Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (472) 31 января 2005 г. Визави

«НАШЫ ЛЮДЗI» ОПТОМ И В РОЗНИЦУ

31.01.2005
Елена АНКУДО, Марина ГУЛЯЕВА

Там хорошо, где мы есть. А если плохо, то это неправда. Девица должна трудиться, ведь терпение и труд все перетрут, тем более, когда есть «условия для творческой самореализации людей». На минувшей неделе на совещании, посвященном созданию эффективной системы противодействия торговле людьми, Александр Лукашенко потребовал, чтобы они были созданы. Как заявил президент, в последние годы отдельные виды деятельности - такие, как трудоустройство людей за границей, модельный и рекламный бизнес, - стали «питательной почвой» для серьезных правонарушений. Всякую «нелегальщину», предостерег Лукашенко, нужно пресекать, чтобы ни у кого не возникало желания заняться подобным. К концу февраля должен быть доработан проект декрета «О некоторых мерах по противодействию торговле людьми», который, в частности, значительно ужесточит деятельность компаний, занимающихся трудоустройством и образованием за рубежом. Чего боятся и о каких условиях для «творческой самореализации» мечтают модельные агентства? Как еще, кроме президентского декрета, можно воспрепятствовать торговле людьми? Об этом корреспонденты «Белорусской газеты» беседовали с руководителем школы моделей Legion models Маргаритой САЕНКО (Могилев) и национальным координатором программы по предотвращению торговли женщинами в странах Центральной и Восточной Европы «Ла Страда» Ириной АЛЬХОВКОЙ.

Маргарита САЕНКО: «ДЛЯ МОДЕЛИ В БЕЛАРУСИ РАБОТЫ НЕТ»

- Как развивается модельный бизнес в Могилеве, много ли в городе модельных агентств?


- В сущности, оно всего одно, но разделено на два филиала - Legion models и «Модель люкс».

- Работы хватает?

- Как сказать... Мы выступаем на каких-то городских праздничных мероприятиях, концертах. Но только там и востребована наша работа.

- Как лично вы относитесь к тому, что белорусские города украшают рекламные щиты с «немытыми», по выражению президента, француженками?

- По этому поводу может быть много мнений, и совсем необязательно, чтобы на рекламных щитах были исключительно белорусские лица. Но, с другой стороны, я только «за». У нас действительно очень много красивых женщин и есть хорошие модели, но работы для них очень мало: модели в нашей стране не востребованы. Я полностью согласна с президентом: наши девушки могут рекламировать белорусские товары, это может быть эстетично и созвучно национальной культуре.

- После того как президент озвучил свое требование, могилевские предприятия начали обращаться к вам с заказами?

- Слова президента сыграли большую роль. К нам, например, обратились текстильщики из ОАО «Могатекс»: на своих календарях и рекламных щитах они захотели увидеть девушек Legion models. Сделала предложение еще одна компания, занимающаяся выпуском нижнего белья.

- Вы рассчитываете на то, что число подобных заказов возрастет?

- Конечно, хотелось бы, чтобы как можно больше белорусских предприятий было заинтересовано в рекламе своей продукции - сегодня об этом можно только мечтать. Но утверждать с уверенностью, что так будет, я не могу. У многих предприятий нет денег, чтобы подготовить солидные рекламные материалы. Хотя цены на услуги модели в Беларуси очень низкие. Вообще на нашем модельном рынке нет стабильных расценок. А мне как руководителю агентства очень хотелось бы, чтобы были установлены цены за съемку в рекламном ролике, буклете и т.д.

- А как вы формируете свои цены сегодня?

- Иногда ориентируемся на минские агентства, иногда устанавливаем совместно с заказчиками. Но дело в том, что у нас очень мало было таких работ - одна-две...

- О том, что модельные агентства предоставляют услуги совсем другого рода, говорит не только президент, но и некоторые ваши коллеги. Например, Саша Варламов в недавнем интервью газете «Салiдарнасць» заявил, что «к сожалению, модельные агентства страны могут предоставить фестивалю «Мельница моды», организацией которого я занимаюсь, только проституток». Насколько это явление закономерно?

