Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (480) 28 марта 2005 г. Экономика

НЕ ДОГОНЯТ, ТАК РАЗОГРЕЮТСЯ

28.03.2005
Сергей ЖБАНОВ

Весенний сбор 25 лидеров стран ЕС не стал «съездом победителей». Вместо празднования экономической победы над США европейцам пришлось пересмотреть жесткие положения Пакта о стабильности в сторону послабления.

Впервые авантюрную идею победы социализма в экономическом соревновании с Америкой выдвинул в конце 50-х гг. Никита Хрущев. Бывший советский лидер хотел победить США, обогнав их в производстве чугуна, стали и цемента на душу населения, а после этого заняться строительством коммунизма. Но СССР эта задача оказалась не по плечу.

В 2000г. та же мысль, но в несколько модифицированном виде была реанимирована лидерами ЕС в так называемой «Лиссабонской стратегии». Тогда социал-демократическая Европа, пребывая в эйфории от введения евро и предвкушая необыкновенные экономические результаты от надвигающегося расширения границ Евросоюза, решила «достигнуть экономического процветания, сформировав по-настоящему единый рынок, спаянный общей валютой», поддерживая социальный прогресс, защищая окружающую среду, укрепляя правосудие, проводя общую политику в области безопасности и обороны.

Спустя пять лет телеканал Euronews с прискорбием сообщил, что лидеры европейских государств вынуждены не только пересмотреть объединенный план по достижению мирового экономического господства, но и ослабить удавку Пакта стабильности, мешающую экономическому росту. Задача по обеспечению высоких темпов экономического роста и выполнению социальных обязательств при соблюдении верхнего предела бюджетного дефицита в 3% ВВП оказалась непосильной даже для стран-лидеров еврозоны - Германии и Франции, не говоря уже о новичках - Польше и Венгрии.

Европейская экономика пребывает в рецессии, а потому ЕЦБ в марте снизил прогноз годовых темпов прироста ВВП с 1,8% до 1,6%. Экономика Германии до сих пор не переварила присоединение восточных земель. Францию сотрясают забастовки. Новые члены ЕС переживают период структурных реформ. В результате жесткие бюджетные нормативы Пакта соблюдаются менее чем половиной стран ЕС. К тому же, в январе Евростат зафиксировал дефицит внешнеторгового баланса еврозоны в размере 2,2 млрд. евро, а ЕЦБ - рост отрицательного сальдо платежного баланса до 7,9 млрд. евро.

В этих бедах многие эксперты склонны винить прежде всего единую валюту, лишившую страны-члены ЕС не только 2-3% ВВП, обеспечиваемого ранее за счет конвертации валют, но и возможностей стимулирования экспорта и экономического роста посредством изменения учетной ставки. В то время как крепнущая четвертый год подряд единая валюта все больше тормозила экономический прогресс в Европе, ЕЦБ, опасаясь инфляции, чаще прибегал к критике политики слабого доллара, проводимой властями США, нежели к манипулированию собственной учетной ставкой. По словам министра финансов Великобритании Гордона Брауна, приведенным в Daily Telegraph, «евро стал символом экономической лени и бюрократии».

Лидерам европейских стран надоело ждать от европейского центробанка проинфляционных действий, и ради стимулирования экономического роста они решили смягчить бюджетную политику, допустив некоторую возможность превышения 3-процентного лимита в условиях замедленной экономической динамики. Это решение совпало с вполне предсказуемым повышением учетной ставки Федеральной резервной системы США до 2,75%. В результате на валютном рынке произошло резкое и очень существенное ослабление обменного курса евро к доллару, продолжавшееся всю неделю. К концу недели обменный курс евро по отношению к американскому доллару достиг месячного минимума - 1,2959.

Казалось бы, вот оно, долгожданное ослабление евро. Но, как ни странно, решению, принятому на саммите в Брюсселе, ЕЦБ не обрадовался, а, напротив, выразил озабоченность возросшими рисками ослабления бюджетной дисциплины. Теперь у европейского центробанка (больше встревоженного инфляцией, чем отсутствием экономического роста) появился дополнительный повод для головной боли. Инвесторы и эксперты тоже не пришли в восторг от появившейся у стран-членов ЕС возможности отступления от правил Пакта, хотя продекларированные на саммите задачи куда более конкретны, чем ранее поставленная цель.

В Лиссабонской стратегии на первое место выдвигалась задача увеличения инвестиций в научные исследования, в высшее образование - с целью перехода от имитационной модели развития к инновационной и на этой основе обеспечения развития внутреннего рынка. Реализация экономической составляющей стратегии должна была стать источником для удовлетворения повышенных социальных запросов граждан Евросоюза, требующих уже не просто социальных гарантий на завтрашний день, а обеспечения средствами в объеме, достаточном для достижения личного успеха каждым европейцем.

Но низкие темпы экономического роста, сопровождаемые увеличением числа безработных, похоронили амбициозные цели. Экономические возможности объединенной Европы в очередной раз оказались заметно ниже ее социальных запросов. Поэтому в ближайшую пятилетку ЕС уже не будет бороться за победу в капиталистическом соревновании с США, а хочет добиться банального создания 6 млн. рабочих мест и стимулирования прироста экономики до 3% в год.

В общем, в ближайшую пятилетку «пожилой» Евросоюз уже не собирается догонять «молодую» Америку, а готов только разогреться в процессе бега.
Добавить комментарий
Проверочный код