Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№12 (480) 28 марта 2005 г. Тет-а-тет

Валерий ФРОЛОВ: «ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО В ТЮРЬМЕ ПОСИДЕТЬ»

28.03.2005
Кирилл ЖИВОЛОВИЧ

Мечтая стать президентом страны, Фролов признается, что «есть люди, ради которых готов засунуть в задницу свои амбиции» и «работать в команде достойного человека». С детства бывший депутат «хотел быть гэбистом, но попал в танкисты». Улыбаясь, рассказывает, что «к некоторым старым друзьям захожу, а они сидят, как дятлы казенные». Вспоминает, как на концерте в Москве хотел подарить солисту группы «Любэ» сапоги, потому что «у нас даже прапорщики в таких, как у него, сапогах не ходили». Считает себя не только военным, но и «интеллигентом, не зря ведь четыре высших образования получил». Говоря о политике, утверждает, что «свою копейку я уже вставил, но еще и гривенник, а то и полтинник - за мной».

… Мартовский вечерний холод завел прямиком в кофейню на проспекте Скорины. Потирая руки в ожидании горячего кофе по-ирландски, слышу за спиной поставленный командирский голос: «Может, в шахматы партейку сыграем?» Оборачиваюсь и с удивлением узнаю в человеке, сидящем рядом, экс-депутата Фролова. «Я вообще-то не очень играю», - немного смутившись, отвечаю генералу. «Ничего, я ведь тоже не гроссмейстер, в пионерском лагере играл пару раз».

Расставляя фигуры, интересуюсь у своего собеседника: «Как выборы прошли?» - «Да никак. Как обычно. Я ничего другого от них и не ожидал». Генерал не стал осуждать ректора Гродненского госуниверситета Сергея Маскевича, который неделю назад стал последним избранным депутатом ПП нынешнего созыва: «Меня ведь и самого власть в свое время поддерживала, я этого не скрываю. Поэтому я не вправе осуждать других людей за использование административного ресурса. Хотя последнюю свою кампанию я провел в 10-15 раз эффективнее, чем ту, когда прошел в парламент, но результат совершенно другой».

Начав игру традиционно - е2-е4, Фролов говорит о наболевшем: «Я до сих пор понять не могу, что я за социал-демократ и в какой партии состою. Вроде как меня членом ЦК избрали, а кто и куда - никто толком объяснить не может». Пробуя выстроить на доске берлинскую защиту, замечаю, что генерал отвлекся от игры: «Я вот мудрое выражение прочел на днях. Сильно сказано: как мало нужно, чтобы зло триумфально шествовало по всему миру: достаточно, чтобы порядочные люди ничего не делали». Сделав ход конем, Фролов продолжает: «Я вообще за последнее время начитался всякой х... - буддизм, экономика, политика, мировое правительство. Загрузившись кучей информации, я уже запутался в традиционных ценностях. Все сложнее понимать, что же в нашей стране важно, а что нет».

Рассуждая об общечеловеческих ценностях, мой соперник за шахматной доской задается вопросом и сам же на него отвечает: «Не понимаю тех людей, которые прикрывают собственное бездействие заботой о своих детях, как будто у нас нет детей. Если ты думаешь о своих детях, то подумай о том, в какой стране они будут жить». «У меня, у советского генерала, ощущение, что живу на оккупированной территории, - пожимает плечами Фролов. - Раньше людей и закапывали, и вешали, и жгли, а они боролись. А у нас все сидят, как в болоте, и радуются».

Пытаясь вспомнить расстановку фигур в системе защиты Бенони, не замечаю, как под удар попадает моя королева. «Бью, - с явным удовлетворением говорит Фролов. - Я вообще люблю бить. А ферзь - это самая ценная фигура. По-армейски - как начштаба, без которого никуда». Вспомнив об армейской службе, генерал рассказывает: «Я всегда порядок любил. Помню, как требовал этого и от других. Иду раз, смотрю: офицеры стоят и из какой-то консервной банки водку пьют. Что ж вы делаете, родимые, говорю, вы же офицеры! А вот если красиво все, с салфеточками, аккуратно, с закусочкой, то можно и выпить, я и сам не против».

Признавшись, что «политика - занятие грязное», Фролов категоричен в оценке процессов, происходящих в рядах оппозиции: «Хватит уже жевать сопли. Сколько можно? То объединяются, то что-то определяют месяцами, никак договориться не могут. Надо перестать петушиться и работать вместе». О политических коалициях в оппозиционной среде бывший депутат говорит с очевидным раздражением и широким использованием непечатных выражений, в переводе на литературный язык звучащих примерно так: «Занимаются ерундой, очень все мудрые, а толку никакого».

Кампанию по определению единого кандидата в президенты сравнивает с Курской битвой: «Танки выскакивали по одному, а их спокойно бомбили. Вот и у нас такая же бестолковщина: каждый выскакивает в то время, когда нужен мощный совместный удар». Фролов говорит, что «ветераны оппозиции прессуют тех, кто пытается высунуться. Чуть что, сразу твердят: да мы уже 10 лет в окопах сидим, все в шрамах. Нас с Парфеновичем и Скребцом прессовали, теперь вот Козулина прессуют». Хотя, по словам генерала, «каждый имеет право на то, чтобы стать порядочным человеком. Лучше ведь поздно, чем никогда. Ну лизнул когда-то Козулин кому надо, так что, его теперь пинать за это?»

Не слишком лестно Фролов отзывается о тех, кто «понимает основы демократии, слышал о правах человека и все. Но жизнь ведь состоит еще и из дерьма, и из водопровода. Лукашенко хоть совхозом руководил, а некоторые хотят в президенты, хотя по жизни ничего не добились».

Оценивая собственные политические перспективы, генерал говорит: «У меня есть опыт голодовки в знак протеста. Думаю, это неплохой способ выражения своей позиции, но сам голодать больше не собираюсь, нет времени». После удачного хода ладьей добавляет: «Меня раздевали на границе, били в подъезде, осталось только в тюрьме посидеть, тогда буду полноценным белорусским политиком».

Признает, что на спор проиграл Статкевичу ящик коньяка, когда утверждал, что за полгода создаст свою партию. При этом, как утверждает Статкевич, «Фролов отдал только две бутылки». Сегодня о партийном строительства генерал не мечтает: «Я бы создал партию, но бодливой корове бог рог не дал. На это элементарно нет денег».

Фролов вспоминает о времени, когда с нынешним министром обороны Мальцевым «дружили семьями, до тех пор, пока я не стал отмороженным придурком в глазах власти». «До депутатства у меня было несколько встреч с Лукашенко, я несколько раз задавал ему прямые, не совсем корректные вопросы, - рассказывает Фролов. - Знаю, что он был против моей кандидатуры на выборах в ПП НС, но за меня поручился тогда Дубко, и на выборах я попал в список нужных кандидатов».

На время затяжной шахматной атаки Фролов замолчал и агрессивно довел задуманное до конца, поставив мне мат, после чего по-философски отметил, что «если ничего дальше меняться не будет, то возьму удочку и пойду курить бамбук». Хотя как генерал комкор Фролов «готов командовать армией, но если надо, то могу взять в руки винтовку и пойду как солдат». Допивая зеленый чай, экс-депутат признается, что уже определился с кандидатурой того, с кем будет готовиться к президентским выборам: «Парень он неплохой, хотя некоторые сомнения есть. Если он начнет хитрить и не оправдает надежд, то пусть его постигнет суровая кара и презрение трудящихся».
Добавить комментарий
Проверочный код