- Я не совсем согласна с Сашей Варламовым, потому что многих руководителей модельных агентств знаю лично. Нельзя представлять белорусский модельный бизнес как проституцию. С таким же успехом можно говорить о ней и в других сферах. Но с уверенностью еще раз могу повторить, что для модели в Беларуси работы нет. И, слава богу, что Варламов создал фестиваль «Мельница моды». Мои девочки работали на «Мельнице» и были безумно счастливы, что у них появилась редкая возможность выйти на подиум. И поэтому каждый год мы с таким нетерпением ждем весны! А потом пройдет фестиваль, и опять на 12 месяцев модели остаются без работы. Ведь фестивалей моды в стране больше не проводится! Так мы сидим и ждем следующей весны...

- После заявлений главы государства последует ряд мер, направленных на ужесточение контроля за модельным бизнесом?

- Лично я не чувствую за собой никакой вины, у нашей школы моделей не было никаких скандальных историй, когда девушка якобы уезжает за границу, а потом попадает неизвестно куда. Если девушка занимается у меня, я тщательно все проверяю: куда она едет и зачем. Если выйдут какие-то указы, то мы, безусловно, должны их выполнять. Если государство считает, что мы, модельные агентства, нужны ему, то должны быть соответствующие нормативные акты, чтобы мы могли их выполнять, ничего не боясь, не чувствуя за собой вины. За десять лет работы мне еще не довелось держать в руках бумагу, где было бы написано, как должно и как не должно работать модельное агентство. Этим пока никто не занимался, но, может быть, после прозвучавших заявлений выйдут какие-то нормативные акты. Я - за игру по правилам.

- А сегодня вашу деятельность часто проверяют?

- В тех условиях, в которых мы сегодня вынуждены работать, живя в небольшом городе, нет смысла открывать модельное агентство как таковое: очень мало работы. И поэтому Legion models функционирует как школа моделей. У нас есть и хореография, и дефиле, и исправление осанки. Очень много девчонок приходит не для того, чтобы стать моделью, а просто научиться красиво двигаться, приобрести уверенность в себе. А чтобы всех обеспечить модельной работой, об этом не может быть даже речи. Хотя они смотрят fashion-каналы, где по подиуму ходят холеные роскошные модели. Конечно, им тоже очень хочется быть красивыми, быть олицетворением моды...

Вспоминаю, с какой гордостью в 1985г. демонстрировала коллекции Белорусского центра моды в Париже и в Барселоне. Как страшно гордилась тем, что из Советского Союза. К нам подбегали восхищенные французы и спрашивали: «Вы откуда? Из Америки?» Поэтому сегодня очень хорошо представляю, чем должно заниматься модельное агентство. Без сомнения, мы должны рекламировать нашу продукцию, ведь у нас очень много предприятий, которые шьют великолепную одежду. В прошлом году мы сделали прекрасный показ у Славы Зайцева. Он был в восторге от наших промышленных коллекций и признавался, что не ожидал от Беларуси такого уровня. Если бы такие показы организовывались по всей Европе, мы смогли бы прославить нашу страну.

Второе направление деятельности модельного агентства связано с развитием рынка глянцевых журналов и с повышением уровня печатной продукции, чтобы буклеты, проспекты не стыдно было показать зарубежным компаниям. Так я вижу работу агентства, мечтаю, чтобы так работать. А пока... Пока мы живем, как все. Выживаем, насколько возможно. Как мне кажется, работа модели сегодня должна достойно оплачиваться, чтобы можно было позволить эксклюзивные съемки, одежду... А не так, как сегодня, когда мы приносим из дому какую-то одежду, что-то придумываем...

