Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№6 (474) 14 февраля 2005 г. События. Оценки

ЕГОРОВО ГОРЕ

14.02.2005
Янка ГРЫЛЬ

11 лет предстоит провести в пенитенциарных заведениях экс-председателю НГТРК Егору Рыбакову по приговору судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ. Трудно сказать, кого этот приговор расстроил или даже удивил, кроме родных и близких Егора Владимировича.

На сенсацию тянет только срок, который предстоит мотать медиа-магнату. 11 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества - жестковато, особенно на фоне недавнего приговора экс-управделами президента Галины Журавковой. Блестящая карьера «крестника», «Егорки», «батькиного пацана из Могилева» оборвалась без шанса на продолжение: суд лишил Егора Рыбакова права занимать ответственные должности в течение 5 лет после отбытия наказания. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. А ведь еще три-четыре года назад старшие товарищи из башни на Макаенка, 9 говорили: «Зарвался парень… Кончит на нарах». Правда, звучали эти проникнутые неподдельной горечью слова отнюдь не на планерках с присутствием Рыбакова. Но оказались пророческими.

Следствие по делу главного телевизионщика двигалось не слишком шустро, процесс прошел за закрытыми дверями, зато с демонстративно-публичным оглашением приговора. На перетряхивание двенадцати блокнотов экс-главы НГТРК Фемиде понадобился ровно год. 13 февраля 2004г. Рыбакова задержали, 16 февраля арестовали, и вот наконец оглашен перечень прегрешений: «Получение взятки в особо крупном размере, покушение на получение взятки, хищение с использованием служебного положения и организация каналов по отмыванию и легализации незаконно приобретенного оборудования». Короче, привычные слуху любого белорусского хозяйственника статьи УК РБ.

По решению суда Рыбаков обязан до 1 апреля (умеет-таки Фемида выбирать даты!) вернуть НГТРК 212 млн. рублей. В противном случае неправедно полученную рыбаковскую мзду автоматически вычтут из сумм, изъятых при аресте и находящихся ныне в республиканской прокуратуре. Неофициально сбережения Рыбакова, перекочевавшие в сейфы правоохранительных органов, оценивают в $500 тыс.

Само пришествие Рыбакова на Макаенка, 9 многим запомнилось не по причине его юности или недостаточного владения им тонкостями этикета (что компенсировалось неплохим для филолога запасом ненормативной лексики), а именно остротою взгляда молодого флагмана телеиндустрии. Рыбаков видел в эфире монтажные стыки и лакуны, имеющие вполне конкретное денежное наполнение. Перекрытие в Беларуси российской телерекламы, разгон старого персонала и рекрутирование нового, перманентное обновление технического парка НГТРК и финансовая накачка областных телекомпаний, перестройка «телевидения Юрского периода» по лекалам западного ТВ (с «миссией» компании, институтом продюсерства и дипломом «Брэнд года» в рамочке), дробление на сравнительно коммерциализированный Первый Национальный и благотворительно-заупокойный «Лад», активное привлечение к заполнению эфира частных продакшн-компаний... Одним глазом Рыбаков видел в НГТРК госконцерн, проедающий солидные бюджетные инъекции, а другим, хитро прищуренным - личный коммерческий проект.

«Обнаглел», как принято считать, он за несколько месяцев до февраля 2004г. или эта метаморфоза случилась с ним раньше? Конечно, раньше. Как бизнесмен и топ-менеджер Рыбаков вел дела «по-могилевски»: прямо, без обиняков. Помнится, даже скандальную ситуацию с правами на спортивные телетрансляции он откомментировал так: «Мы хотели войти в долю, но Россия ответила уклончиво». В Беларуси «в долю» Егор Владимирович, как правило, никого не приглашал - брал, не особо интересуясь согласием партнеров. Потому, кстати, и имена граждан, давших показания на Рыбакова, не оглашены, но легко реконструируемы.

Беда Рыбакова в том, что он начал перерастать горизонт отведенных ему полномочий: при твердой власти коррупция должна быть канализирована и контролируема, а не разрастаться во все стороны по прихоти коррупционеров. Апокрифическая история о конфликте с Уралом Латыповым, тогдашним главой администрации президента, когда якобы сказались и эмоциональная несдержанность Егора Владимировича, и некоторые огрехи в его воспитании, останется в анналах истории. Человек, возглавляющий госкомпанию такого масштаба на таком рынке (ТВ-реклама, ТВ-производство, права на трансляцию и ретрансляцию и т.п.) и при этом ведущий себя вызывающе, даже агрессивно, был обречен на «зачистку». А что сыграло роль спускового крючка, по большому счету, не важно.

Разговоры об изъятых суммах, варьирующихся в зависимости от времени и источника от $100 тыс. до $1 млн., о 16 кредитных картах, домике в Беловежской пуще, вояжах в Канн и Киев, электронной записной книжке и прочих предметах роскоши, включая часы Tissot, оставим в пользу бедных. Им теперь ясно, куда ушли бюджетные средства, недостающие для достижения зарплатами 250-долларового рубежа. У компетентных органов большее подозрение должны вызывать должностные лица, у которых на запястье красуется не Tissot или Patek Philippe, а пугающе скромный «Луч» за 5 у.е. Размеры нанесенного Рыбаковым ущерба родина вряд ли сможет точно подсчитать: это не пресловутая «упущенная коммерческая выгода», а очень хорошо использованная выгода - сугубо личная.

На Макаенка, 9 каленым железом выжгли язву коммерциализации, превратив БТР (БТ Рыбакова) в нормальное БТ, каковым оно было и останется. Бюджетные средства легче «осваивать», чем хитроумно перечислять кому-то в ожидании отката. НГТРК - слишком толстый пирог, чтобы выгрызать лакомые куски. Лучше законсервировать объект в полустагнирующем состоянии, чтобы потом проще было делить между заинтересованными товарищами. Хлеба, зрелищ и рекламных дивидендов даст ОНТ, а БТ, все больше съеживающееся до АТН, останется для протокольной и оперативной съемки, а также высокохудожественных мегаломанских проектов на темы сноповязания, чаркоопустошения и коленопреклонения.

Но 11 лет - плохой знак для «талантливых, надежных и крепких детишек» с периферии, на которых руководство страны возлагало большие надежды. Включая тех, кто по примеру Рыбакова посвятил судьбу служению «тэлебачанню тваёй краiны», чтобы рассказывать в эфире, как простая девушка из глубинки может стать лицом главного телеканала. Первый срок Александра Лукашенко требовал выдвиженцев-комиссаров, второй - выдвиженцев-администраторов. Для третьего срока необходимы выдвиженцы-винтики без «понтов» и блеска в глазах, но с резьбой по оси позвоночника - чтобы легко и бессловесно вворачиваться в любой узел государственной машины.
Добавить комментарий
Проверочный код