Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Платно исследования синонимов на заказ. Офис в Москве, работаем со всеми
novalgin.ru
№8 (476) 28 февраля 2005 г. Тет-а-тет

НИКОЛАЙ СТАТКЕВИЧ НЕ «ХАВАЕЦЦА Ў ЦЕНЬ»

28.02.2005
Кирилл ЖИВОЛОВИЧ

Мечтая стать президентом страны, Николай Статкевич убежден, что «нынешний режим хорошо укрепился», и, «чтобы бороться с действующим режимом, надо уподобиться власти». Очень ревнует жену и дочерей к «выходцу из Египта» семимесячному коту Симе. Считает, что «монопольный телевизор - это машина для политических убийств», а «будущий единый кандидат не должен иметь права на эмиграцию». Утверждает, что является выходцем из «редкого православного шляхетского рода», намерен гордо идти по жизни даже «на смерть» и с гордостью говорит о младшей дочери Анне, которая с детства «писала на заборах «Жыве Беларусь!»

В клубе «Реактор» уже начался концерт группы N.R.M., зазвучали голоса «злостного диверсанта» Пита Павлова и «законспирированного главы группировки» Лявона Вольского. Когда загремело «Хавайся ў бульбу», мой взор пал на женщину средних лет, рядом с которой без каких-либо попыток спрятаться в картошке стоял лидер то ли бывших, то ли будущих, но точно социал-демократов, Николай Статкевич. Со сцены уже доносилось «мы самi па сабе», а я никак не мог наглядеться на то, как явно не подросткового возраста политик бойко пританцовывал и активно, в такт музыке, выкидывал в сторону сцены руку.

Оказалось, жена Статкевича подарила ему на день св. Валентина альбом «Крамбабулi» с сердечком, а благодарный муж ответил пригласительными билетами на концерт N.R.M. На мое удивленное «Что вы тут забыли?» Статкевич без обиняков ответил: «Не понимаю людей, которые рассуждают: ну что за музыку он слушает? У меня широкий диапазон музыкальных предпочтенияй - от бардовских песен, Шевчука и Бутусова до классики».

Рассуждая о том, что этот нынешний концерт может оказаться последним официально разрешенным для N.R.M., Статкевич подчеркивает: «По сути, государство ведет борьбу с национальной культурой. Нас лишают музыки, одного из важных сегментов культуры. Как можно запрещать N.R.M.?! Ведь Вольский и Павлов - очень яркие лидеры, они своим творчеством заслужили очень многого».

Мы отвлеклись от беседы, когда переполненный танцпол клуба, кажется, взорвался. «Лепей ня будзе, будзе толькi горш», - предупреждал своих поклонников и всех нас Вольский, но взгляд Статкевича при этом не угасал, а, кажется, наоборот, насыщался энергией, которая, периодически вскипая, бурлила на сцене и в зале. «Лучше пока не будет, - как бы между делом согласился Статкевич, - но это «лучше» настанет внезапно. Просто люди должны перестать бояться. Все должны помнить, что человек, который отдает приказ стрелять в других, автоматически объявляет себя мишенью».

Присев за столик, жена Статкевича удивилась отсутствию в продаже слабоалкогольных коктейлей и по примеру мужа предпочла соку пиво. При последующем исполнении «Паветранага шару» Статкевич, задумчиво прислушиваясь к словам «падымi мяне па-над зямлёю», легко вздохнул: «Еще пару пива и можно идти на танцпол».

Клубные эмоции прибавили адреналина супругам, когда весь зал хором запел: «Чуеш, як пяе зямля? Чуеш, як гудзе вясна? Чуеш, як сьпяваем мы?» При этом почему-то показалось, что и танцующие подростки, и поющие музыканты, и притопывающий Статкевич обращаются к одному и тому же человеку, который предпочитает слушать, как поют дрозды.

При словах Вольского о родине - «ты будзеш самая сьветлая, самая чыстая, самая белая, самая-самая» - супруга Статкевича с надеждой глядела на мужа. Он в свою очередь говорил, что «белорусы могут очень быстро стать европейской, демократической нацией, потому что демократические ростки у нас пробиваются сквозь идеологический асфальт вопреки всему. Благодаря таким людям, как Вольский, это происходит и с нашей культурой». «Нам остается всего лишь решить одну-единственную проблему. Но она не такая уж и большая. Мы решим ее», - уверен Статкевич.

