Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (472) 31 января 2005 г. Тема недели

УЛЬТИМАТОМ

31.01.2005
Виктор МАРТИНОВИЧ

Проект строительства в Беларуси собственной АЭС, о тайном утверждении которого заявил 24 января экс-депутат Владимир Парфенович, можно рассматривать с разных точек зрения: экономической, энергетической, экологической. Но интереснее всего этот проект выглядит в политической плоскости, поскольку вбирает в себя решительно все черты белорусской внешней политики. Ведь «атомное» решение проблемы нашей «энергетической безопасности» моментально поднимет на уши всех соседей, а также ЕС и Америку, традиционно нервно реагирующую на любые ядерные программы в странах неразвитой демократии. Но самое главное: России придется долго и тяжело оправдываться за союзницу перед всем миром. Не проще ли продавать нам газ подешевле?

Вся эта история - с внезапным возникновением темы «мирного атома», постепенным нагнетанием этой темы, озарением экс-депутата, опровержением учеными озарения экс-депутата - меньше всего напоминает цепь нечаянных оговорок. С того самого момента, как 21 января президент внезапно подверг критике сотрудничество Беларуси с МАГАТЭ - организацией, примечательной двумя вещами: тем, что до 21 января у нас с ней никаких проблем не было, и тем, что она контролирует ядерные программы и следит за нераспространением ядерного оружия.

А на заседании Совбеза Лукашенко высказался по двум основным направлениям: о целесообразности поиска новых источников энергии и подписания Беларусью дополнительного протокола к соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий в связи с Договором о нераспространении ядерного оружия.

Касаясь проблемы энергоресурсов, Лукашенко заявил, что она приобретает политический характер: «Когда газовый вентиль становится рычагом политического давления, это является серьезнейшей угрозой для безопасности и независимости нашего государства, как и любого другого».

Кроме того, президент прошелся по слабым сторонам природного газа. Главная его слабость - «нестабильность взаимоотношений с монополистом - «Газ-промом», вызванная политическими причинами».

Далее президент перешел к дополнительному протоколу МАГАТЭ и заявил, что опасается, как бы его ратификация не привела к утечке «научной, проектной и другой информации, связанной с ядерными разработками и технологиями в Беларуси». Так Лукашенко навел всех внимательных слушателей на мысль, что у Беларуси есть собственные ядерные разработки и технологии.

24 января на сайте БелТА появилась заметка о том, что в Беларуси создается «уникальный комплекс для экспериментов в области ядерной физики». В тот же день Парфенович заявил о создании Антиядерного фронта (см. материал на стр. 13). 25 января об атомной энергетике говорил на пресс-конференции заместитель председателя президиума НАН Петр Витязь. Академик, в частности, заявил о том, что «ученые Беларуси продолжают искать площадку для строительства атомной электростанции».

Призрак АЭС замаячил еще через три дня, 28 января, на этот раз в ходе вручения докторских дипломов научным работникам, когда Лукашенко вновь заговорил о необходимости обеспечить энергетическую безопасность Беларуси. Президент подчеркнул, что наука должна способствовать «уходу от колоссальной зависимости по энергоносителям», предложить «новые, экономически выгодные технологии».

В общем, у всех должно было появиться ощущение, что Беларусь твердо решила строить собственную АЭС. Причем ее намерение избавиться от зависимости по газу настолько сильно, что она еще может установить реактор прямо в недостроенном корпусе Национальной библиотеки, чтобы сократить время, требуемое на возведение стен новой электростанции.

Зазвучали комментарии экспертов, называющих строительство АЭС весьма вероятным. Один из аналитиков высказал мнение, что возведение станции может стать новым суперпроектом белорусской власти, т.к. после открытия 1 сентября 2005г. Национальной библиотеки амбициозных планов в резерве не останется.

Строительство АЭС - действительно проект осуществимый. И его дороговизна выглядит пугающе лишь на первый взгляд, ведь сопоставимые средства ежегодно идут из бюджета на закупку энергоносителей. Но вот будет ли власть в действительности реализовывать этот амбициозный проект? Сильно сомневаемся.

Во-первых, даже в той до неузнаваемости искаженной Беларуси, которая предстает перед нами с экранов телевидения, невозможно себе представить толпы улыбающихся граждан, в порыве экстатического восторга перечисляющих средства на строительство АЭС. В конце концов, у любой пропаганды есть пределы, и убедить жителей республики, так пострадавшей от аварии в Чернобыле, в целесообразности строительства новой станции невозможно никакими ухищрениями. Даже распаляя ненависть к России и ее газовому вентилю.

Во-вторых, строительство атомной станции - дело настолько затяжное, что его плодами в краткосрочной политической перспективе не воспользуешься. Стоит ли мобилизовывать все имеющиеся ресурсы, чтобы дивиденды с АЭС снимал потом кто-нибудь другой, молодой и дерзкий и, кстати, еще непонятно каким путем пришедший к власти. Так что на ниве суперпроектов можно ограничиться ледовыми дворцами вместимостью до 15 тыс. посетителей.

В-третьих, Россия, которая только и может рассматриваться как потенциальный подрядчик строительства АЭС, за последние 18 лет у себя ввела в эксплуатацию лишь три ядерных блока.

В-четвертых, начало Беларусью собственной атомной программы вызовет во всем мире такую реакцию, по сравнению с которой доклад Пургуридеса покажется цветочками. Особенно если наш президент будет продолжать сомневаться в необходимости ратификации протоколов к соглашениям с МАГАТЭ. Одни подозрения США в том, что завод возле города Натанц «практически готов производить обогащенный уран», поставили Иран под угрозу военного вторжения.

В-пятых, проявляя норов в общении с МАГАТЭ, мы поставим Россию в еще более неловкое положение, чем в ситуации вокруг АЭС «Бушер», построенной россиянами в Иране. Когда Иран отказался подписывать протокол, усиливающий контроль МАГАТЭ за возвратом в Россию отработанного ядерного топлива, уговаривать иранцев пришлось МИД РФ. Маловероятно, чтобы россияне хотели повторить эти приключения уже с белорусами. А без одобрения российского правительства никто в Беларуси АЭС строить не станет.

В чем же корни истерии вокруг мирного атома? Беларусь подписала контракт с «Газпромом» на поставку газа в 2005г. по прежней цене - $46 за 1 тыс. куб. м. Однако в связи с введением принципа исчисления НДС по стране назначения с 1 января российский газ для внутренних потребителей стал на 18% дороже, а на официальном уровне возобновились разговоры о росте тарифов на тепло и свет с 1 февраля. С этим надо было что-то делать.

Естественно, ни о каком полном уходе от энергетической зависимости речь не шла. Ведь в случае возведения АЭС мы попали бы под зависимость от российского урана. Причем еще неизвестно, что хуже: ведь даже находящаяся в ЕС Литва вынуждена покупать ядерное топливо для Игналины у РФ.

Таким образом, рычаги давления на режим у Кремля остались бы. Просто из-за нашего перехода на «мирный атом» «Газпром» потерял бы весьма ощутимые деньги. Внушение этой мысли - о потерях «Газпрома» в случае, если Лукашенко потеряет терпение и даст отмашку на строительство АЭС - и есть основной смысл разговоров о белорусской ядерной программе. Теперь российский монополист просто обязан подвинуться в цене и больше никогда не давить на белорусского лидера газовым вентилем.
Добавить комментарий
Проверочный код