Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№2 (470) 17 января 2005 г. Контекст

МИХАИЛ БЕРГЕР: «ВОТ ТАКАЯ СИМФОНИЯ»

17.01.2005
Виктор МАРТИНОВИЧ

На минувшей неделе по России прокатилась серия стихийных акций протеста, вызванных заменой натуральных льгот (бесплатные лекарства, проезд на общественном транспорте, скидки на оплату услуг ЖКХ и т.д.) денежными компенсациями. Сотни тысяч россиян обнаружили, что теперь они не имеют права бесплатного проезда в общественном транспорте, а предложенной государством и в большинстве случаев еще не дошедшей до адресатов компенсации хватает всего на 16 поездок по городу в месяц.

В Подмосковье митингующие перекрывали шоссе и воевали с ОМОНом. В регионах лишенная права на бесплатный проезд милиция в ответ на требования предъявить талончик задерживала кондукторов. Инвалидам, ветеранам войны и т.д. обещан «минимальный социальный пакет» - 450 рублей в месяц. Остальные переведены на попечение региональных бюджетов, которые устанавливают размер компенсаций в зависимости от собственных возможностей: в среднем 200-300 рублей ежемесячно. 17 регионов вообще отказались выплачивать льготникам.

Россию залихорадило: 14 января в Госдуме уже говорили об отставке правительства. Вице-спикер парламента Любовь Слиска не исключила этот сценарий и добавила: «И есть уже за что».

Обозреватель «Белоруской газеты» выяснял у главного редактора «Еженедельного журнала» (Москва), известного экономического журналиста Михаила БЕРГЕРА, зачем была затеяна монетизация, если, по утверждению Минфина, на компенсацию уходит в разы больше денег, чем на «льготы в натуральной форме», и почему монетизацию - рыночный по сути шаг - осудили все либеральные экономисты.

- Для чего все-таки была затеяна вся эта история с отменой льгот, существовавших со времен СССР?

- Цель проста и понятна: снизить нагрузку на госбюджет. В РФ более половины населения - льготники. Долго так продолжаться не могло. Тем более что большинство льгот предоставлялись варварским способом, чисто по-советски. Допустим, руководство страны принимает решение о бесплатном проезде в московском метро граждан, пострадавших от ялтинского землетрясения. Как это претворяется в жизнь? Люди просто начинают ездить в метро бесплатно - и все. Увеличивается потребление электричества, возрастает нагрузка на подвижной состав, инфраструктура изнашивается, но никто за это метрополитену не платит.

Таких льгот огромное количество. Особенно много их становится перед выборами, когда социальные гарантии раздаются направо и налево. Поэтому возникла самая простая мысль: снять нагрузку на бюджет.

Мысль вообще-то нормальная. Рыночная экономика не признает привилегий и преференций в натуральном виде. Вот в США, например, есть продовольственные талоны (food stamps). По сути - те же деньги. Единственное отличие в том, что с ними нельзя пойти в казино или сесть в такси, на них можно купить только продовольствие. Получается хорошо контролируемая и полумонетизированная адресная помощь, совершенно разумная с рыночной точки зрения.

«НУЖНО БЫЛО СОЗДАТЬ СИМФОНИЮ»

- Минфин утверждает, что на компенсации тратит «в разы больше, чем обходятся льготы в натуральной форме», что не вяжется с концепцией снижения нагрузки на бюджет. Кому верить?


- Собака зарыта в терминологии. Раньше Минфин действительно за льготы ничего не платил. Теперь какие-то деньги платить надо. Но нагрузку на бюджет никто, естественно, увеличивать не собирается: увеличение расходов не предусмотрено законом «О бюджете». Те немногие деньги, которые действительно выделены, двигаются по каким-то своим потокам, механизм их движения законодательно не прописан. Минфин может тратить сколько угодно денег на компенсации, но эти деньги застрянут по пути либо уйдут не в те русла.

Любая реформа - это прежде всего вопрос о том, кто должен подвинуться, за чей счет кому-то станет лучше. В 1991г. подвинулось государство, появилась частная собственность. При отмене таможенных льгот подвинулись импортеры. При монетизации должна подвинуться наиболее многочисленная и социально уязвимая часть населения. Насколько подвинуться? Как это все организовать? Сейчас льготные деньги распределяются неразумно. Взять, например, дотацию на жилье. Самыми крупными ее получателями у нас являются самые богатые граждане. Из-за того что дотация рассчитывается из одного квадратного метра, получается, что чем больше квартира, тем больше человек получает. При этом ясно, кто владеет большими квартирами.

Изначально было понятно, что при монетизации нужно было принять несколько сотен подзаконных актов, однако она была проведена второпях. Но пересмотр льгот - это ведь не закон о запрете митингов, который легко и сразу в трех чтениях приняла Госдума. Монетизация льгот коснулась почти всех. Чтобы толково их упорядочить, нужно было создать симфонию, расписав по нотам партию каждого инструмента. А этот закон напоминает записки человека, который только-только научился играть на гитаре. Вот такая получилась симфония…

«ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ НЕ ОБВИНИЛИ ТЕРРОРИСТОВ»

- Получается, государство решило сэкономить... Как это сообразуется с курсом на «большую Венесуэлу» - ориентацией на повышение благосостояния и социальной защищенности россиян за счет госмонополии на природные ресурсы?


