Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (467) 20 декабря 2004 г. Тема недели

ПО СТОЙКЕ «СМИРНО»

20.12.2004
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

16 декабря ПП НС отклонила законопроект «Об альтернативной службе». Теперь никакой альтернативы у белорусов нет еще и в выборе способа отдать свой долг Родине. В военкоматах призывников с «убеждениями» будет ждать беседа вроде той, что воспроизведена в охлобыстинском «ДМБ»: «Мы веруем в бога нашего Говинду, а он нам в людей стрелять не велит». А в ответ: «Ну, вы, я смотрю, ребята крепкие, «хари Рама» весь день орать не каждый сдюжит, да и стричь вас уже не надо, пойдете в химвойска». Феномен нашей армии в том, что она сама содержит в себе кучу альтернатив. Тех, кто не может браться за автомат, с распростертыми объятиями встретит коллектив стройбата или дружная семья инженерных войск. Гражданин волен выбирать между АК-74, совковой лопатой и ломом. Зачем нам какая-то еще альтернатива?

В Минобороны официально комментировать тему альтернативной службы нам отказались, объяснив, что этот вопрос теперь находится скорее в компетенции Минтруда, а альтернативная служба потому и называется альтернативной, что Минобороны к ней не имеет никакого отношения. Однако высокопоставленный армейский чин, пожелавший остаться неназванным, согласился разъяснить свое личное отношение к этой теме. Наша беседа, кажется, наилучшим образом иллюстрирует понимание проблемы армией.

«У НАС ЧТО, ОБЩЕСТВО МОРМОНОВ?»

- Вот скажите, для чего нужна альтернативная служба? Какие у вас соображения?

- Наверное, для того, чтобы человек имел выбор: не хочешь за автомат браться - ухаживай за больными.

- Нет, неправильно. Если призывник не хочет за автомат браться, это уклонение от службы, преступление, предусматривающее уголовную ответственность.

По закону такой пойдет в тюрьму. Другое дело, когда за оружие взяться ему не позволяют религиозные убеждения. Но сколько таких людей у нас на сегодняшний день набирается? Отвечу: единицы. Десять человек, ну, может, двадцать. Так в чем проблема? Ну есть двадцать человек на всю страну, которые не могут брать в руки оружие. При существующей системе набора таких просто не возьмут в вооруженные силы, кому они нужны? Зачем призывать человека, из-за которого потом в войсках может быть ЧП? Теперь у нас офицеры подразделений непосредственно работают в военкомате с людьми, осуществляют отбор и по здоровью, и по морально-деловым качествам. Зачем брать людей, которым нельзя прикасаться к оружию по религиозным убеждениям? Чтобы потом издеваться над ним? Никто этого делать не будет, так что этих двадцать человек в армию просто не возьмут. Тогда зачем закон «Об альтернативной службе»? У нас что тут, общество мормонов? По моему убеждению, поднятая проблема не соответствует реалиям ситуации в Беларуси.

- А как быть с обычными отказниками, для которых религиозные убеждения - ширма для того, чтобы не служить?

- Те, кто не хочет служить безосновательно, попадут под суд, ведь они нарушают Конституцию и законы Беларуси.

- А как можно проверить их религиозные убеждения? Как докажешь, что они не мормоны? Это ведь легко изобразить...

- Да нет, это изобразить нелегко. Пока, к сожалению, в государстве действительно нет механизма определения степени годности или негодности военнослужащего по религиозным убеждениям. Я так думаю: принимать закон «Об альтернативной службе», не определив этот механизм, преждевременно. Нельзя ставить телегу впереди лошади. Иначе действительно может получиться так, что я «откошу» потому, что супер-пупер-индус какой-то. В принципе, наработки есть, признаки специалисты определить могут. Но механизм пока в республике не выработан.

- Если не брать тех, кто не может прикасаться к оружию по религиозным убеждениям, не возникнет недобора? Правда, что в армию теперь по конкурсу берут?

- Ну, конкурс - это громко сказано. Но действительно есть регионы, где призывают одного из трех, а то и одного из пяти. Конечно, в густонаселенных районах - таких, например, как Минск, проблемы с призывом будут всегда. Потому что в Минске больше частей. Вообще, там, где расположены крупные гарнизоны, всегда сложнее укомплектоваться. А в регионах действительно идут по конкурсу.

ШКОЛА ЖИЗНИ

Альтернативная служба нужна в тех странах, где армия исполняет узкоспециальную функцию - защиту Родины. Там призывников набирают только для того, чтобы научить их воинской специальности и отпустить в запас, до ближайшего осложнения международной обстановки. Если призывнику брать в руки оружие не позволяет бог Говинда, парня бросают вместе с его Говиндой выносить утки из-под тяжелобольных, потому что для защиты интересов Родины такие, с Говиндой в голове, не только бесполезны, но и вредны.

Мы эту стадию развития армии прошли еще до революции 1917г. Белорусская армия, достойная наследница советской армии, - это такой всеобъемлющий общественный институт, который оказывает на морально-нравственные устои общества больше влияния, чем даже общеобразовательная школа. После окончания СШ и ПТУ белорусский гражданин уже имеет багаж знаний и представлений о мире, но еще с большим трудом разграничивает понятия «добро» и «зло». Он еще не знает, что за стукачество можно получить сапогом «под дых», за неуважение к старшим - «фофана», а за утаивание сигарет и передач от товарищей, те могут устроить «темную».

Некоторые из белорусских граждан поступают в институты и получают там научное обоснование этических норм. Некоторые попадают в тюрьму, и их нравственное становление происходит по законам воровских понятий.

Но большинство все-таки завершают свое этическое формирование в армии, поэтому Вооруженные силы в Беларуси играют примерно ту же роль, что костел в Польше.

Когда в армию приходит белорусский гражданин и заявляет, что он с Говиндой, она не может его отторгнуть, брезгливо отдать «на гражданку», потому что он дорог ей не просто как призывник, живая сила, а как сын родной, которого нужно воспитать, наставить на путь истинный, не терпящий никаких говинд. Путем доверительных бесед, здоровых физических нагрузок, тесного общения в дружеском коллективе белорусская армия объяснит запутавшемуся призывнику, что такое хорошо, а что такое плохо, заставит самостоятельно отказаться от Говинды и принять присягу на верность обществу.

И в этом безусловное преимущество нашей, безальтернативной, военной службы над службами государств НАТО.
Добавить комментарий
Проверочный код