Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№2 (470) 17 января 2005 г. События. Оценки

«ЖУРАВКОВА ПОНЯЛА: ТОЛЬКО ОТ НЕЁ ЗАВИСИТ, ОКАЖУТСЯ ЛИ НА СВОБОДЕ МУЖ И СЫН»

17.01.2005
№ 2 [470] от 17.01.05 - Выступая в суде, адвокат Журавковой Олег Дубовец подробно изложил причины, по которым его подзащитная должна быть оправдана. Ниже публикуется речь защитника с небольшими сокращениями.

- Выступая в прениях, прокурор затронул слово «коррупция». Таким словом прикрываются ошибки. Именно понятием «коррупция» и прикрылось следствие, направляя это дело в суд. Уголовное дело возбуждено еще и для того, чтобы вскрыть факт коррупции в семье Журавковых.

В одни сутки были задержаны отец, сын и мать. Журавкова и ее сын даже находились в одном СИЗО, через стенку друг от друга. Журавкова поняла: только от нее зависит, окажутся ли на свободе муж и сын. Можно понять, почему ее показания на предварительном следствии очень противоречивы относительно друг друга (первоначально обвиняемая дала в КГБ признательные показания. - Е.А.). Являясь заложницей этой ситуации, Журавкова соглашалась со следствием, а следствие ей неоднократно предлагало компенсировать то $360 тыс., то $500 тыс., то $1,8 млн. Она на все соглашалась, находясь в СИЗО, - для того, чтобы как-то помочь вытянуть своего мужа. Я видел свою подзащитную в СИЗО, я видел ее безысходность, что она не может помочь своим мужу и сыну (...)

Передавая дело в суд, следствие основывалось лишь на одном доказательстве - это показания обвиняемого Матусевича. Исходя из хронологии получения данных доказательств, с августа по сентябрь 2003г., ни Матусевич, ни Мурашко не давали никаких показаний, чтобы изобличить мою подзащитную Журавкову. Только спустя время Матусевич пишет заявление следователю и заявление председателю КГБ Ерину с целью дать показания. Он говорил, что Журавковой давал 50% денег, которые хранились на счетах оффшорных компаний. Через три недели такие же показания дает Мурашко. Им изменяют меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест.

Можно оценить и то, как брались показания у жены Матусевича Елены. Ночью, в 23.45, следствие является к ней домой с целью провести осмотр ее квартиры. После этого Елена Матусевич находится в КГБ. В 5 утра в ее отношении выносится постановление о задержании, после чего она дает показания о причастности Журавковой к получению денежных средств от ее мужа Матусевича.

Какой смысл следствию проводить все эти операции ночью, через четыре месяца после того, как Матусевич находится под стражей? Только один - чтобы хоть каким-то образом получить косвенные доказательства, что Журавкова получала деньги. Потому что вся доказательная база следствия строится лишь на показаниях одного человека - Матусевича.

Но даже в ходе судебного следствия показания Матусевича, его жены, Мурашко - противоречивы. Передавая $1,5 млн. (речь идет о деньгах, якобы полученных Журавковой. - Е.А.), невозможно не оставить каких бы то ни было бумаг, свидетельствующих, когда эти деньги передавались. После каких контактов? В каких размерах?

Существует и еще один человек - Мурашко Павел, самая загадочная фигура в деле. Как следует из показаний, он в Минске с августа 2003г. не появляется. Мурашко Павел также дает показания, что он передавал деньги Матусевичу, но не поясняет, в каких размерах, какие суммы были им переданы, за какие сделки и в какое время. Это было бы самое главное, что хоть как-то подкрепляло бы показания Матусевича (...)

Где в деле хоть один платежный документ, который свидетельствует, что было обналичено $1,5 млн.? Каким образом снимались деньги? Как делились? Каким образом отправлялись? Получается, что $1,5 млн. исчезли просто в никуда, а не так, как пишет следствие, «было обналичено и передано Журавковой» (...) Говорить, что Журавкова получала какие-либо деньги, - это бездоказательно (...)

К показаниям Матусевича и Мурашко надо относиться критически - хотя бы для того, чтобы невиновных людей не вовлечь в беду. Журавкова долгое время работала на руководящей работе. Ни разу в ее отношении не было никаких нареканий (...) Я надеюсь, что суд разберется в деле и деньги Журавковой ($1,5 млн., переданные следствию. - Е.А.) будут возвращены. Деньги ею одалживались только для того, чтобы выйти на свободу и помочь мужу и сыну. Я думаю, что, вынося приговор, вы внимательно отнесетесь к тому, что одно лишь голословное утверждение человека о виновности другого человека не может быть положено в основу обвинительного приговора.

Я прошу высокий суд вынести моей подзащитной оправдательный приговор.
Добавить комментарий
Проверочный код