Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№6 (474) 14 февраля 2005 г. События. Оценки

«ВОЛОДАРКА» ВСТРЕЧАЕТ ГОСТЕЙ

14.02.2005
Кирилл СПОТЫКОВИЧ

Как показывает опыт последних громких уголовных дел, связанных с хищениями в особо крупных размерах, если своевременно вернуть украденные деньги государству, то есть шанс не только избежать нахождения в следственном изоляторе, но и значительно смягчить себе обвинительный приговор. Хотя и в том, и в другом случае каждый гражданин в нашей стране справедливо имеет право на личный, хоть и тюремный, но лицевой счет.

На прошлой неделе разрешилась тяжелая судьба двух некогда приближенных к главе государства людей. Бывшая управделами президента Галина Журавкова получила путевку на санаторно-тюремное пребывание сроком в четыре года. Бывшему председателю Белгостелерадиокомпании Егору Рыбакову повезло меньше (больше?) - ему предстоит теперь 11 лет пребывать в профилактории усиленного режима. Теоретически эти два человека могут даже увидеть друг друга на территории СИЗО, где будут находиться какое-то время до отправки на отбывание срока.

Трудно сказать, у кого из них настроение более приподнятое. Рыбаков хоть и получил почти в три раза больше, но в отличие от Журавковой свои хищения во время следствия возвращать вроде как и не собирался. Может, оно, кстати, и правильно.

Ведь, скажем, у входа в СИЗО N1 на ул. Володарского в Минске черным по белому написано: «В связи с многочисленными претензиями граждан о передаче сигарет без упаковок, чая и кофе в распакованном виде и просьбами лиц, содержащихся в СИЗО, о решении данной проблемы администрацией учреждения организовано приобретение перечисленных товаров в магазине учреждения за имеющиеся на лицевых счетах деньги в неограниченном количестве и достаточном ассортименте». Как пояснили корреспонденту «Белорусской газеты» в администрации этого явно не увеселительного заведения, «суммы денег, которые могут поступать на лицевые счета, не ограничены». Иметь счет в швейцарском банке, конечно, куда приятнее, но лицевой счет в СИЗО, где «суммы денег не ограничены», это ведь тоже кое-что.

К тому же, не так давно одна крупная газета, близкая по учредительской принадлежности к президентской администрации, писала, что «в последнее время условия в следственных изоляторах стали более-менее сносными. Изменился режим, улучшилось питание, отношение администрации к подследственным». Так и представлялось при этом, что на территории СИЗО в классическом белом одеянии в обеденное время курсирует от камеры к камере улыбающийся штатный гарсон, аккуратно постукивает в окошки и милым голосом говорит: «Господа, кушать-с подано. Сегодня в нашем обеденном меню восемь мясных блюд, четыре рыбных и три вегетарианских. Чего изволите?»

Но, как рассказывает парень по имени Сергей, которому пришлось однажды с официальным четырехмесячным визитом посетить «Володарку», «нету там ничего хорошего. Пайка там лучше стала? Угу, пусть рассказывают сказки больше. Если бы не с воли подгоны, совсем мрачно было бы».

Официально вес передаваемых передач сохраняется в пределах 15 кг два раза в месяц. Не хотелось бы наводить тень на плетень, но, по словам Сергея, «если бабки есть, можешь хоть каждый день получать усиленное питание, причем с очень разнообразной начинкой». Поговаривают даже о жутких вещах - о том, что в некоторых заведениях, принадлежащих к пеницитарной системе, при желании якобы можно «поляну» с водкой-селедкой накрыть. Главное, чтобы деньги на лицевых счетах имелись.

Женщина, почти как в трогательной сцене фильма «Вор», пыталась узнать в справочном окошке СИЗО, сможет ли она увидеть своего сына при пересылке. Так и не удовлетворившись ответом, она решила передать своему заключенному отпрыску немного свежей прессы. К радости начитанных обывателей, в СИЗО газеты им могут передавать ежедневно, особенно если это правильные газеты, способные своим содержанием ускорить воспитательный процесс в душе оступившегося человека.

В комнате для свиданий сидел мужчина среднего возраста. «К кому, если не секрет?» - проявляю любопытство. «К девушке, к кому еще». - «А что, на свободе уже девушки закончились?» - «Нет, не закончились, просто люблю я ее. Она меня почти семь лет ждала, да вот только не дождалась. Я откинулся, а ее уже закрыли».

Грустного настроения добавляли многочисленные объявления, развешанные кругом на стенах, - о том, чего нельзя, что запрещено и почему не надо плохо себя вести. Поначалу я не поверил своим глазам, но, протерев запотевшие очки, с удивлением обнаружил, что в СИЗО серьезные проблемы с энергоснабжением: «В связи с резким перерасходом электроэнергии прием вентиляторов в СИЗО с 28.07.2004г. прекращается». Интересуюсь у стоящей рядом молодой девушки: «А вы не знаете, можно ли передать вентилятор, не потребляющий электроэнергию?» - «Не знаю, - недоумевает девушка, - а что же это за вентилятор такой?» - «Это новая японская модель, работает либо на солнечной батарее, либо на кислородной подушке». Моя случайная собеседница проявила доверие, но ничего посоветовать не смогла.

Минуту спустя пришлось расстроиться еще больше: я увидел перед своими глазами решение служебного совещания при начальнике СИЗО о том, «что в связи с перегрузкой электропроводки и достаточным наличием в камерах малогабаритных телевизоров прием телевизоров от граждан временно приостановлен до особого распоряжения». С трудом я подавил в себе желание снова обратиться к по-прежнему стоящей рядом девушке насчет того, принимают ли в СИЗО телеприемники с встроенными в жидкокристаллический экран паровыми двигателями.

...За время моего нахождения у территории СИЗО несколько раз открывались и закрывались ворота, а какая-то женщина с наивной, но искренней надеждой заглядывала внутрь, чтобы увидеть там кого-то из близких. А метрах в ста от этих ворот, прямо у тюремных стен, сидели трое ребят и громко пили пиво. «Не холодно вам зимой-то пиво на улице пить?» - поинтересовался я. «А мы здесь всегда пиво пьем, это внушает оптимизм и прибавляет настроения, - отвечали наперебой студенты. - Сидишь, смотришь на колючку над забором и понимаешь, что нам здесь на морозе гораздо веселее пиво пить, чем им там в тепле баланду хавать».

Я пораздумал немного над этим, окинул философским взглядом мрачные стены СИЗО и, решив, что нужно пользоваться отведенным на свободе временем, пошел за пивом.
Добавить комментарий
Проверочный код