Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (467) 20 декабря 2004 г. Визави

ПРОФЕССУРА ВТОРОЙ СВЕЖЕСТИ?

20.12.2004
Елена АНКУДО, Вадим ДОВНАР

№ 50 [467] от 20.12.04 - 10 декабря президент Беларуси принял с докладом председателя Высшей аттестационной комиссии Анатолия Рубинова. На встрече обсуждалось планирование подготовки кадров высшей квалификации. Как выяснилось, в этой сфере существуют определенные диспропорции. Кроме того, неоправданно затягивается процесс написания и защиты диссертаций, что наносит определенный ущерб государству. Однако наибольший резонанс в научной среде вызвало заявление президента о необходимости совершенствования системы ученых званий. О причинах и следствиях ожидаемой реформы корреспонденты «Белорусской газеты» беседуют с директором Института парламентаризма и предпринимательства Олегом МОРОЗОВЫМ и научным сотрудником Института физико-органической химии АН РБ Евгением ДИКУСАРОМ.

Олег МОРОЗОВ: «ВРЕМЯ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К МИРОВЫМ СТАНДАРТАМ»

- С чем связано желание президента усовершенствовать систему научных званий?


- Обращение к этой теме связано с желанием в ближайшее время приблизить высшую школу Беларуси к мировым образовательным стандартам. Там иная градация научных званий, степеней. Прежде всего речь идет о бакалавриате и магистратуре. Мы привыкли к тому, что молодой человек, получивший высшее образование, в течение в лучшем случае трех лет защищает кандидатскую диссертацию. Потом, если у него остается желание, силы и есть тема для научного поиска, защищает докторскую диссертацию. Между этими периодами порой проходят десятилетия. Мы привыкли, что докторами наук становятся люди в летах.

За рубежом практика иная. Там не существует звания «кандидат наук». Молодые люди, закончившие высший колледж или университет, получают звание магистра. В 22-23 года. Если они получили системные знания, имеют склонность к научной работе, они начинают работать над докторской диссертацией. Вот почему, к нашему удивлению, в США, Канаде, Англии, Франции много 30-летних докторов наук. Различия касаются не знаний, а законодательного поля. Пришло время приблизиться к мировым стандартам.

Во-вторых, мне кажется, что государство решило достойно награждать ученых, людей, серьезно занимающихся наукой, за их труд. Ведь за рубежом доктора наук, профессора - состоятельные люди. У нас же специалисты высокого уровня в науке работают едва ли не за копейки. Вероятно, президент решил выделить из числа научных работников элиту. Солидная зарплата - мощнейший стимул, чтобы оставаться работать в стране, развивать свою научную школу, идти на педагогическую работу.

- Как долго может длиться процесс перехода к мировым стандартам?

- Сам переход может быть осуществлен в одночасье. Эта проблема на уровне ректоров уже обсуждалась три-четыре года назад. Ведущим вузам страны было настоятельно рекомендовано разработать новые образовательные стандарты. В результате пришли к тому, что бакалавриат - это 4 года, магистратура - 1-1,5 года. И тут проблем уже никаких не существует. Осталось всего лишь четко прописать все в законодательстве, пересмотреть учебные планы. За четыре года человек должен получить все необходимые знания по выбранной специальности. Статус магистра и бакалавра нуждается в конкретизации, чтобы впоследствии у людей не возникало проблем с трудоустройством. Естественно, зарплата должна соответствовать квалификации.

Другое дело, что кое-кому, вероятно, трудно перестроиться, ибо новая система связана с перетасовкой дисциплин. Вероятно, придется ими кого-то перегружать, может, где-то придется выдавливать старый контингент, перераспределять зарплаты. Поэтому есть люди, заинтересованные в замедлении этих процессов. Однако как бы то ни было, в вузах, где работает 1 тыс. преподавателей и учится 20 тыс. студентов, административные меры неизбежны. Кстати, данные реформы отнюдь не снизят уровень преподавания, качество нашей высшей школы.

- За счет чего может быть сокращено время на подготовку специалистов?

