Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№2 (470) 17 января 2005 г. События. Оценки

«ВИНОВАТАЯ Я...» Но только перед президентом

17.01.2005
Елена АНКУДО

Разбирательства по делу сотрудников управделами президента (УДП) РБ и ГП «Белая Русь» в Верховном суде приближаются к концу. На минувшей неделе обвиняемые обратились к суду с последним словом. Готовя приговор, председательствующий по делу, несомненно, вспомнит, как, сдавливая рыдания, экс-управделами Галина Журавкова заявила: единственный человек, перед которым она виновата, это президент Лукашенко.

За «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенном организованной группой либо в особо крупном размере» экс-управделами Галина Журавкова может получить 4 года колонии общего режима. Бывшему гендиректору ГП «Белая Русь» Виктору Осипенко и его подчиненному - начальнику отдела поставок нефти и реализации нефтепродуктов российскому гражданину Сергею Степанову обвинитель просил назначить по 5 лет колонии усиленного режима. Бывшие начальник управления внешнеэкономических связей Юрий Матусевич и замдиректора ГП «Белая Русь» Александр Мурашко могут быть лишены свободы на 4 года усиленного режима. На всех распространяется конфискация имущества и пятилетнее лишение прав занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных должностей.

«ЭТО МОЯ ОШИБКА»

Прокурор предложил назначить обвиняемым сроки «ниже низшего предела», поскольку бывшие высокопоставленные лица «содействовали следствию» и возвратили почти все деньги.

Но и с такой явно мягкой мерой обвиняемые и их адвокаты не согласны. На минувшей неделе экс-управделами отвергла претензии следствия в свой адрес, заметив, что виновата она только перед самим президентом.

СПРАВКА «БГ». Следствие КГБ отыскало доказательства незаконной деятельности обвиняемых при закупке сахара-сырца у иностранных компаний, переработке его и дальнейшей реализации на внутреннем и внешнем рынках; поставке в Беларусь сигарет LD; проведении нефтяных сделок. По подсчетам следствия, общая сумма похищенного у ГП «Белая Русь» - $3.626.547. Большая часть денег получена во время следствия от Журавковой (более $1,5 млн.), Матусевича и Мурашко (по $806 тыс.), после чего обвиняемым была изменена мера пресечения.

Свыше $3,6 млн. - этот откат, который, по версии КГБ, возник в результате разницы между «искусственно завышенными» и реальными ценами на сахар и сигареты и заниженными ценами на нефтепродукты. Якобы с одной тонны сахара-сырца обвиняемые получали от $4 и выше, с одной тонны нефти - $1 плюс 30% прибыли нефтетрейдеров. Их действия квалифицированы ч.4 ст.210: «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями», санкция - от 5 до 12 лет лишения свободы.


По словам Журавковой, она «полностью не согласна с обвинением», т.к. «никаких незаконных действий не совершала». Основной причиной уголовного преследования, по ее мнению, стали показания Мурашко и Матусевича, «заинтересованных, чтобы все свалить на меня (...) Отсидев полгода и увидев доказательство своей вины, они пошли работать со следствием и сказали, что отдавали мне 50% наворованных денег. Этих денег я не брала и никогда их в руках не держала».

Экс-управделами удивилась тому, что следствие не привлекло к ответственности Павла Мурашко, брата обвиняемого. Между тем именно ему принадлежали счета, на которые, по версии следствия, поступал откат, и он же занимался обналичиванием денег. По словам Журавковой, допросив Павла Мурашко, «можно было установить, как снимали деньги с оффшорных счетов, кем, когда, в каком объеме доставлялись они в Беларусь и доставлялись ли вообще». Экс-управделами напомнила суду, что часть отката поступила на счета обвиняемых Мурашко, Матусевича и их супруг: «Это был семейный бизнес. Я не оказывала ему никакой помощи, и поэтому давать деньги мне было не за что».

По мнению Журавковой, «все аргументы обвинение основывало на предположениях». Например, в «непрозрачных пакетах», в которых Матусевич якобы передавал ей часть отката, находились всего только «продукты и цветы». Как следует из последнего слова обвиняемой, повод убрать Журавкову с занимаемой должности - это недовольство неких компаний, названия которых она не уточняла, ее работой. «Занимая такую высокую должность, я коммерческим структурам перешла дорогу… Я виновата только перед одним человеком - это президент. Виновата, что доверила Матусевичу и допустила такую ситуацию. Это моя ошибка, за которую я страдаю, плачу и буду платить всю оставшуюся жизнь».

ПОХИЩАЛИ ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЯЛИ?

