Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№12 (480) 28 марта 2005 г. События. Оценки

ЧАС ЭКСПРОПРИАЦИИ ЕЩЕ НЕ ПРОБИЛ

28.03.2005
Сергей ЖБАНОВ

В мировой законодательной практике не существует универсального закона «О национализации». Нет его и в перечне белорусских законов. Но это не смущает президента Беларуси, который вновь поручил правительству разработать приемлемый вариант этого закона, а парламенту - принять его. Видимо, президент собрался что-нибудь национализировать, а подходящего закона под рукой и не оказалось.

Закон этот многострадальный: его история тянется с октября 1999г., когда впервые данный проект поступил для рассмотрения в парламент и был отправлен на доработку. Именно в то время у парламентариев возникли первые сомнения в целесообразности принятия общего закона о национализации, поскольку авторам законопроекта так и не удалось четко сформулировать два ключевых понятия: «объект национализации» и «мотивы общественной необходимости для целей национализации». Более того, сомнения депутатов подкреплялись ссылками на отсутствие мирового опыта и аналога данному закону.

СПРАВКА «БГ». Истории права известны коммунистические законы о национализации, отличавшиеся достаточно высокой степенью универсализации. Например, послевоенные законы о национализации, принятые в странах т.н. «народной демократии» (Польше, Венгрии и т.д.). На Кубе пошли другим путем, приняв после победы революции закон о национализации крупных и средних торговых предприятий по продаже одежды, обуви, тканей и скобяных изделий. Есть и немецкий опыт: в 1938г. в Германии вышел закон о национализации и «ариизации» всего еврейского бизнеса. В современных условиях сторонники принятия подобного закона обычно ссылаются на необходимость исправления ошибок, допущенных в ходе «дикой» приватизации. Но белорусский президент не единожды подчеркивал тот факт, что в Беларуси ни «дикой», ни «огульной» приватизации не было, а потому нечего и исправлять.

Сомнения белорусских депутатов в 2003г. получили поддержку Конституционного суда, признавшего отсутствие необходимости в принятии общего закона о национализации. Если очень надо, решили тогда депутаты, то национализация может быть осуществлена на основании специального законопроекта, посвященного конкретному объекту, на котором грубо нарушены интересы государства.

В то время депутатскую комиссию, занимавшуюся проектом закона о национализации, возглавлял Кирилл Холопик, наивно полагавший, что «в ближайшее время национализировать частную собственность не придется, поскольку сейчас все стратегические предприятия находятся в госсобственности». Время показало, как был не прав депутат. С весны 2003г. государство успело восстановить свои права над некогда акционированными предприятиями в различных отраслях экономики: производстве сахара, медикаментов, бумаги и картона, а также велосипедов и мотоциклов.

И уже к следующему рассмотрению Холопик прозрел, признав, что общий закон о национализации «действительно необходим во избежание возможного произвола при проведении процессов, связанных с национализацией». Согласившись с президентом, депутат, конечно, поступил правильно, но поздно, поскольку срок полномочий того парламента вскоре истек. Вот президенту и пришлось в который уже раз выступать с инициативой разработки и принятия соответствующего закона, который мог бы существенно облегчить работу и сэкономить драгоценное время главе государства, занятого распоряжением имущества стоимостью не ниже 10 тыс. базовых величин и санкционированием купли-продажи объектов стоимостью в одну базовую величину.

Остается надеяться, что депутаты нового парламента соображать будут быстрее и не станут чинить препятствий президенту, приняв наконец-то закон о национализации. Пора бы уже понять, что в таком важном деле, как имущество, мелочей не бывает, а есть только объекты, временно выпавшие из поля зрения главы государства. И процедуру их возвращения под госопеку нужно упростить до предела, используя не только конфискацию, «золотую акцию», но и национализацию.

СПРАВКА «БГ». В цивилизованном мире под национализацией принято понимать процесс выкупа государством тех или иных активов по рыночным ценам. Возможно, будет востребован и опыт стран «народной демократии», которые под национализацией подразумевали огосударствление, т.е. изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и передачу его в собственность государства.

В ходе рассмотрения нового проекта закона депутатам не стоит озираться на потенциального иностранного инвестора. Если забредший к нам в республику стратегический инвестор начнет сомневаться и потребует гарантий, то в этом случае всегда можно сослаться на Инвестиционный кодекс, где сказано, что в Беларуси «инвестиции не могут быть безвозмездно национализированы, реквизированы, к ним также не могут быть применены меры, равные указанным по последствиям. Национализация или реквизиция возможны лишь со своевременной и полной компенсацией стоимости национализированного или реквизированного инвестиционного имущества и других убытков, причиняемых национализацией и реквизицией». В общем, если нельзя, но очень хочется, то можно. К тому же, национализация - это еще не экспроприация. Ошибки такой формы национализации обычно исправляются законом о реституции. А пока, милости просим, господа инвесторы!
Добавить комментарий
Проверочный код