Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (467) 20 декабря 2004 г. Тема недели

КАК ВЫ «ОТКОСИЛИ» ОТ АРМИИ?

20.12.2004
Вадим ДОВНАР

№ 50 [467] от 20.12.04 - Что говорят

Вадим, экономист. Чтобы избежать почетной обязанности, я дважды лежал в больнице. Было несколько вариантов, на что «косить», но в результате выбрал болезнь почек. Многим известно, что если капнуть в анализ мочи капельку крови, то результат анализов смутит врачей. Однако так делать неразумно. Чаще всего таких хитрецов быстро вычисляют и просто отправляют с пациентом в туалет санитара. Есть способ получше. Те, кто работает с анализами, могут за умеренную плату (у меня на это ушло $150) предоставить некую жидкость, которой нужно портить анализы. При этом в отличие от использования крови получается все правдоподобно. Неудобство в том, что анализы сдавать приходится несколько раз в день и рассчитать необходимое количество жидкости очень сложно. Более того, жидкость быстро покрывается плесенью и становится непригодной к использованию. Был забавный случай, когда моя жидкость испортилась, новую привезти не успели, а мне нужно было сдавать очередной анализ. Пришлось долго убеждать медсестру, что мне утром не хочется в туалет. Впрочем, «закосить» это не помешало. В первый раз мне поставили диагноз «острый гломерулонефрит». Через два года он уже был хроническим, что избавило меня от чести носить сапоги.

Кирилл, журналист. Все очень просто, но достаточно дорого. Я учился в вузе на заочном отделении, а чтобы не пойти в армию следовало числиться на дневном. Пришлось искать полезные знакомства в деканате. Поиски закончились покупкой соответствующей справки, которая впоследствии была представлена в военкомат.

Станислав, проводник. Я пытался «закосить» на сколиоз. Нашел человека приблизительно моего возраста с проблемным позвоночником. Он пришел ко мне в больницу. Я вручил ему свой паспорт и направление на обследование. Волновался очень, это ведь наказуемое по закону действие. Однако, к моей радости, врач, принявший моего подельника, на фотографию в документе даже не взглянул. Впрочем, оказалось, что позвоночник приятеля не так уж плох для белорусской армии. Благо у меня обнаружили какие-то шумы в сердце. Благодаря им я и прохожу «школу жизни» заочно.

Александр, системный администратор. Поскольку служить мне катастрофически не хотелось, готов был на многое. Поэтому, когда мне рассказали о возможности «закосить» на энурез, согласился без колебаний. Когда положили на обследование, выяснилось: отыскался еще один такой умник. Мы быстро нашли общий язык друг с другом и с медсестрами. С таким диагнозом главное вовремя просыпаться. Поскольку всю ночь спать в разъедающей кожу жидкости не хотелось, под себя делали лишь под утро. Чтобы не проспать, просили медсестер будить нас. Уверен, наши неприятные минуты были бы компенсированы военными билетами. Однако сообщнику вздумалось вскружить голову молоденькой сестричке. В результате, когда они из-за чего-то повздорили, она о нем все рассказала главному врачу. Парня сразу выписали, и, поговаривают, потом у него были проблемы с прокуратурой. До сих пор удивляюсь, как это вместе с ним девушка не рассекретила меня.

Александр, музыкант. «Косить» я не собирался. В перспективе провести два года в армии я видел что-то декадентское, и меня это даже забавляло. Однако, явившись на медкомиссию, с удивлением узнал, что не годен. Оказалось, что причиной всему моя татуировка в виде колючей проволоки. Она тянется от плеча до самого уха. Наверное, люди в погонах решили, что это будет сильно контрастировать с белым воротничком гимнастерки. Хотя в законе «О всеобщей воинской обязанности», вероятно, на сей счет ничего не сказано.

Дмитрий, крупье. Знакомый майор предлагал мне отслужить фиктивно. За впечатляющую сумму на бумаге я служил бы в какой-нибудь воинской части, а на самом деле сидел бы дома. Я отказался. Где гарантия, что он не исчезнет с деньгами, не обеспечив мне все должным образом? Я сделал умнее: просто пошел учиться и сейчас состою на учете военной кафедры.

Сергей, слесарь. Я еще не избежал. Однако надеюсь через год, по достижении 27 лет, стать по-настоящему свободным. Дело в том, что много лет мне приходится скрываться от «цепких лап Отечества». Для меня нигде не работать, жить у приятелей на дачах и тайно встречаться с родителями предпочтительнее хождения строем, заучивания устава и присяги президенту. Конечно, жить так очень трудно, но теперь я знаю, на что способен. Эта нелегальная жизнь стала моими университетами.
Добавить комментарий
Проверочный код