Как заметили адвокаты, следствие не представило доказательства хищений на ГП «Белая Русь». По их словам, с госпредприятия «не пропало ни одной копейки», ведь счета оффшоров пополнялись деньгами иностранных компаний. Стремясь «выйти на белорусский рынок», зарубежные бизнесмены делали все возможное, чтобы войти в доверие к местным чиновникам. В результате такого сотрудничества убыточное некогда предприятие стало «архиприбыльным», за что своеобразное вознаграждение получили и чиновники. По словам адвоката Осипенко, его подзащитному «надо было выглядеть авторитетно». По мнению защитника, гендиректор «Белой Руси» считал свою часть отката на $100 тыс. «дружеской помощью», ведь помимо службы он занимался еще и написанием сатирических книг, а потому нуждался в деньгах.

Адвокаты предложили переквалифицировать хищение на «злоупотребление властью или служебными полномочиями». Обвиняемые надеются, что суд снизит меру наказания, предложенную прокурором, ограничившись временем, которое они провели в СИЗО и под домашним арестом. Хотя «мы совершили преступление и должны за него отвечать», Мурашко просил учесть, что «мы с Матусевичем оказали большое содействие следствию, возместили ущерб и искренне раскаиваемся». В свою очередь Матусевич поручился, что «до конца жизни не повторится то, что произошло» - пребывание в СИЗО и домашний арест «свою роль сыграли».

НА ГРАНИ БАНКРОТСТВА

В один день с обвиняемыми выступил представитель гражданского истца - начальник юротдела ГП «Белая Русь». Предприятию причинен ущерб в $3.626.547, однако это далеко не вся сумма, на которую рассчитывает истец. Суду предстоит решить и судьбу денег от реализации вещдоков - 96356,697 т нефтепродуктов, выработанных из нефти, приобретенной за займы трех нефтетрейдеров - TEK Group LLC, TIF Int. S.A.L. и Westintorg Corp. Речь идет о 21.937.402.655 рублей и $13604272,74. После возбуждения уголовного дела следствие наложило арест на нефтепродукты, а гособвинитель, «не учитывая интересы госпредприятия», предложил обратить средства от их продажи в доход государства.

Деньги от продажи в настоящее время перечислены на счет Минфина, хотя истец уверен: в материалах дела собрано достаточно доказательств прав собственности «Белой Руси» на нефтепродукты. Истец пояснил, что невозврат займов приведет к дополнительным убыткам предприятия, т.к. задолженность перед компаниями в $34,3 млн. придется погашать, а денег на это нет. Убытки «приведут к банкротству предприятия» и ухудшению финансового положения нескольких белорусских банков, перед которыми у предприятия существует кредитная задолженность в $16,4 млн. Таким образом, «причиненный обвиняемыми ущерб будет несоизмерим с последствиями, вызванными расследованием уголовного дела».

Истец пояснил, что во время работы КГБ по делу Журавковой положение ГП «Белая Русь» «заметно ухудшилось». Приостановленные расчеты с рядом компаний привели к прямым убыткам госпредприятия приблизительно на 4 млрд. рублей. Из оборота отвлечены 3,7 млрд. рублей - размер уплаченных налогов за реализацию арестованных нефтепродуктов, хотя выручка за них пока не получена. Впрочем, судьба денег и госпредприятия может быть решена судом: представитель истца просил вернуть 21.937.402.655 рублей и $13604272,74 на счет «Белой Руси».

ДЕНЬГИ В БАНКЕ

«Говорить, что Журавкова получала деньги, - бездоказательно и абсурдно», - заметил ее адвокат Олег Дубовец. По его словам, экс-управделами стала своеобразной «заложницей ситуации», ведь одновременно на нарах оказались и ее родные - старший сын Виталий Пахомов и супруг Владимир Журавков. Говоря об этом странном совпадении, адвокат заметил, что «дело возбуждено, чтобы вскрыть факт коррупции в одной семье». По словам адвоката, «словом «коррупция» покрываются ошибки в деле». Незадолго до последнего слова Журавковой в отношении ее сына и мужа вынесены обвинительные приговоры по уголовным делам, подробности которых удалось выяснить корреспонденту «Белорусской газеты».

Действия Журавкова и Пахомова, которые предварительное следствие квалифицировало как преступные, датируются 2001-03гг. О странном происшествии с Владимиром Журавковым когда-то писала местная пресса. Незадолго до назначения Галины Журавковой на высокий пост газета «Искра» опубликовала заметку «Кансервы з долараў» - о нелепой истории, произошедшей с домовладельцем из Чаус, на приусадебном участке которого в сентябре 2001г. нашли клад.

Работая над заливкой фундамента, несколько рабочих неожиданно разбогатели: они откопали пакет с трехлитровой банкой, в которую были закатаны $65 тыс. Рабочие тут же рассовали пачки денег по карманам и даже потратили незначительную часть на «спиртное и продукты питания». О находке стало известно родственникам рабочих: они заставили всех троих вернуть деньги законному владельцу участка. Последним оказался коммерческий директор ЧУПП «Спутник Ж» Владимир Журавков. По крайней мере, он не только не отказался от банки и ее содержимого, но и потребовал вернуть потраченную сумму.

