Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№6 (474) 14 февраля 2005 г. Визави

БОЛЬ НА ВЫДУМКИ ХИТРА

14.02.2005
Елена АНКУДО, Марина ГУЛЯЕВА

«Приходите завтра, - может быть, даже доброжелательно скажет вам врач, - что-нибудь придумаем». Если «не придумается», тогда придется ждать своей очереди на массаж (неделю?) или обращаться в частную клинику. Так что после того как в государственных медицинских учреждениях исчезнут все виды платных услуг, выбор у больных как будто бы будет. Как заявил на состоявшейся на минувшей неделе пресс-конференции председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Дмитрий Пеневич, происходит это с целью «улучшения доступности по бесплатным направлениям». Исходя из «позиции властей», частные услуги должны оказываться только в частных и коммунальных унитарных предприятиях. Почему наше «нищее и расточительное», по выражению одного очень крупного медицинского чиновника, здравоохранение отказывается от дополнительного источника финансирования? Кто от этого выиграет, а кто проиграет? Об этом корреспонденты «Белорусской газеты» беседовали с экс-министром здравоохранения Игорем ЗЕЛЕНКЕВИЧЕМ и председателем совета учредителей СП «Экомедсервис» Владимиром КОЯВОЙ.

Игорь ЗЕЛЕНКЕВИЧ: «ЧЕЛОВЕК ЗАПЛАТИТ ДЕНЬГИ НЕ В КАССУ, А В ЧЕЙ-ТО КАРМАН»

- В 80-х, когда вы работали врачом в 4-й клинической больнице, а потом замглавврача, насколько высока была потребность в платных услугах?


- Мы об этом могли только мечтать. Уже тогда система здравоохранения себя исчерпала, и необходимо было ее развитие. В те годы академик Федоров начал внедрять систему хозрасчета в здравоохранение.

Не надо забывать, что платные услуги - это все-таки часть ВВП, и отказываться от них, с точки зрения макроэкономики, нельзя. Сегодня не хватает средств для финансирования учреждений здравоохранения, и, насколько мне известно, часть средств, которые они получают от платных услуг, идет на совершенствование материальной базы, поощрение сотрудников и т.д. Не надо забывать и то, что существует «черный» рынок медуслуг. Любое явление лучше легализовать и поставить в цивилизованные рамки. Отказываясь от платных услуг, мы создаем почву для злоупотреблений. Медицинские услуги можно разделить на чисто медицинские и гостиничные. Кто-то захотел палату повышенной комфортности - пожалуйста, заплати, и тебе будет предоставлена такая палата. Если мы ликвидируем эту услугу, появятся предпосылки для взяточничества: человек заплатит деньги не в кассу, а в чей-то карман.

Получая платную услугу, человек сохраняет деньги бюджета. Не надо тратить бюджетные деньги на его лечение! В Англии - бюджетная форма здравоохранения, но там 6% населения никогда не пользуется своими правами на бесплатную медицинскую помощь. У нас ведь тоже есть такие люди! Так давайте дадим им возможность платить за то, за что они хотят платить. Если человек хочет исправить нос или уши - ради бога! Это не медицинская проблема! Это проблема человека, и он должен за это платить. Есть перечень платных услуг, утвержденный Совмином. Но он не должен быть застывшим.

Я слышал, что планируется построить хозрасчетную поликлинику, но пока нет возможности. Но ведь есть такие понятия, как банковский кредит, бюджетная ссуда… Этими механизмами надо пользоваться, если мы печемся о государстве. Кроме того, должно получить развитие добровольное медицинское страхование.

- В бытность министром здравоохранения вы активно выступали за это, но ссылались на экономические условия...

- И сегодня об этом можно говорить, а точнее о правилах игры, которые постоянно меняются.

- В 1998г. на первом съезде врачей вы говорили, что необходимо принять закон «О частной медицинской практике», что нужно предоставлять больше экономической свободы учреждениям здравоохранения, расширять перечень платных услуг. Почему изменились правила?

- Когда я оставил должность министра здравоохранения, то просто закрыл эту книгу. Она мне неинтересна. И потом, я не могу сегодня комментировать действия других лиц, потому что мои оценки будут носить субъективный характер.

- Почему частные компании поддерживают позицию Минздрава по сокращению платных услуг? Им не нужны конкуренты в лице госучреждений с более низкими ценами?

- Вы сами ответили на этот вопрос. Но, стремясь все упорядочить, мы ведем себя как слон в посудной лавке. Вначале подписываем, а потом думаем. А страдает потребитель. Почему же его никто не спросил? Рассуждения на тему «выиграет государство или нет» - просто дебильные! Государство - это мы с вами. Если это выгодно моим родителям, моим детям - значит, выгодно и государству.