- Курс на «большую Венесуэлу» - это мнение внешних наблюдателей, слабо знакомых с ситуацией в России. У России нет такой доктрины - «стать Венесуэлой», равно как нет и доктрины обогнать Португалию.

Что же касается исполнимости этой доктрины, то если под превращением России в Венесуэлу понимается госмонополия на нефтедобычу, то да, в этом смысле движение есть. Но те страны, где нефтедобыча находится в руках государства, обладают моноструктурной экономикой, с плохо развитыми остальными секторами. Доход на душу населения, если это, конечно, не малонаселенные Катар или Бахрейн, там невысок. Кроме того, в таких странах ужасная политическая система. Движение России по венесуэльскому пути ничего хорошего не сулит.

- Рыночная экономика льгот не признает. Почему же все известные российские рыночники-либералы жестко высказались против монетизации?

- Идея верна, а способ ее реализации напоминает какую-то спецоперацию по дискредитации либеральных идей. Я действительно выступаю за то, чтобы льгот было как можно меньше.

- Насчет «спецоперации» вы это серьезно?

- Думаю, что специального замысла дискредитации либерализма путем этой монетизации не было. Так получилось по факту. Наши читатели на форуме www.ej.ru высказывают следующее опасение: главное, чтобы власти не обвинили в срыве монетизации чеченских террористов.

- А что дискредитировано сильнее: либеральная идея или сами власти? Что происходит с рейтингом Путина?

- Если рейтинг Путина резко упадет, мы об этом ничего не узнаем. Пока рухнул рейтинг доверия к «Единой России». Это медицинский факт.

НЕТ - ЛЬГОТАМ МЕДСЕСТРАМИ

- Вы - за то, чтобы льгот было как можно меньше. В чем же тогда ошибка российской власти? Какую «симфонию» она должна была сыграть?


- Стоит оговориться: я - за то, чтобы ликвидировать льготы в натуральном виде. Но я - за то, чтобы вполне здоровый и молодой российский милиционер все-таки имел льготы, чтобы ему оплачивали половину его медицинской страховки. Ведь тогда этот молодой милиционер меньше будет «цыганить» денег у меня. Но это не значит, что он должен получать страховку шприцами, таблетками и медсестрами. Может, он и предпочел бы медсестрами, но так быть не должно. Он должен получать деньги и тратить их на страховку.

Что касается пенсионеров и инвалидов, то нашим чиновникам на всех уровнях проще осваивать их льготные деньги самим. Направили в регион $10 млн., две трети этой суммы губернатор поделил между своими ребятами, а на оставшуюся треть купил гнилой картошки и раздал ее домам престарелых. Это не соцзащита, а воровство.

ПОЧЕМУ ПОШЛИ ПРОТЕСТЫ

- Оправданием поднявшейся волны протестов власть избрала версию о том, что затею превратно поняли…


- Премьер Михаил Фрадков сказал, что СМИ «слишком будируют этот вопрос». Я как журналист и гражданин такой постановкой вопроса возмущен. Какое его собачье дело, сколько я свои вопросы «будирую»? Сколько хочу, столько и будирую - это мое личное дело. Что значит «не так разъяснили населению»? Если человеку не на что купить билет на троллейбус, как ему разъяснить, что это в его же интересах?

- Чем закончатся протесты? Льготы вернут?

- Да, откат неизбежен. Наша власть отличается решимостью, когда нужно кого-нибудь посадить в тюрьму или частную компанию ликвидировать. А когда дело доходит до реформ... От структурных реформ практически отказались, о реформе ЖКХ все уже забыли, в армейской реформе остановились на первой трети пути. С льготами тоже откатят.

Что касается политических последствий, то я полностью согласен с коллегами из «Газеты.Ру»: в стране массовые волнения, но ни одна партия, ни один политик реально в этом не участвуют. Ни либералы, ни левые народный бунт не подхватили. В стране не осталось ни одной политической силы, которая могла бы использовать массовое недовольство в своей борьбе за места в парламенте или в Кремле.

ВСЕ ДЕЛО В МОНОПОЛИИ

- Почему в России все благородные затеи президента и правительства непременно приводят к прямо противоположному эффекту? Дебюрократизация заканчивается еще большой бюрократизацией, выплата компенсаций за льготы - их отменой?..


- Я бы здесь не усматривал никаких заговоров. В любом обществе есть набор благородных задач: чтобы гражданам жилось лучше, чтобы меньше было бюрократов, больше было счастья, доходов и хороших товаров. Эти ориентиры провозглашает любой политик. Просто в России ничего не делается для их исполнения.

А поскольку сейчас политическая деятельность в нашей стране фактически запрещена, нет способа напомнить власти о том, что она обязана реализовать эти ориентиры. Исполняются лишь узкие интересы тех, кто примкнул к правящей партии. Но, кроме этих счастливчиков, есть еще другие россияне. Из политической монополии произрастают все остальные беды.

СПРАВКА «БГ». Михаил Бергер, главный редактор «Еженедельного журнала» (ныне распространяется только в Интернете - www.ej.ru), родился в 1953г. в Севастополе. В 1978г. окончил факультет журналистики МГУ. В 1978-86гг. работал корреспондентом газеты «Советская торговля». С 1986г. по 1997г. - корреспондент, спецкор, обозреватель, редактор отдела экономики, член редколлегии «Известий». В сентябре 1997г. назначен главным редактором газеты «Сегодня». Работал в этой должности до 2001г.
Добавить комментарий
Проверочный код