Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№4 (472) 31 января 2005 г. Радости жизни

РОСТИСЛАВ ЯНКОВСКИЙ: «Я ВСЁ ВРЕМЯ ИГРАЛ. И ДОИГРАЛСЯ…»

31.01.2005
Татьяна КАРЮХИНА

№ 4 [472] от 31.01.05 - Он величественно критикует мои вкусы, говорит, что восхищаться надо бы не им, а красавчиком Александром Домогаровым. Среди многих «не мужчин и не женщин, а только лишь материалов в руках режиссера», как определял актеров Мольер, он другой - мыслящий, обаятельный, красивый (несмотря на солидный возраст) мужчина, джентльмен кино и рыцарь Мельпомены. 5 февраля народному артисту СССР, президенту кинофестиваля «Лiстапад» Ростиславу Янковскому исполняется 75 лет. Накануне корреспондент «Белорусской газеты» пообщалась с именинником.

- Ростислав Иванович, день рождения - грустный праздник?

- Почему же грустный? Человек родился! Родился с надеждой. Вон у меня висит фотография: я с мамой, повернулся и вытаращенными глазами смотрю на мир. Наверное, у этого человечка уже была какая-то надежда на что-то новое, интересное. Каждый человек думает, что того, что у него есть, недостаточно. Что счастье где-то впереди, а это, сегодняшнее, и не счастье вовсе, просто так и должно быть. Это надежда. И я ею живу. Поэтому и юбилейный вечер мой называется «Живу и надеюсь». Рождение человека, жизнь - это прекрасно. За это стоит бороться. Постоянно!

- А как вы боретесь?

- Работаю! Работаю в семье, чтобы была отдача, взаимопонимание и любовь. Сначала трудно, но, если любишь, все можно преодолеть. Нам с женой Ниной тоже поначалу было нелегко, жили бедно. Иногда Нина собирала абрикосы, которые упали с деревьев, а когда мимо проходила хозяйка нашего домика, жена говорила: «Ой, какие сегодня дешевые абрикосы на базаре». Так и жили: иногда было густо, иногда - пусто... Ходили в кино (а до кинотеатра нужно было идти по железнодорожным линиям). Я брал сына Игорешку на плечи, мы шли и пели. А вернувшись, перекусывали и любили друг друга. Это было очень хорошо: была любовь, желание необыкновенное.

Потом с привычкой пришел другой период, началась другая работа. Нина стала потрясающей хозяйкой, гениальной! Как она готовит! Вот уж бог дал талант и желание это делать. Желание - это очень важно.

- Какие у вас сегодня желания?

- О, их немало. Есть дети, есть внуки. Есть искусство, есть вкусная пища, есть страны, в которых еще не бывал. Есть встречи: на Рождество и мы с женой Ниной, и Олег с Людой, и Эвелин, жена Игоря, и внучка Анна-Мария, и Денис, мой дорогой внук, - все собираемся у Игоря. Иногда приезжает Вова - мой младший сын… Интересов еще много: новые книги, фильмы...

- Вы по-прежнему ходите с семьей в кино?

- Конечно. Особенно когда идет очень интересная картина, когда есть dolby-звук. Я вообще считаю, что кино нужно смотреть только на широком экране. Когда смотришь кассету, это информационный просмотр: что-то мелькает, сюжет улавливаешь - и только. Но все нюансы, все полутона, операторскую работу, разработку кадров можно оценить лишь на широком экране. Помню, как мы с Ниной смотрели «Спасение рядового Райана»: на нас буквально опрокинулись люди с криками, мы с женой чуть не сползли со стула (смеется). Это же все настолько эмоционально!

Кроме кино есть и другие вещи, которые меня занимают. Дача, например. Когда много зелени, много цветов, когда хорошая погода, так радостно просыпаться утром! А ночью как приятно выйти посмотреть на небо: оно все в звездах и нависает над тобой. В моем доме есть добро, тепло. Есть человек, который тебя ждет. Это самое большое счастье.

- В числе своих желаний вы назвали вкусную еду. Вы умеете готовить?

- Нет, я умею хорошо есть. Нина моя так и говорит: «Славка, тебя кормить - одно удовольствие». Есть люди, которые жуют, как роботы: лица ничего не выражают. Я им удивляюсь. Ведь это же чувства: осязание, вкус, обоняние! А он жует и жует. И в глазах никакой радости. Подумайте только, грузинская еда: чахохбили, лобио, сациви, хачапури, хорошее красное вино, много зелени. Или русская кухня: высокие и большие пироги с капустой или с мясом (я сам больше с капустой люблю), грибочки чудные, водочка холодная, уха, расстегаи… Это отнюдь не «обжираловка», это одно из наслаждений. Есть люди бедные, воспитанные на столовках да ресторанах, но мне рестораны не нравятся, мне невкусно там, неуютно.

К тому же, в моем возрасте не часто ходишь в рестораны. Уже начинаются болячки, ты чувствуешь, что ноги стали тяжелые: надо растормошить себя, зарядку сделать, отжаться…

- А сколько вы отжимаетесь?

- По 16 раз каждый день. Раз 20 приседаю на одну ногу, столько же на другую.