- Просмотрев учебные планы, мы без труда найдем ряд дисциплин, которые как бы возвращают студента за школьную парту. История, белорусский язык, как мне кажется, должны остаться в средней школе. Там же место эстетике и логике, основам государства и права. Получается, что первые полтора года студенты почти повторяют пройденное.

- Заявлено, что в первую очередь ученые кадры будут готовить для сферы производства, наукоемких предприятий. Значит ли это, что государство будет ограничивать возможности для гуманитариев?

- Государство вправе определять свои приоритеты, в т.ч. и в системе высшей школы. Но не более того! Возможность получить образование по любой специальности - конституционное право каждого человека. При этом государство может регулировать количество студентов, набираемых на те или иные специальности, финансируемых из бюджета. Как можно увеличить количество наиболее востребованных специалистов? Улучшить условия обучения, трудоустройства, впоследствии увеличить оплату труда. Но делать это следует очень аккуратно. Если крен в сторону подготовке армии технических специалистов будет слишком велик, мы прямо или косвенно будем тормозить технический прогресс. Ведь ориентация на гуманитарное образование в США и странах Западной Европы возникла среди прочего и по причине малой доли ручного труда в промышленности и аграрном секторе.

- Предполагается, что тот, кто хочет заниматься научными исследованиями, вынужден будет согласовывать эти вопросы на уровне главы государства. Не станет ли это причиной сокращения числа желающих писать диссертации?

- Самое главное, кто и для чего пишет эти диссертации. Неправильно говорить, что диссертаций слишком много. Если в человеке есть научно-аналитический потенциал, в стране ряд авторитетных научных школ, а в ВАКе сидят порядочные люди с современными знаниями, то количество защищаемых диссертаций не имеет значения. Другое дело, что нельзя допустить снижения уровня работ. Иначе не стоит ждать от такой научной работы ни морального удовлетворения, ни экономического эффекта. Однако это не вопросы уровня главы государства. Для этого есть разветвленная сеть Академии наук, академических институтов и т.д.

- Что даст разделение на профессоров первой и второй категории?

- Я не представляю, как это осуществимо на практике. Работа профессора - в первую очередь продуктивная педагогическая деятельность. Вопрос нужно ставить так: плох или хорош преподаватель. В этом случае мы можем оценивать работу профессора по иным, понятным и объективным критериям. Можно быть академиком, трижды лауреатом, но если ты не преподаешь, то не имеешь права называться профессором. Нельзя называть профессорами тех, кто не несет обучающимся современные, интересные знания. Делить же профессоров на категории мне кажется некорректным. Это ведь не колбаса, а люди.

- Ожидается, что звание профессора будет присваивать лично президент. Есть ли такая практика в мире?

- Действительно, иногда главы государств своим указом присваивают гражданам особые звания и раздают особые привилегии от имени государства. И это, безусловно, почетно. Но я не вижу смысла замыкать на президента присвоение должности профессора. Не потому, что не доверяю Александру Григорьевичу, а потому, что считаю эту нагрузку для него излишней. Невозможно одновременно заниматься обустройством, развитием государства и изучением деятельности отдельно взятых ученых. Это дело научного мира. И тут никакие революционные преобразования не нужны.

СПРАВКА «БГ». Олег Морозов родился в 1958г. Много лет проработал в центральной прессе. Был корреспондентом и обозревателем БТ. Возглавлял совместные предприятия. В настоящее время руководит общественной организацией «Союз инвесторов РБ» и является директором частного Института парламентаризма и предпринимательства. Профессор.

Евгений ДИКУСАР: «НАУКА - ЭТО ПРЕРОГАТИВА БОГАТЫХ СТРАН»

- С председателем Высшей аттестационной комиссии президент обсудил вопросы планирования подготовки кадров высшей квалификации. Насколько эта проблема актуальна для Беларуси?


