Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№4 (472) 31 января 2005 г. Радости жизни

«ЕВРОВИДЕНИЕ-2005»: В БОЙ ИДУТ ОДНИ ЧУДАКИ

31.01.2005
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

№ 4 [472] от 31.01.05 - В январские дни часто хочется вспомнить о том, какой безумно интересной и манящей казалась многим перспектива «Евровидения» два года назад, когда Беларусь только заявила о своем будущем участии в конкурсе. И затем сравнить ностальгические воспоминания с ощущением жалости и ненужности шума вокруг «Евровидения-2005», царящим в уме любого здравомыслящего гражданина нашей страны сейчас.

КОНТЕКСТЫ И ПОДТЕКСТЫ

Если задаться вопросом, что же произошло за это время, ответ безальтернативен: все. Все, что только могло подорвать доверие и интерес к выборам белорусского представителя на «Евровидение», уже случилось. Зрители не верят в него, потому что увидели: их мнение, как это слишком часто бывает в нашей стране, спрашивают для галочки и создания впечатления «всенародного выбора».

Артисты не верят в затею еще и потому, что от проигравших, как от прокаженных, у нас шарахаются даже виноватые в этом проигрыше госструктуры. Вчера вас показывали по всем каналам и планировали следом отправить в турне по стране, а сегодня в лучшем случае подадут руку при встрече. В итоге риск загубить карьеру слишком велик, а вероятность выйти на новые уровни мала, поскольку сопровождающие госчиновники, как и в добрые советские времена, становятся глухим барьером на пути установления связей на месте.

После Русланы всем понятно, что случайно «Евровидение» не выигрывают: для этого надо головой думать, а не задумчиво чесать ее, деньги вкладывать, а не «осваивать согласно плану», работать, а не держаться за кресло. Увы, из банального желания выжить многие нынешние члены уважаемого жюри в кулуарах говорят одно, на публике - другое, а думают - и вовсе третье.

Как человек в подобной нездоровой психологической ситуации может принять адекватное «Евровидению» решение? А ведь еще есть и подковерные интриги, погрузившись в которые, вряд ли можно уследить за последними музыкальными тенденциями в Европе, тем более, если собственное творчество на протяжении долгого времени было призвано соответствовать скорее требованиям Минкульта, чем времени.

В БОЙ ИДУТ ОДНИ ЧУДАКИ

Вот и получается, что, когда грезы рассеиваются, в бой идут не лучшие, а те, кому терять нечего. Отборочный тур нынешнего года это подтвердил с лихвой. Первые признаки изменения погоды были заметны еще после оглашения списка тех, чьи заявки были приняты к рассмотрению: стало очевидно, что общее количество претендентов и число известных имен среди них заметно ниже. И это при том, что, по слухам, некоторые заявки были приняты уже после установленного срока.

Забавные вещи происходили и далее. Вместо 21 ноября, как было заявлено изначально, жюри объявило имена прошедших во второй тур лишь четырьмя неделями позже, в последний момент перед ТВ-записью выступлений. Вряд ли это было связано с большой конкуренцией: вместо 15 исполнителей во второй тур были отобраны лишь 13.

Но смешнее всего то, что после столь тщательного рассмотрения вопроса и официального объявления результатов жюри «решилось» добавить в список еще одну участницу полуфинала - Жанет. Причем, вероятно, не без подсказки сверху.

Апофеозом стал показ по телевидению выступления 14 счастливчиков во втором туре, который в лучшем случае был достоин уровня смотра художественной самодеятельности в каком-нибудь райцентре.

Пристойнее других смотрелись Гюнешь Абасова и не раскрывшая всего своего потенциала группа «Новый Иерусалим», относительно неплохи песни Коррианы и даже Александры Гайдук. Но, разумеется, среди победителей их не было.

ЕВРОТРОИЦА

Доверять ли словам высоких чинов о прозрачности и доступности голосования? Неизвестно, телефоны все равно были заняты. Лучше опираться на здравый смысл: если недавняя «Песня года Беларуси» доказала хотя бы относительную честность телефонного голосования благодаря предсказуемой победе Сереги, то в тройку «евровизионных» кандидатов верится с трудом.

Наиболее проходимой была кандидатура Анжелики Агурбаш. Несмотря на безвкусицу и слабость песни «Boys And Girls», отсутствие значительных успехов в последние годы, она продолжает оставаться звездой для достаточно большой части населения Беларуси. Пару лет назад во время презентации ее «прощального» альбома даже наблюдалась продолжительная давка простого люда на автограф-сессии Анжелики. Разумеется, преобладали слезливые бабули, но для телефонного голосования это могло быть «самое то».

Полина Смолова («Smile») и Наталья Тамело («My Love Is Sweet Poison»), мягко говоря, никакой популярностью не пользуются, а их песни ничем не лучше композиции бывшей мисс Ялинской. И если первая теоретически действительно могла понравиться народу своей песенкой а-ля лишившаяся слуха ABBA, то у последней шансов было гораздо меньше.

К тому же, с точки зрения логики, вряд ли могли оказаться в одной тройке две самые схожие композиции из всего отборочного тура (это про «Boys And Girls» и «My Love Is Sweet Poison»). Не вызывает доверия и то, что при наличии достойных независимых исполнителей, в тройку вошли лишь те, кто работает в госорганизациях либо осуществляет с ними совместные проекты.

Беда не в этом. Даже если не сыграли роли ни деньги и связи Агурбаш, ни работа Тамело в оркестре председателя жюри Финберга или Смоловой в Театре эстрады члена жюри Раинчика, и все это действительно честный результат, при любом выборе из тройки на «Евровидении 2005» нам ничего не светит.

Может быть, именно это, а не подковерные игры, погрузило членов жюри в глубокую задумчивость. 27 января уже позади, а имя представителя Беларуси все еще не названо. Хотя именно шансы Агурбаш, исходя из здравого смысла и ее финансовых возможностей по доводке проекта и его раскрутке, остаются предпочтительными.
Добавить комментарий
Проверочный код