Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№6 (474) 14 февраля 2005 г. Контекст

АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ: «ВСЯ ИНИЦИАТИВА ПРИНАДЛЕЖИТ БОЕВИКАМ»

14.02.2005
Виктор МАРТИНОВИЧ

1 февраля лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов в одностороннем порядке принял решение о прекращении огня в Чечне. Масхадов издал приказ о временной остановке всех видов наступательных боевых действий, приглашая российских военных за столом переговоров обсудить условия мирного соглашения. Российская сторона встретила этот приказ рядом недвусмысленных комментариев, а президент Чечни Алу Алханов предложил Масхадову вместо выдвижения условий «обратиться в правоохранительные органы и сдаться».

7 февраля прояснить ситуацию попытался «КоммерсантЪ», опубликовавший интервью с Масхадовым. Тот призывал к остановке кровопролития, обещал после окончания войны передать в Международный суд всех лиц, включая Шамиля Басаева, замешанных в преступлениях против человечности. Реакцией власти стало официальное предупреждение «Коммерсанту» - за публикацию сведений, «обосновывающих и оправдывающих необходимость экстремистской деятельности». 9 февраля известный военный аналитик Александр ГОЛЬЦ опубликовал в «Новой газете» статью «Армия массового поражения», в которой заключил, что без полноценной армейской реформы действия Вооруженных сил РФ в Чечне будут неэффективными: там, «где нужен стилет», в современной российской армии используется «дубина».

Обозреватель «Белорусской газеты» выяснял у Александра Гольца, почему чеченские боевики предлагают перемирие, а российские власти от него отказываются.

- Почему Россия не проводит военной реформы, не улучшает боеспособность своих подразделений в Чечне? Затяжная война выгодна военным?

- Высшему генералитету скорее выгодно то, что само строительство вооруженных сил происходит по концепции массовой мобилизационной армии. Такая армия не может воевать в конфликте малой интенсивности, она создана для участия в мировых войнах. С ее помощью хорошо воевать фронтами, совершать танковые прорывы и т.д. Заинтересованность людей, возглавляющих наши ВС, в такой армии вполне объяснима: их поездки в Брюссель и Вашингтон не пропали даром. Они люди неглупые и отлично поняли: их профессионализм, способность руководить армией ограничивается именно нынешней массовой мобилизационной системой. Они умеют призвать огромную массу людей, дать им примитивную военную подготовку, а потом двигать эти огромные массы, перемалывая их в ходе операций. Так мы воевали в ходе второй мировой. Спустя 60 лет так хотят воевать с террором. Иначе они воевать не умеют.

Вторая причина, по которой ничего не меняется: российская политическая элита верит этим военным больше, чем кому бы то ни было. Происходит это в силу глубокой 300-летней милитаризации сознания элиты.

С САМОЛЕТА ВРАГ НЕ ВИДЕН

- Путин постоянно говорит о том, что войны в Чечне нет, там идет антитеррористическая операция. Близка ли победа?


- Российские генералы не очень соврали, когда в 2000г. доложили, что организованное военное сопротивление чеченцев сломлено. Но тем самым они констатировали, что боевые действия с участием больших масс войск закончились. Причем они сами, похоже, этого не поняли.

Мы перешли к конфликту, который можно назвать антитеррористической операцией или партизанской войной, когда враг действует небольшими группами, в основном с помощью засад и диверсий. Мобилизационная армия оказывается неповоротливой, не способной противостоять такому врагу. С помощью инструментальной разведки очень трудно определить концентрацию сил этого врага в месте нанесения удара. Боевики между собой поговорят, решат заложить фугас на дороге, а чтобы предотвратить взрыв нужно иметь хорошую агентурную разведку. Средствами авиационной разведки предотвратить это невозможно. Несмотря на колоссальное превосходство нашей армии в живой силе, технике, абсолютное превосходство в огневых средствах поражения, она потеряла инициативу. Теперь вся инициатива принадлежит боевикам. Они решают, где и когда ударить.

«ЭТО НЕ ТА ВОЙНА, В КОТОРОЙ ИМ ХОТЕЛОСЬ БЫ УЧАСТВОВАТЬ»

- Генералитет из путинского окружения по-прежнему не видит альтернативы силовому решению конфликта?


- У генералов позиция другая. Они везде доказывают, что Чечня - это не их война. Что начало боевых действий - итог стечения специфических и уникальных обстоятельств. Что в сложившейся обстановке и по приказу президента они вынуждены принимать участие в этом конфликте. Они готовятся не к войне с бандитами, с которыми должны справляться формирования внутренних войск, ФСБ, а к войне с глобальным противником. Неслучайно ведь опыт Чечни не изучается в российских военных академиях. Они постановили: Чечня - не та война, в которой им хотелось бы участвовать.

- Решение о продолжении вялотекущей войны принимается не военными и не под их давлением?

- Они не имеют к этому отношения.

- А почему при Путине все инициативы о прекращении огня исходят не от российской стороны, а от чеченцев? Почему бы президенту хотя бы для поддержания имиджа на Западе не выступить миротворцем?