Ведь по большому счету, у нас все есть - предприятия, которые шьют великолепную одежду, трикотаж и белье, есть много дизайнеров, делающих очень интересные коллекции, есть очень красивые девушки. Когда-то Белорусский центр моды каждый год принимал участие в международных ярмарках. Может, просто нет заинтересованности государства в том, чтобы наши коллекции показывались за границей? Но жизнь идет, и я верю в то, что для модельного бизнеса настанут другие времена.

СПРАВКА «БГ». Маргарита Саенко родилась в Мурманске. Окончила Белгосуниверситет культуры, отделение хореографии. С 1982г. по 1999г. работала моделью в Могилевском театре моды, представляла коллекции Белорусского центра моды в Испании, Франции, Болгарии, Польше. Сегодня - руководитель школы моделей Legion models.

Ирина АЛЬХОВКА: «ПРИБЫЛЬ ОТ ТОРГОВЛИ БЕЛОРУССКИМИ ГРАЖДАНАМИ - ОКОЛО $11 МЛН. В ГОД»

- Выделяется ли Беларусь среди других бывших советских республик по количеству граждан, попавших в рабство, или эта проблема актуальна для многих государств?


- Это беда всех стран постсоветского пространства с экономикой переходного типа. Наши соотечественники стремятся получить работу в богатых государствах. Но у республики нет договоров со странами ЕС, куда в первую очередь рвутся белорусы. С Кыргызстаном, скажем, такое соглашение подписано, хотя устроиться туда желают не многие. В европейских странах спрос на труд мигрантов есть, а возможностей выезда туда нет. В таких условиях роль организованной преступности возрастает.

- Что толкает наших сограждан к поездке на заработки в незнакомые места?

- Низкие зарплаты, переходная экономика и незнание законов. Наши грамотные, образованные люди часто не берут на себя труд дочитать все документы до конца при обращении в фирму. Логика многих выглядит следующим образом: предприятие работает, значит, ему можно доверять. И если менеджеры говорят о наличии у них лицензии, им верят на слово, не требуя показать документ. Одной женщине, которая намеревалась поехать на полгода в США беби-ситтером, подготовили контракт на зарплату $600. Но за какой период - не указали. Думай, как хочешь: за неделю положены эти деньги, за месяц или за полгода. Понятно, что в последнем случае женщина попадала в серьезную ситуацию, когда не окупилась бы даже поездка, не то что проживание в чужой стране.

- Торговля людьми - весьма прибыльный бизнес?

- Она стоит на третьем месте после торговли оружием и наркотиками. По данным Европола, ежегодный доход всех преступных организаций в этой сфере - $19 млрд. По сведениям наших правоохранительных органов, прибыль от торговли белорусскими гражданами составляет около $11 млн. в год. Не исключено, что размер дохода может оказаться еще выше, ведь наркотики или оружие можно продать один раз, а услуги раба - многократно, главное, чтобы он мог работать.

- Каков портрет нашего соотечественника, попавшего в рабство?

- Почти половину звонков с просьбой о помощи или консультации на горячую линию «Ла Страда» мы принимаем от женщин в возрасте 21-30 лет. Это молодые, целеустремленные люди, готовые к риску. Следующая категория - женщины после 30 лет, вынужденные заботиться о маленьких детях и старых родителях. Учителя ищут работу на летние каникулы. Мужчин, как правило, приглашают трудиться в Россию на выгодных условиях, однако реальность предложениям не соответствует.

- Если на поиск работы за рубежом толкают низкие зарплаты и неуверенность в будущем, можно ли предположить, что рабами обычно становятся люди без образования?

- Нет. По европейской статистике, женщины постсоветского пространства - наиболее образованная категория пострадавших. Среди них - учителя, медработники, инженеры. Они уязвимы на рынке труда. Кто, например, захочет брать на работу женщину после декретного отпуска? Тут и задумаешься о дальней поездке. Много стереотипов о заграничной жизни созданы в нашем сознании такими сериалами, как «Санта-Барбара». Мало кто думает, что прежде чем занять свое место в определенном обществе, нужно около года искать работу. Необходимо образование, договоренность с работодателем, знание языка.

- Какие вакансии представляют наибольшую потенциальную опасность для желающих получить работу за рубежом?