По факту находки местная милиция проводила вялые разбирательства, однако истории было суждено дойти до суда гораздо позже. Владимира Журавкова привлекли к уголовной ответственности только после того, как в СИЗО оказалась его высокопоставленная супруга. За следствие по этому делу взялась финансовая милиция.

Осенью минувшего года райсуд Могилева признал владельца денег виновным «в уклонении от уплаты налогов путем уклонения от подачи декларации о доходах и имуществе, повлекшем причинение ущерба в особо крупном размере».

Речь идет о 28.192 тыс. рублей - на эту сумму обвиняемому был предъявлен иск. Суд удовлетворил требование истца. Ко всему прочему, Журавков приговорен к ограничению свободы на 3 года и конфискации части имущества - дома в Чаусах, который записан на родственника экс-управделами. Суд установил, что это «формальное владение», т.к. дом «строился и благоустраивался за счет средств семьи Журавковых». Частное владение стоимостью около 90 млн. рублей подлежит конфискации в доход государства.

Когда заседание в Верховном суде по «делу Журавковой» приблизилось к завершению, приговор супругу экс-управделами вступил в законную силу.

Могилевские судьи разбирались и в доходах семьи Журавковых. Обвиняемый утверждал, что деньги не подлежат декларации: это накопления его, жены и пасынка Пахомова с 80-х гг. прошлого столетия. Якобы в те времена семья Журавкова, перебравшись в Ханты-Мансийский округ, за советские рубли скупала доллары (глава семейства работал водителем автобазы треста, супруга - директором Боярского райпотребобъединения, сын - рабочим пилорамы в тресте «Кызымтрубпроводстрой»).

Тщательно подсчитав зарплаты Журавковых и проанализировав тогдашнюю ситуацию с покупкой валюты, суд пришел к выводу, что «анализ имеющихся в материалах дела документов позволяет установить ряд неопровержимых фактов, подтверждающих предъявленное Журавкову обвинение».

ПРИГОВОР СЫНУ

Не менее драматичными выглядят подробности дела пасынка Владимира Журавкова 29-летнего Виталия Пахомова, в недавнем прошлом - гендиректора ТПЧУП «Латерита». В конце минувшего года райсуд Минска рассмотрел «дело Пахомова», признав его виновным в нарушении нескольких статей УК.

Первые эпизоды дела касаются торговли легковыми автомобилями. Якобы шесть подержанных автомашин среднего класса и два мотоцикла «Хонда» перепроданы с участием обвиняемого, получившего «доход от осуществления незаконной предпринимательской деятельности».

Прочие обстоятельства дела касаются руководства Пахомовым УП «Латерита». Некогда предприятие занималось грузоперевозками и владело модным кафе «Талака» в центре Минска.

Суд посчитал, что фирма, принадлежащая сыну экс-управделами президента, при формировании собственного автопарка приобретала грузовые автомобили через магазин конфиската по искусственно заниженным ценам. Одновременно с Пахомовым к уголовной ответственности за злоупотребление властью или служебными полномочиями привлечены руководители СТРУП «Автомобили-1», которые «знали о том, что Пахомов - сын бывшего управляющего делами президента», и потому помогали ему приобретать грузовые машины в обход других покупателей. Пахомов якобы становился владельцем многих автомобилей еще до того, как они поступали в магазин, а цена на грузовики «была занижена экспертами-оценщиками».

Как посчитало следствие, за полтора года Пахомов «в соучастии с должностными лицами УДП» приобрел «17 единиц транспортных средств», оценочная стоимость которых занижена более чем на 117 млн. рублей.

Как следует из материалов дела, весьма доходной для Пахомова оказалась и работа «Талаки». Суд доказал: около 70% денег, заплаченных посетителями, не проводилось в официальных отчетах кафе. Среди нарушений - неуплата налогов, выплата вознаграждений сотрудникам «в конверте», закупка продуктов на рынках, что нарушает инструкции.

За «незаконную предпринимательскую деятельность, сопряженную с получением дохода в особо крупном размере», «уклонение от уплаты налогов, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере», «причинение имущественного ущерба без признаков хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере», а также «подстрекательство к злоупотреблению властью или служебными полномочиями, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности», сын Журавковой приговорен к трем годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества, лишением прав заниматься предпринимательской деятельностью, а также занимать руководящие должности. Иск гособвинителя о взыскании с обвиняемого 45.859.500 рублей подлежит удовлетворению. Окончательную точку в деле должен поставить Мингорсуд: приговор пока не считается вступившим в законную силу.
Добавить комментарий
Проверочный код