- Вы трепетно относитесь к своему здоровью, но тем не менее два года назад сбежали из реанимации на гастроли. Получается, что театр важнее здоровья?

- Во-первых, я не трепетно, а нормально отношусь к своему здоровью. Оно мне нужно, чтобы получать удовольствие от солнца, от работы. Я не трясусь над своим здоровьем, я за ним слежу. Раньше теннисом и боксом занимался, бегал с женой по 5 км в день, дружил со спортсменами (даже с большим удовольствием, чем с актерами), потому что молодым себя чувствовал среди них.

А во-вторых, театр тогда действительно был важнее. Это же не шутка - гастроли в Москве. Это событие, выезжает вся труппа. Я понимал, что если не поеду, то сорву гастроли. Мы проконсультировались с врачом, она посмотрела и сказала: «Пускай едет, а то он так переживает, что у него будет приступ».

И вы знаете, это был такой допинг: эти спектакли, полные залы. Это был успех! Посмотреть на нас пришел и Хейфец, ставивший «Перед заходом солнца» в Малом театре, и Рубинчик, и Кац, и Андреев, режиссер Ермоловского теарта, и Голубкина, и мой Игорь, и Олег… Ну как этого всего можно было лишиться?

- В отличие от простых смертных люди искусства в день рождения устраивают бенефисы. Насколько важно в этот день стоять на сцене?

- Важно! Мне вообще важно чаще быть на сцене. Раньше я мог играть 33 спектакля в месяц. Сейчас я играю не более пяти-шести.

- Чего вы ждете к юбилею от родных?

- Как чего? Радости, встреч: они все приедут - и дети, и братья, и внуки. А больше ничего.

- Вы помните, чего вы ждали на день рождения в детстве, о чем просили маму и бабушку?

- В те голодные годы детство было скромное. Я спрашивал у бабушки: «А можно сегодня покушать». Может, я и ждал чего-то, но чего? Какого подарка? Не помню. Хорошо помню, как в Новый 1935г. разрешили елки. Мама ухитрилась через работу достать елочку, и мы клеили разные игрушки, а бабушка одевалась Дедом Морозом. Это был большой праздник, почти как день рождения (возможно, это и был день рождения новой жизни). Наш дальний родственник дядя Коля сказал: «Ой, у вас Дед Мороз плох, маленький. Знаешь, я принесу тебе нашего Деда Мороза». И он принес большого Деда Мороза. Тоже самодельного: другим игрушкам взяться было неоткуда.

А еще я помню игрушки. Наша семья жила тогда в деревне Монастырское. И на чердаке одного дома мы, мальчишки, обнаружили (прямо как в сказке!) целый сундучок игрушек и журналов «Нива» с картинками. Эти игрушки! Ах, боже мой: и солдатики, и кукла, и мячик, и пистолет, из-за которого я так плакал, потому что другой мальчишка забрал его. Я до сих пор безумно люблю игрушки.

- И покупаете до сих пор?

- Какие-то - да. Володя мой покупает: у него много солдатиков разных. Когда мы были в Париже и ходили в Версаль, наш гид предложила: «Ростислав Иванович, вы же Людовика XIV играли, вот он, можете купить». Но фигурку Людовика я не стал покупать, а вот туфельку его, бархатную с золотом, купил. И Д’Артаньяна купил. А из Италии, помню, привез гномов - смешные такие, пищат, а Вовке - патронтаж и ковбойский кольт.

Сейчас я иногда заглядываю в «Дом игрушки» в Москве. И хотя я независтливый человек, испытываю какую-то грусть: такие игрушки невероятные, а я же ничего этого не видел… Я же так долго просил у мамы купить мне куклу: мы ходили в «Театр тети Кати» - театр марионеток, и мне тоже хотелось свой театр марионеток. Конечно, свою куклу я тут же изуродовал, пририсовал ей очки, но как играл с ней… Я все время играл. И вот доигрался (смеется).

- Однажды вы назвали «Лiстапад» дорогой игрушкой…

- Да, его часто называют «игрушкой Янковского». Но это не игрушка. Этот фестиваль стал моей потребностью, моим существом. Я понимаю, что такое «Лiстапад». Конечно, он не может быть фестивалем класса «А», потому что нужен рынок, необходимы бешеные деньги: за актеров и картины нужно платить. Но, слава богу, сегодня в нем уже участвуют 22 страны, и минчане имеют возможность смотреть хорошие фильмы.

- Чего вы не хотите: от жизни, от поклонников, от театра, от телевидения?

- От телевидения не хочу пошлятины. Хочу, чтобы было больше разнообразных каналов, хочу слушать хорошую музыку: рок, инструментальную музыку, французский шансон, Паваротти, Каррераса и Доминго, The Beatles. Я не люблю эти новые «старые песни о главном», плохих исполнителей, стареющих подтянутых-переподтянутых звезд. Я хочу смотреть хорошие передачи. Я даже не против хороших сериалов. Ведь сериал - это психотерапия нации. Не смейтесь: бразильский сериал, даже тот же «Клон» - хороший сериал. Потому что у них не «пиф-паф», а семья, любовь, измены, трагедии, страсти, которые они неплохо играют.
Добавить комментарий
Проверочный код