- Многие. Сначала узнайте, есть ли за границей спрос на вашу специальность. На что может рассчитывать 18-летняя девушка, которая откликнулась на объявление: «Приглашаем нянечку для маленького ребенка, просьба выслать фото в купальнике»? Если вам предлагают заработать 2 тыс. евро в Чехии или 1,5 тыс. евро в Польше, надо знать горькую правду: местные жители и сами счастливы столько получать.

- С каким вопросами по горячей линии «Ла Страда» наиболее часто обращаются наши сограждане?

- Одна женщина просила найти информацию о жизни в Мали. Мы сообщили, что эта страна занимает едва ли не последнюю строчку рейтинга ООН, там высокая детская смертность, дефицит питьевой воды. Но супруг женщины, от которого у нее двое детей, ничего об этом не говорил! Попав в тяжелую ситуацию в чужой стране, у нас просят телефоны белорусского посольства или МИДа. Трудно поверить, что один человек три дня ночевал на скамейке в Польше, потеряв вещи, и даже не вспомнил о своем посольстве!

- Сколько граждан Беларуси, уехавших на заграничные заработки, не вернулись домой?

- За три года зафиксировано более 80 обращений о поиске пропавших. Но это только те, кто выехал с целью заработка. На мой взгляд, жертв тысячи, выехавших - десятки тысяч. По легальным контрактам в год уезжают около 5 тыс. человек. А сколько ищут работу напрямую и выпадают из официальной статистики…

- Какие методы привлечения на работу в другую страну известны в настоящее время?

- Часто приглашают в Россию – продавцами в магазины, на стройки и даже, представьте себе, в секс-индустрию. Но когда женщин открыто вербуют для работы в секс-бизнесе, они не перестают быть жертвами. По конвенции ООН, согласие работника на запланированную эксплуатацию не принимается во внимание, если при найме использованы обман, принуждение, мошенничество, подкуп. Если женщина не имеет права выбирать клиента и получать деньги - она жертва эксплуатации.

- Сколько времени требуется на реабилитацию после рабства?

- По оценкам психологов - до двух лет. По нашему опыту не хватит и пяти лет, чтобы забыть переживания.

- Коль о проблеме заговорил глава государства, можно ожидать, что в скором времени наши ведомства установят жесткий контроль за заграничными поездками и трудоустройством. А какие методы по борьбе с работорговлей предложили бы вы?

- Если будем только контролировать, придется бороться с последствиями. Нужен комплексный подход. Надо не только запрещать, но и работать на упреждение. Необходимы меры по превентивной деятельности, требуется помощь пострадавшим, оказанием которой занимались бы и госучреждения. Милиционеры часто обвиняют секс-рабынь в том, что после возвращения в страну они вскоре вновь уезжают в знакомый публичный дом. Но почему? Девушки покидали страну бедными и здоровыми, а приехали бедными и больными. Что им делать? Все хотят добра и благополучия близким, и это их право. Почему же мы обвиняем тех, кто хочет жить лучше? Легко рассуждать, как плоха проститутка, когда ни разу не видел жертву сексуальной эксплуатации.

- Если понятны причины, толкающие на риск за границей, может ли государство заинтересовать своих граждан оставаться дома?

- У человека должен быть выбор. Это прекрасно – изучать языки и ездить по разным странам. Но любое решение надо принимать с открытыми глазами. Это наш лозунг. Приняв его, человек значительно сокращает риск стать жертвой работорговли.

СПРАВКА «БГ». Ирина Альховка родилась в Могилевской области. В 1996г. окончила отделение социологии философско-экономического факультета БГУ. Основатель и председатель общественного объединения «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин», национальный координатор программы «Ла Страда». За три года работы «Ла Страда» приняла более 7 тыс. телефонных звонков от жертв секс-трафика, оказала помощь 128 женщинам. Номер «горячей линии» «Ла Страда» - 8-801-100-8-801.
Добавить комментарий
Проверочный код