- В разговорах с врачами приходилось слышать, что сами они от оказания какой-либо платной услуги фактически ничего не получали, и потому для них наличие платных услуг либо отсутствие оных ничего не решает.

- Очень больной вопрос. У нас есть одно ведомство, которое во всех отраслях народного хозяйства является «профессором», - Минфин. Это ведомство почему-то считает, что деньги должны расходоваться так, а не иначе. И вообще, как это они должны много получить?! Но ведь это же хорошо, что врачи много получат, потому что будут заинтересованы в результативной работе. Рабский подневольный труд привел к крушению Римской империи. Если люди получают копейки, они всегда будут смотреть в другую сторону.

- Что ждет рынок медицинских услуг?

- У нас ведь ни в чем нет середины, мы шарахаемся из стороны в сторону. Сегодня мы откажемся от платных услуг, а через какое-то время, уверен, опять будем судорожно возвращаться к тому, что разрушили.

- Если оценивать сложившуюся ситуацию в здравоохранениии, насколько реально осуществление тех инициатив, которые вы предлагали, будучи министром здравоохранения?

- Чтобы изменить любую ситуацию, нужна политическая воля. Что мешает сегодня, например, принять закон о частной медицинской практике?

СПРАВКА «БГ». Игорь Зеленкевич родился в 1952г. в Минске. Окончил Минский мединститут, Академию управления. Работал завотделом здравоохранения Мингорисполкома, зампредседателя Мингорисполкома. В 1997-01г. - министр здравоохранения. Врач высшей категории, к.м.н. Сегодня работает в Исполкоме СНГ.

Владимир КОЯВА: «ГОСУДАРСТВО ГАРАНТИРУЕТ ПРАВО НА БЕСПЛАТНОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ»

- Как вы относитесь к предложению свернуть платные услуги в медицине?


- Положительно. В государственных поликлиниках не должно быть платных услуг. Государство обязано оказывать их только через унитарные предприятия, которые финансово и организационно должны быть отделены от бюджетных медучреждений.

- При введении платных услуг медучреждениями в 2002г. утверждалось, что это станет своеобразным рецептом помощи здравоохранению. Рецепт оказался недейственным?

- Неверным было прежде всего то, что лечить за деньги начали за счет сокращения бесплатных услуг. Так случилось, к примеру, в 9-й горбольнице: на место 70 бесплатных коек в неврологическом отделении поставили 30 платных. Инвалид или ветеран, приходя в государственную поликлинику, высиживал огромную очередь, а рядом работал платный кабинет, открытый за бюджетные деньги.

Когда говорили о росте внебюджетных поступлений от платных услуг, никто не считал, сколько бюджетных средств израсходовано на создание этих платных кабинетов и палат. Два года назад эта проблема была поднята в Конституционном суде, после чего Совмин принял постановление: лечить за деньги надо на базе государственных унитарных предприятий. При этом государство гарантирует каждому гражданину право на бесплатное медобслуживание. Сейчас, правда, чаще говорят о «минимальных стандартах».

- Как теперь поднять белорусское здравоохранение?

-
Первый, традиционный путь - увеличение финансирования. Но он напрямую зависит от экономического состояния страны. Второй - совершенно безболезненный для бюджета: перевести часть пациентов из бесплатного бюджетного здравоохранения в платное, государственное и частное. В настоящее время только 3% населения обслуживаются в платных клиниках, и увеличить это количество трудно. Однако около 20% граждан прибегают к услугам «серого» рынка бюджетного здравоохранения. Звонишь знакомому врачу, договариваешься о приеме, в знак благодарности приносишь коробку конфет. На «серого» больного бюджетная сфера тратит больше времени, оборудования, расходных материалов. И если такие пациенты уйдут в платную медицину, они освободят места тем, кто хочет лечиться бесплатно.

- Осталось найти аргументы…

- Расценки платных учреждений выше в 2-3 раза, чем на «сером» рынке, поэтому сегодня пациент направляется к знакомому врачу. Я предлагаю изменить ситуацию путем введения некоторых налоговых льгот. Так, если оплата лечения не станет облагаться зарплатными налогами, предприятия будут участвовать в оздоровлении своих сотрудников. Необходимо освободить физические лица от уплаты подоходного налога с сумм, направленных на свое лечение (т.н. «налоговый вычет»), и тем самым стимулировать спрос на медицинские услуги. Для возврата уплаченного ранее подоходного налога понадобится кассовый чек. При этом мы не только разрушаем «серый» рынок платных медицинских услуг, но и увеличиваем собираемость налогов, т.к. из бюджета пациенту будет возвращено 10%, а медицинское учреждение заплатит в бюджет 25% от стоимости услуги.

