, оставайтесь! Но ведь у нас тогда было столько надежд, в стране была оттепель, казалось, вот-вот все начнется... Но все кончилось. «ДДТ», Сукачев - звезды, а нас как будто не существует. Так, погулять вышли...

Стать звездой можно только у себя в стране, никому ты не нужен за границей! Они бы с удовольствием взяли наших музыкантов, ведь им не хватает профессионалов. Но я лично выбираю то, что делаю сегодня. Да, в этой стране пока ничего не заработаешь. Так лучше подумать о творческом начале, ты видишь хотя бы конец дороги, даже если ты его придумал.

И потом, если вдруг мне придется ехать дальше Польши - в Англию, Германию и т.д. - и выступать с теми белорусскими группами, которые сегодня якобы продаются, уверен, что в следующий раз их не пригласят.

- А вас?

- Пригласят.
Добавить комментарий
Проверочный код