- Ее фундамент заложили еще во времена Берии, курировавшего т.н. «шарашки», где ученые занимались работами над атомной бомбой или, скажем, химическим оружием. Путь в науку, увы, тернист и неблагодарен: надо 12 лет учиться в школе, 5 лет в университете, 3 года в аспирантуре. Когда ученый получает нужные умения и знания, он подходит к периоду старости и дряхлости. Выбор молодежи - зарабатывать деньги в коммерческих структурах, банках, местах удобного и быстрого обогащения, мне понятен. Тем более что научные кадры готовятся долго и сложно. Надо окончить аспирантуру, стать младшим научным сотрудником, защитить через несколько лет диссертацию. Пройдет еще 10-15 лет - появится возможность защитить докторскую. Все это напоминает мне средневековые цеховые системы, когда ученик приходил в закрытую корпорацию, первые три года носил пиво мастерам и подметал полы. Почти так же начинает аспирант, чей оклад в начале научной карьеры составляет около 100 тыс. рублей.

- Что заставляет молодого человека серьезно заниматься наукой, сдавать экзамены, писать работы и получать при этом такие маленькие деньги?

- Немногое. Один мой знакомый научный сотрудник женился, после чего оставил опыты и занялся устройством домофонов. Другого греет желание уехать за границу, ведь банковский клерк, который у нас получает $200-500, вряд ли в Германии или Франции устроится так же хорошо, как научный работник. Но прежде чем молодые получат хорошую работу, от них требуется выполнение процедуры, несколько напоминающей мне средневековую. Надо написать диссертацию, представить продукт комиссии экзаменаторов, организовать банкет...

- Недостаток квалифицированных специалистов наблюдается потому, что из страны часто уезжают специалисты?

- Проблема стоит иначе: естественные и гуманитарные науки во многом отличаются. В первых требуется гораздо больше затрат на приборы, реактивы, оборудование, вторые дешевле. Так во всем мире. Замечу, что труд ученых даже в благополучных странах не считается престижным, ведь выучиться на менеджера гораздо проще, чем на доктора наук. Занятия квантовой химией требуют очень высокого интеллектуального потенциала, который надо вырабатывать многие годы, а жизнь такая короткая...

Если же говорить о материальных вкладах в исследования, то заняться наукой можно на кухне или на даче. Известный белорусский академик Альберт Вейник, автор гонимой в советское время теоретической физики, разрабатывал удивительные вещи в своем дачном домике. Но проблема не всегда кроется в том, что ты хочешь осуществить химическую реакцию в трехлитровой банке, а не специальной колбе. Иногда складывается впечатление, что человечество разочаровалось в науке.

Писатель Жюль Верн говорил: наука сделает нас счастливее, решит многие проблемы. А что в действительности? Ликвидировали оспу - пришел СПИД, получили электроэнергию - некуда деваться от опасности Чернобыля и атомной бомбы. Многие понимают: наука не способна кардинально улучшить жизнь.

- Любимая тема литераторов - противостояние ученых и обывателей. Укладывается ли в эту схему тот факт, что о белорусской науке позаботился глава государства?

- Наука - производное от общества. Невозможно жить в бедной стране, нуждаться и генерировать гениальные идеи. Все упирается в финансирование. Если твоя зарплата - 250 тыс. рублей, то и уровень научных исследований будет незначительным. Но зарплата и работа - все же независимые друг от друга вещи. В нашей стране стараются выжить. Научные сотрудники вынуждены подрабатывать. Я знаю аспирантов, которые по ночам охраняют склад или работают в котельной. Но в 90-х гг. я и сам собирал пустые бутылки.

- Можно ли продолжить ваши слова: ожидать роста белорусской науки не приходится?

- Подумайте, к чему приведут возможные изменения. Нескольким профессорам поднимут зарплату? Но ведь цель науки - установление закономерностей между явлениями и их применение для жизни, а не зарплата. Так что не до закономерностей нашим ученым. Они озабочены научным статусом, для чего создаются диссертации. Это очень тяжелый труд. Объем диссертации (как правило, в нее входят уже опубликованные статьи, скомпилированные в одну работу) - 100-150 стр. А еще сопроводительные материалы! И вот в один день несколько людей собираются, чтобы заслушать доклад. Толку в этом нет. Учитывая, что твои открытия опубликованы, а следовательно, внесены в банки данных, в диссертации нет особой научной пользы. Знаменитый Циолковский был учителем, Эйнштейн работал в патентном бюро, академиками они стали позже. Заслуги этих людей не зависят от диссертаций.

- Но ведь именно после защиты диссертации у ученого начинает расти благополучие?