- Но для разрушения «серого» рынка потребуется много времени. А как быть сегодня?

- Необходим указ президента, который можно подготовить за несколько месяцев. А потом многие почувствуют изменения к лучшему. Через три-четыре года произойдет увеличение количества платных медучреждений в пять-шесть раз, значительно улучшится качество оказываемых услуг, а в бюджетном здравоохранении почти в два раза возрастет реальное финансирование пациентов за счет оттока «бюджетопотребляющей» части граждан в платную сферу.

- После предложения Минздрава исключить оказание платных услуг больницами и поликлиниками заговорили, что это решение пролоббировано частными и унитарными предприятиями. Вы с этим согласны?

- Нет. Это выгодно основной массе населения, которое не может оплачивать услуги в государственных медучреждениях. Сейчас платные кабинеты и отделения не просто закрываются, а становятся бесплатными. А для нас конкуренты - это государственный «серый» рынок. Надеюсь, что создаваемые унитарные госпредприятия будут добросовестно конкурировать с частными клиниками, повышая качество услуг и снижая цены.

- На что тратили деньги, вырученные за оказанные медицинские услуги, больницы и поликлиники?

- На зарплату и расходные материалы. Платные кабинеты размещались на площадях госучреждений и не платили ни за аренду, ни за амортизацию оборудования. Не платили и налог на прибыль. Все это позволяло держать низкие цены. А когда выходило из строя оборудование, снова просили бюджетные средства.

- Может ли повлиять на ситуацию добровольное медицинское страхование?

- В сентябре 2004г. Совмин утвердил концепцию добровольного медицинского страхования (ДМС). Ее авторы решили не только повторить ошибку россиян, но еще более усугубить ее. Уже одно заявление, что необходимая медпомощь оказывается «за минимальную плату», спорно. Ведь все страхование построено на том, что только некоторые платят меньше (когда наступил страховой случай на сумму, большую страхового взноса), а все остальные платят больше. Все заплатят и за услуги страховой компании, а это дополнительно 20-40% от стоимости медуслуг. Таким образом, основная масса застрахованных будет платить за других людей. Я не противник развития ДМС - это эффективный способ перераспределения финансового бремени расходов при оплате медицинских услуг. Но развитие ДМС - задача вторичная, она выполнима только при условии существования уже сформированного рынка платных медуслуг. Существующая законодательная база достаточна, чтобы страховщики могли осуществлять добровольное медицинское страхование. Но этого не происходит. Доля медуслуг, оказываемых по договорам ДМС, не превышает 1% от всех платных услуг. А что будет в результате законотворческих трудов по реализации концепции?

Возможно предоставление налоговых льгот юридическим лицам по приобретению страховых полисов по договорам ДМС. Казалось бы, это прогресс. Но я убежден, и это показал опыт России, что предоставление льгот по схеме «юрлицо - страховая компания» не приведет к значительному увеличению интереса к ДМС, и мы надолго дискредитируем идею развития полноценного рынка страховых медуслуг. Налоговые льготы должны быть предоставлены юрлицам для оплаты услуги непосредственно медучреждению или же при приобретении страхового полиса по ДМС. Такая льгота позволяет юрлицам стать активным участником процессов оздоровления своих сотрудников. Тогда возрастет спрос на платные высококачественные медуслуги, который придется удовлетворять созданием новых государственных и частных коммерческих медучреждений. И только на этом фоне будет постепенно развиваться ДМС. Усугубление этой ошибки может произойти, если примут нормативный акт, по которому предприятия смогут относить на себестоимость расходы по взносам ДМС лишь при условии страхования у госстраховщиков.

При таком варианте мы дважды наступим на грабли, причем второй раз это будет связано с нарушением Конституции. Ведь всем субъектам хозяйствования, независимо от формы собственности, должны быть предоставлены равные права.

СПРАВКА «БГ». Владимир Коява родился в 1950г. в Гродно. В 1973г. окончил физический факультет Гродненского пединститута, в 1979г. - аспирантуру БГУ. 15 лет работал в НИИ прикладных физических проблем БГУ, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник. Автор более 60 научных трудов и изобретений. С 1991г. - председатель совета учредителей белорусско-американского СП «Экомедсервис». Почетный предприниматель Республики Беларусь. Женат, воспитывает двоих детей.

Таблица
Добавить комментарий
Проверочный код