Когда со сцены доносилась песня о том, что «маё пакаленьне хаваецца ў цень», Статкевич сосредоточенно молчал, а когда по примеру лидера N.R.M. весь танцпол встал на колени, чтобы разом воспрянуть со словами «Ты не чакай!», не выдержал: «Уже подрастают те, кто в большей степени может претендовать на роль лидеров, чем наше поколение. Нам нужно не дать их сжечь. Своим молодым соратникам я постоянно говорю: держитесь рядом. Если меня и посадят, то у вас хотя бы будет возможность получать финансирование на борьбу за мое освобождение».

Под напевы N.R.M. Статкевич заметил: «Некоторые говорят о раздвоении сознания у белорусов. Мы якобы хотим и в ЕС, и в союз с Россией. Да никакое это не раздвоение сознания! Это здравый смысл тех, кто понимает, что на перекрестке не может быть дороги и поворота только в одну сторону. Наша выгода в том, что мы можем быть страной, политически ориентированной на Европу, развивая при этом экономические отношения с Россией».

Статкевич уверен: «То, что оппозиция вместе, это хорошо». Но он не исключает, что в команде кандидатов в кандидаты, «стремясь к тому, чтобы во всех регионах все почувствовали причастность к определению единого кандидата, многие могут почувствовать причастность к чему-то смешному и не очень хорошему».

Смущает Статкевича то, что не все в оппозиции готовы «воспринять реальную стратегию, многих постоянно куда-то там тянет: то в бойкот, то в какие-то виртуальные выборы, то к непонятным пяти шагам, копирующим программу кандидатов от власти, то в праймериз. Сейчас, когда мы за одним столом, очень тяжело возразить, глядя в глаза, когда говорятся очевидные вещи. Ребята, вы что, не из этой страны, что ли? Да что вы фигню городите?»

Внутренне подготавливая себя к васильковой революции в Беларуси, Николай Статкевич не забывает об удачно выбранной во время учебы в докторантуре МВИЗРУ теме диссертации - «Теория эффективного взаимодействия человека и машины в системах управления». «Мне и сегодня помогает умение создавать математические модели человеческого поведения в сложных ситуациях», - рассказывает с ньютоновским выражением лица Статкевич. Расплачиваясь за выпитое пиво, он размышляет с использованием приобретенного научного опыта, в частности законов термодинамики: «Если это правда, что наша оппозиция финансируется извне, то это, конечно, плохо. Но у нее нет возможности финансироваться изнутри».

Эсдек вспоминает о времени, когда он был лидером Белорусского объединения военнослужащих, а в замах у него числился Виктор Шейман, в дальнейшем совершивший удивительную по красоте и преданности политическую карьеру: «Это была часть моей жизни, о которой не стыдно вспомнить. После избрания Лукашенко президентом у нас было несколько встреч с Шейманом по старой памяти, но закончились они по обоюдному согласию после объявления референдума 1995г.».

«Глядя на людей,- отмечает Статкевич, - которые делают, исполняют и слушают такую музыку, как N.R.M., мне верится, что страна, у которой нет настоящего, все же имеет прекрасное будущее». Когда я покидал концерт в компании с человеком, представляющим пусть несовершенную и даже слишком размытую, но очевидную политическую альтернативу, мне вспомнилось, как одна из безальтернативных газет писала о «радикально альтернативной группе N.R.M». Ведь нормой, а не «радикальной альтернативой» у нас давно как в музыке и политике, так и во всем остальном стали попса, словоблудие и начальная стадия олигофрении. «Это синдром перевернутой пирамиды здравого смысла, - уверен Статкевич. - Но, к счастью, процессы массового отупения иногда обратимы. Такой ситуации, как в 2001г., когда пришла женщина со шваброй и разогнала всех революционеров из здания на Октябрьской площади, надеюсь, больше не будет». 
Добавить комментарий
Проверочный код