- Да. В месяц к должностному окладу можно получать еще от 3 до 6 МЗП, расти в должности. Но любой клерк в банке получает больше ученого. И чем больше в Беларуси появится степеней, тем больше будут отвлекаться от науки на их достижение.

- Президент высказал мнение, что поток диссертаций стоит урегулировать, а подготовку, возможно, согласовывать на уровне главы государства. Чем власть поможет аспирантам?

- Тем, что отменит наконец эти диссертации, как и классификацию. Что касается согласования, то это, как видно, идет от Ленина и Горького, которые пытались контролировать интеллигенцию. Но как это осуществить, я не понимаю.

- Что, по-вашему, не устраивает белорусскую власть в науке?

- Возможно, разница в академической и университетской науках. Вузы питаются за счет платных студентов, у них финансирование лучше, чем в Академии наук. Но даже профессора, читающие лекции, зарабатывают меньше предпринимателей. Науку надо поднимать в целом. Начните давать деньги с лаборантов и инженеров! Но получится скорее всего, как обычно: поощрения получат только несколько директоров и академиков. Наука - это прерогатива богатых стран со стабильной экономикой и устойчивой политической системой. Мы относимся к странам третьего мира, наш уровень низкий, да и он держится на энтузиастах. Несколько моих знакомых ученых занялись коммерцией. Почему коммерсанты не идут в ученые?

- Внимание президента к науке позволило некоторым наблюдателям заговорить, что из сотрудников интеллектуального труда пытаются сделать политкорректных граждан. Вы поддержите это мнение?

- Ученых не интересует политика. Я помню попытки реформирования науки вплоть до повышения зарплаты до $5 тыс. Денег никто так и не увидел. Очередной разговор о науке - популистская мера. Зачем его начали? Не могу не объяснить. Государству нужны средства, которых у него пока нет.

СПРАВКА «БГ». Евгений Дикусар родился в 1958 в Ялте. В 1980г. окончил химфак БГУ. С этого времени работает научным сотрудником в институте физико-органической химии АН РБ. Химик-органик, имеет более 100 научных статей, 5 авторских свидетельств, около 30 тезисов докладов, представил в Совет по защите диссертацию на соискание степени кандидата химических наук.

АКАДЕМИЧЕСКИЕ СТЕПЕНИ В США

1. Ассоциированная степень
(Associate degrees) присуждается за успешное окончание добакалаврской программы обучения, требующей не менее двухгодичного по дневной форме (или эквивалентного ему) обучения в образовательных учреждениях, соответствующих уровню колледжа.

2. Степень бакалавра (Bachelor’s degree) присуждается за успешное окончание бакалаврской программы обучения, требующей не менее 4-х-годичного по дневной форме (или эквивалентного ему) обучения в 4-х-годичном колледже или университете.

3. Степень магистра (Master’s degree) присуждается за успешное окончание программы, требующей 1-2 года обучения по дневной форме после получения степени бакалавра. Первый тип магистрской степени, включая степень магистра искусств (Master of Arts degree, M.A.) и магистра наук (Master of Science degree, M.S.), присуждается в области свободных искусств и наук за обучение в сфере специализации и научные исследования. Второй тип магистрской степени присуждается за окончание профессионально ориентированных программ: магистр образования (М. Ed.), магистр бизнес-администрирования (М.В.А.), магистр изящных искусств (M.F.A.), магистр музыки (М.М.), магистр социального обслуживания (M.S.W.) и магистр общественного управления (М.Р.А.). Третий тип магистрской степени присуждается в профессиональных областях за обучение, полученное сверх требуемого для первой профессиональной степени: магистр юриспруденции (L. М.) и магистр наук (Master of Science), в различных областях медицины.

4. Степень доктора (Doctor’s degree). Степень доктора философии (Ph.D.) является высшей академической степенью. Она требует мастерского владения выбранной областью знаний и самостоятельных научных исследований. Другие докторские степени присуждаются за выполнение специализированных требований в образовании (Ed.D.), музыкальном искусстве (D.M.A.), инженерии (D.Eng., D.E.S.) и т.п.
Добавить комментарий
Проверочный код