- Главный тезис Путина, его правительства и администрации - в том, что в Чечне Россия воюет с бандитами. По официальной версии, мирные чеченцы радостно приветствуют российские войска. Какой смысл вести переговоры с уголовниками? Потому и нет никаких мирных инициатив. Единственное, о чем власти готовы вести переговоры с боевиками, - об условиях их капитуляции.

- Масхадов объяснил, что издал приказ о прекращении огня именно в феврале потому, что в марте начнется обострение конфликта. Правдоподобно ли это объяснение?

- С точки зрения климата и географии конфликт в Чечне обречен на то, чтобы наиболее активно протекать в весенне-летний период. С сентября по март у боевиков есть возможность накапливать силы в горах, они отсиживаются по деревням. Каждый год с появлением пресловутой «зеленки» боевые действия вступают в активную стадию.

- Как воспринимают инициативы Масхадова военные? Видят ли они в этом проявление слабости, знак близкого истощения сил?

- Об истощении сил бандитов наши военные говорят давно. Удивительно только то, что с 2002г. численность боевиков, даже по данным российских же военных, не меняется: постоянно говорится об 1 тыс. вооруженных бандитов. И это входит в противоречие с заявлениями об «истощении».

- Справедлив ли тезис о том, что Масхадов не уполномочен объявлять перемирие, т.к. ни за что в Чечне не отвечает, боевиков не контролирует?

- Некоторые основания под собой эта мысль имеет: есть много свидетельств того, что Масхадов не контролирует Басаева. Кстати, Масхадов сам в этом признался в интервью «Коммерсанту». Но басаевцы - наиболее боеспособная часть боевиков. И Басаев сам решает, соглашаться ему с приказами Масхадова или нет.

О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯХ

- Раньше Путин особо не обращал внимания на войну в Ираке, а американцы в свою очередь не касались чеченской проблематики. Сохранилась ли эта политика торга и если да, то что является нынешним российским «товаром»?


- Вся эта схема была заблуждением. Ведь это только Путин считал, что для американцев Ирак - предмет торга. Сами американцы так никогда не считали. Неслучайно ведь Путин так взбесился от «американского вмешательства в дела Украины». Он-то полагал, что есть некий негласный договор: Россия дает Америке право делать то, что та хочет в Ираке, а взамен получает право творить все, что хочет, в СНГ. Действительности это абсолютно не соответствовало. Многие эксперты предрекают скорое охлаждение американо-российских отношений - по целому ряду причин, включая свободу слова, независимость суда, дело «ЮКОСа». 24 февраля Путин встречается в Братиславе с Бушем. Посмотрим, в какой тональности пройдет их беседа. Пока многое указывает на то, что американцы изменят тон в разговоре с нами.

- Интервью Масхадова в «Коммерсанте» действительно «обосновывало и оправдывало необходимость экстремистской деятельности»?

- Наша власть очень не любит иные точки зрения. Особенно по чеченской проблеме. Вспомним скандал вокруг освещения событий в театральном центре на Дубровке. Ведь Путин сказал очевидную неправду, когда упрекнул НТВ в том, что оно вело репортаж в прямом эфире о штурме: никакого репортажа не было. Претензия к НТВ заключалась лишь в том, что оно показало этот не очень удачный штурм. То же самое с «Коммерсантом». В интервью Масхадова нет оправдания экстремизма. «КоммерсантЪ» повинен лишь в том, что предоставил трибуну другой стороне.

СПРАВКА «БГ». Александр Гольц - военный аналитик, зам. главного редактора «Еженедельного журнала». Родился в 1955г. в Москве. В 1978г. окончил факультет журналистики МГУ. В 1980-96гг. работал в газете «Красная звезда». С 1996г. по 2001г. - военный обозреватель журнала «Итоги». С октября 2001г. завотделом политики «Еженедельного журнала». Автор книги об эволюции российской армии после 1991г. (вышла в американском издательстве MIT-press). В течение года стажировался в Стэнфордском университете (США) в Центре международной безопасности и сотрудничества CISAC.

БОМБА БЕРЕЗОВСКОГО

- Борис Березовский в интервью «Комсомолке» заявил, что у чеченских боевиков есть портативная атомная бомба. Так ли это?


- Это утверждение не соответствует действительности. В свое время я общался на эту тему с бывшим высокопоставленным работником Совбеза РФ, бывшим начальником штаба ракетных войск стратегического назначения генерал-полковником Виктором Есиным. Он рассказал, что в СССР действительно были портативные ядерные устройства, которые предполагалось применить в случае военного конфликта. Их должны были использовать наши диверсанты. Но сами заряды никогда не покидали специальных централизованных складов. В войсках хранились только муляжи. Утратить это устройство было просто невозможно.

Когда в 1997г. появились разоблачения Александра Лебедя, утверждавшего, что своими глазами видел неучтенные ядерные боеприпасы, была создана спецкомиссия Совбеза, которая пересчитала все ядерные боеприпасы России по номенклатурному списку. Оказалось, что Лебедь видел просто войсковые муляжи.

Так что мы можем полностью исключить возможность получения чеченскими боевиками ядерного оружия из арсеналов России. Создать же ядерный боеприпас самостоятельно, тем более создать портативный ядерный боеприпас - задача для боевиков невыполнимая. Для создания атомной бомбы требуется очень сложный цикл производства, который невозможно организовать в полевых условиях.
Добавить комментарий
Проверочный код