Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№12 (480) 28 марта 2005 г. Тема недели

БЕЗ АНШЛАГА И КИРГИЗСКОГО АКЦЕНТА

28.03.2005
Глеб ЖИВЛОВ

Наиболее убедительно и подготовлено во время «белорусской революции» выглядели не ее инициаторы и участники, а представители правоохранительных органов, которые впервые решили блокировать место проведения несанкционированного мероприятия еще до его начала.

В пятницу, 25 марта, в день провозглашения БНР, некоторые белорусы, воодушевленные революционной волной, прокатившейся по нескольким странам СНГ, проснулись с надеждой на новую жизнь. Как оказалось, с не менее серьезными настроениями в это день проснулись и сотрудники правоохранительных органов.

Утром на прилегающих к президентской администрации улицах стали появляться автобусы, переполненные людьми в форме. У Дома офицеров сотрудник милиции высокого чина делился информацией со своим коллегой: «Все уже стоят. На Маркса, на Энгельса. Здесь шесть автобусов будет». На улицах, прилегающих к Октябрьской площади, расположились не менее 15 автобусов с милиционерами и бойцами ОМОН. На самой площади примерно за час до начала акции находились в основном не потенциальные революционеры, а их неизменные спутники, товарищи по общей борьбе - «люди в штатском».

Примерно в 14.30 несколько десятков омоновцев оцепили по периметру центральную площадь города, оставив место лишь для журналистов. По разным оценкам, численность митингующих составляла от 300 человек (данные ГУВД Мингорисполкома) до 5 тыс. (сведения организаторов акции). С уверенностью можно сказать лишь о том, что количество подготовленных к подавлению революционных начал представителей силовых ведомств, было явно не меньше.

В то время как собравшиеся у площади люди, слегка удивленные то ли своей немногочисленностью, то ли активными действиями ОМОНа, искали глазами инициатора «белорусской революции» Андрей Климова, началась акция, о которой накануне заявили представители общественного объединения «Перспектива».

Женщина, представившаяся членом предпринимательского движения, возмущенно и громко кричала: «Наши экономические требования услышаны не были, поэтому мы выдвигаем требования политические. У меня уже сын вырос при этом президенте. Ему что, и умирать при нем придется? Сколько можно?» - «Столько, сколько нужно», - добавил кто-то из стоящих рядом, подтверждая тем самым, что все происходящее на площади - под контролем. Активисты предпринимательского движения ничего не говорили ни о революции, ни о ее вдохновителе Климове, а в руках держали плакаты с требованиями освободить предпринимателей Левоневского, Васильева, Шумченко и политика Маринича.

Достаточно быстро около 100 человек, начавших скандировать политические лозунги, были вытеснены ОМОНом с площади. В это же время появился Климов, громко обратившийся к собравшимся: «Куда вы пятитесь? Это же наша площадь!» Некоторое время Климов убеждал своих соратников «не отступать», после чего началось давление на продолжающих вытеснять людей сотрудников ОМОНа. Одна из попыток прорвать цепь увенчалась-таки успехом, но тут же появились дополнительные силы ОМОНа и началось методичное выдавливание людей с площади. Около получаса демонстрантов шаг за шагом теснили с пр-та Скорины на ул. Ленина. В это же время заметно вспотевший Климов давал комментарии журналистам, заявляя, что «наша акция приведет к тому, что Лукашенко будет вынужден уйти в отставку». Учитывая, что действующий президент когда-нибудь, как и все мы, уйдет не только в отставку, но и в мир иной, Климову можно верить.

Проводимая акция затухала, так и не разгоревшись. Все близилось к логическому завершению и явно не походило ни на революцию, ни на попытку революции, если бы митингующая молодежь не стала применять по отношению к бойцам ОМОНа «спецсредства» - снежки. Многие участники акции весело принялись забрасывать остановившийся у выхода к проспекту ОМОН. Нелепо выглядели при этом экипированные в шлемы бойцы, отмахивающиеся от снега. Но смех в рядах участников уличной акции звучал недолго. Разозлившись на хулиганистых оппозиционеров-снегометателей, омоновцы по команде побежали в сторону обидчиков, щедро раздавая удары дубинками.

Параллельно применению силы начались задержания наиболее активных оппозиционеров. Спустя некоторое время Климов устроил импровизированный митинг в сквере на ул. Ленина, где собрались несколько сотен его сторонников. Организатор акции заявил, что «милиция - с народом». Судя по тому, что вслед за этим митингующих снова стали разгонять, Климов говорил о каком-то другом народе или о какой-то другой милиции. Самого Климова, на удивление долго остававшегося среди участников акции, все-таки задержали. Но позже выяснилось, что ему каким-то образом удалось вырваться. Соратники Климова объяснили это тем, что «у него есть опыт», а в ГУВД Мингорисполкома сообщили, что «он сбежал». Вечером того же дня беглый Климов в полном здравии находился у себя дома.

Уже без Климова, но все еще с революционными настроениями, часть участников несанкционированного митинга проследовала к Дворцу спорта, где снова звучали политические лозунги, вызывающие нескрываемые улыбки на лицах сотрудников милиции и ОМОНа. В итоге демонстрантов рассеяли и запланированная революция вместо того, чтобы, как планировалось, обозначить начало конца, ознаменовалась концом начала. «Надо было не листовки, а винтовки раздавать людям, - зло сплюнув, делился мыслями с приятелем молодой парень, - а то опять всех, как баранов, разогнали».

Как сообщил корреспонденту «Белорусской газеты» пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома Олег Слепченко, в этот день «было задержано 30 человек, а по факту уличных столкновений возбуждено уголовное дело по ст. 342 УК - «организация групповых действий, нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них». Данная статья предусматривает наказание в виде штрафа, ареста на срок до 6 месяцев, ограничения свободы до 3 лет либо лишения свободы на тот же срок.

Можно сказать, что прошедшая акция закончилась так же, как обычно: небольшими столкновениями, арестами и массовым разочарованием. Ни к общенациональной забастовке, ни к президентской отставке, как планировал Климов, «революция» не привела. Но, в отличие от тех, кто искренне расстроился тщетной попытке что-то изменить, Климов полон юношеского задора и утверждает, что «цель проведения акции достигнута. Это стало началом белорусской революции, и мы доведем начатое до конца». Как говорится, безумству храбрых поем мы песни… революционные.
Добавить комментарий
Проверочный код